Ричард Броуди "Психические вирусы"

Ричард Броуди "Психические вирусы"

 

Так что же страшнее – потерять разум, или вовсе не иметь его?

Дэн Квейл, обсуждая девиз: «Страшно потерять разум».

 

Ценность книги для дела утверждения и сохранения Трезвости легче понять в сочетании с другими важнейшими открытиями новейшего времени. Это, прежде всего, открытие Г.А.Шичко – в возникновении зависимости от какого либо интоксиканта виноват не интоксикант (табачные, алкогольные или другие яды), а информационный террор, в результате которого возникает (по Шичко) «искажение сознания». Под действием «искажения сознания» человек и начинает отравляться.

Умножает силу открытия Г.А.Шичко независимое исследование Х.О.Фекъяера, изложенное в его книге «Интоксиканты – химические или магические вещества» (выложена на нашем сайте), в котором он доказывает первичность информационного террора в возникновении самоотравления человека тем или иным интоксикантом.

И теперь вот эта замечательная работа Р.Броуди, в которой он говорит: «Самое поразительное и глубокое открытие меметики заключалось в том, что наше мышление далеко не всегда состоит из наших, собственных мыслей. Часто мы не думаем – нам инфицируют мысли … Проблему усложняет тот факт, что никогда не известно заранее: является ли «программа» которой вас инфицирует психический вирус, вредоносной или полезной …».

Материал, изложенный в данной книге, в сочетании с другими – мощное подспорье в понимании главной причины возникновения феномена самоотравления человека – первичность ИНФОРМАЦИОННОГО ТЕРРОРА и того, как он «устроен». Это коренным образом облегчает дело утверждения и сохранения Трезвости.

Наступила эра информационных технологий (информационных принуждений), соответственно, человек, семья, общество в целом не могут нормально жить и свободно развиваться без соответствующей индивидуальной и коллективной защиты от тех или иных информационных воздействий. Книга Р.Броуди (наравне с открытиями Г.Шичко и работами Х.Фекъяера) важнейший вклад в дело создания такой защиты.

 

Скачать:
Ричард Броуди «Психические вирусы» (DJVU
) (DOC)

 

Ричард Броуди


"ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ"

 

ИВЦ «Маркетинг»

Москва 2002

 

 

 

 

 

 

Содержание

 

 

 

 

 

 

Б 17 Ричард Броуди. ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ. Методическое пособие для слушателей курса. «Современные психотехнологии». Москва, 2002, 192 стр.

 

УДК 615.851

ББК 53.57

Б 17

 

 

ISBN 5-7856-0254-7

© Р. Броуди, 1996

© Центр психологической культуры, 2002

















Введение

КРИЗИС РАЗУМА

«Нам нельзя ни терять голову... ни

не иметь ее вовсе.» — так Dan

Quayle преобразовал мемы,

содержащиеся в предисловии

United Negro College Fund:

«Нам нельзя портить наши умы».

 

В этой книге содержится некое позитивное послание. Поэтому прежде, чем рассказать о распространившихся в мире коварных психических вирусах, заражающих людей негативной информацией — подобно, как компьютерный вирус Микеланджело вводит в компьютеры инструкции, уничтожающие их программную базу, — я начну с хороших вестей.

Появилась новая долгожданная научная теория, связывающая биологию, психологию и науку о познании. Благодаря усилиям ученых, которые на протяжении двадцати лет — а по сути уже с 1859 года, со времен Чарльза Дарвина — старались объединить эти дисциплины, возникла наука, называемая меметикой.

В основе меметики лежит понятие эволюции; Дарвиновская теория эволюции видов путем естественного отбора перевернула всю биологию. Используя новейшие достижения теории эволюции, ученые исследуют функционирование разума, процессы обучения и воспитания человека, а также развитие культуры. Специалисты по меметике преобразуют психологию, подобно тому, как некогда Дарвин изменил биологию.

Знакомство с меметикой может помочь тем, кто старается понять себя. Я также полагаю, что польза от этой науки будет все более возрастать, особенно это касается защиты от манипулирования и использования. Если мы лучше узнаем деятельность нашего разума, то нам проще будет жить в мире, в котором нами все чаще манипулируют — хотя и очень тонко.

А теперь пришла очередь плохих вестей: в этой книге больше вопросов, чем ответов. Мы имеем в виду сами психические вирусы: меметика выявила их существование, но не дала пока четких указаний, как с ними справиться.

Психические вирусы существовали всегда, непрерывно эволюционируя и изменяясь на протяжении веков. Это некие заразные частицы нашей культуры, которые мгновенно распространяются в границах популяции, изменяя мысли и судьбы зараженных. Эти вирусы могут быть относительно нейтральными, как, например, мини-юбки или сленговые выражения, но среди них есть и такие, которые способны изменить ход человеческой жизни; я приведу здесь в пример только молодежные банды или религиозные секты типа Branch Davidian. Если мы не имеем ничего против этих культурных явлений, тогда все в порядке. Не будем однако забывать, что подобно компьютерному вирусу Микеланджело, передающему команду уничтожения данных, психические вирусы могут запрограммировать наши мысли и действия таким образом, чтобы наносить вред.

Самым поразительным и важным положением меметики является утверждение, что наши мысли — это не всегда наше собственное произведение. Мы не властны над ходом собственных мыслей! Люди вообще неохотно в этом признаются: зачастую они попросту не желают об этом думать. Возможно, в этом и кроется причина того, что научные выводы из этой области не имеют широкой известности. Как мы вскоре убедимся, не желаемые идеи тяжело приживаются.

К тому же, никто не может сказать, вредна или полезна программа, передаваемая определенным психическим вирусом. Ведь никто не вступает в религиозную секту, желая подвергнуться агитации, уехать в Gujany и совершить самоубийство. Мог ли Билл Гейтс, заразившись в Гарварде вирусом игры в покер, предположить, что забросит учебу? А может быть, в конечном итоге эта инфекция принесла ему пользу, если благодаря ей он принял решение оставить университет, основал Майкрософт и стал мультимиллиардером?

СМЕНА ПАРАДИГМЫ

Время от времени в мире науки происходит так называемая смена парадигмы. Это обуславливается изменением базового положения какой-либо сферы жизни. Однажды, к примеру, мы усомнились в том, что центром Вселенной является Земля и поверили, что Земля вращается вокруг Солнца. Позже Эйнштейн открыл взаимозависимость между временем и пространством, а также между энергией и материей. Прошло много времени, прежде чем эти изменения парадигмы принял весь научный мир и еще медленнее происходило их усвоение во всем остальном обществе.

 

Понятие психического вируса и вся меметика — это коренное изменение парадигмы в науках, занимающихся исследованием ума.

 

Понимание этой новой науки — меметики — было прежде сложным, так как требовало решительного изменения точки зрения об уме и культуре. Как бывает в случае любого изменения парадигмы, меметика совершенно не согласуется с нашими предшествующими взглядами на сущность вещей, с нашими представлениями о мире.

По сути принятие новой парадигмы должно быть простым, так как надо всего лишь отбросить старую. Не получится вписать новые знания в уже существующую модель — это невозможно. Стоит лишь захотеть отвести место в своем мышлении для четырех концепций, совершенно новых для тебя, и ты будешь вознагражден пониманием основ меметики. Надеюсь, что их осознание побудит к действию всякого, кому не безразлична судьба рода человеческого.

Главное понятие — гвоздь нашей программы — это мем. Это основная идея этой книги, которую мы рассмотрим ближе в первом разделе. Мемы это миникирпичики в составе культуры, подобно генам, обуславливающим возникновение жизни. Согласно положениям, описанным во 2-ом разделе, мемы имеют разную величину и могут соответственно образовывать большие культурные структуры — государства, языки или религии, или микроскопические, составляющие программную базу «компьютера» Твоего ума.

Другое понятие это вирус. Нам известны вирусы из области биологии и информатики. Оказывается, они существуют также в умах и культуре, то есть, в сфере меметики. Чтобы показать, на что они способны, в разделе третьем я представлю аналогию между тремя отдельными мирами и вирусами, которые в них обитают.

Третья концепция новой парадигмы — это эволюция. Этим словом пользуются очень многие люди в убеждении, что говорят об одном и том же, в то время, как каждый придает этому термину другое значение. В разделе 4 я разъясню новейшую теорию эволюции, в 5 представлю ее связи с мемами.

Четвертое понятие, необходимое для понимания природы психических вирусов, это эволюционная психология. Это новая наука, изучающая те склонности и механизмы действия ума, задача которых состояла в обеспечении выживания и размножения. Некоторые склонности приобрели форму психических чувствительных точек или триггеров, нажатие которых способствует преодолению защитных механизмов психики. Я назвал эту главу «Кризис разума», а не «Введение», так как первое определение раздражает больше чувствительных точек — быстрее привлекает внимание, что наверняка будет способствовать тому, что больше людей прочтут этот фрагмент. По этой же причине я назвал книгу «Психические вирусы», а не «Введение в меметику».

Эволюционная психология поднимает многие спорные вопросы. Она занимается между прочим изучением и объяснением типичных различий между мужчинами и женщинами, особенно в области сексуального поведения — этому вопросу посвящен шестой раздел. В седьмом разделе я объясняю взгляд эволюционной психологии на проблему человеческого выживания.

Из этих четырех основных понятийных блоков меметика создает новую парадигму продолжающегося процесса эволюции культуры. Меметика подчеркивает необходимость принятия решения по следующему допросу:

 

 

Будем ли мы пассивно эволюционировать, подчиняясь хаотическому естественному отбору, которому совершенно нет дела до нашего счастья, удовлетворения и духовности, или же сами встанем у руля эволюции и зададим ей нужное направление?

 

Меметика дает знания и силу, благодаря которым мы сможем управлять собственной эволюцией. Вопрос лишь в том, как мы используем эту власть.

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ

Психические вирусы передаются не воздушно-капельным путем, как грипп, и не половым путем, как СПИД. Они не материальны — передаются просто благодаря тому, что люди общаются между собой. В восьмом разделе я показываю, каким образом психические вирусы внедряют свои программы. Можно сказать, что существование психических вирусов — это та цена, которую мы платим за так дорогую всем свободу слова. Чем больше свобода общения в данном обществе, тем более подвержено оно заражению психическими вирусами.

Некоторые вирусы возникают спонтанно, что я описываю в разделах 9 и 10, другие же создаются целенаправленно, о чем я пишу в разделе 11. И те и другие имеют одну общую черту:

 

Психический вирус, однажды возникнув, становится независимым от своего создателя; быстро эволюционирует, стремясь заразить как можно большее количество людей.

 

Психические вирусы — это не какая-то отдаленная угроза, типа остывания Солнца или столкновения Земли с кометой. Они рядом с нами, здесь, сейчас; существовали издавна, постоянно развиваясь, заражая все более эффективно. Они завладевают нашими умами не только через телевидение, дешевую музыку и т. д., но используют также старые средства: образование, религию и даже обыкновенные разговоры с приятелями. Родители неосознанно заразили нас, когда мы были маленькими. Если у тебя есть ребенок, то ты наверняка передаешь ему каждый день новый вирус.

Ты читаешь газеты? — Ловишь психические вирусы. Слушаешь радио? — Также заражаешься вирусами. Тусуешься и болтаешь с корешами? — Хватаешь вирус за вирусом. Если жизнь складывается не так, как ты предполагал, можешь предположить, что психические вирусы к этому причастны. Тебе трудно жить вместе с близким человеком? — Психические вирусы берут контроль над частью твоего мозга и мешают тебе создавать нормальный, прочный и счастливый союз. У тебя проблемы на работе? — Психические вирусы не позволяют тебе взглянуть в будущее и гонят тебя по пути, который способствует реализации их планов, а не улучшает качество твоей жизни.

Растут новые религиозные секты — плод все более мощных психических вирусов. Секты контролируют человеческие умы и навязывают своим членам определенное поведение — от особых ритуалов до массовых самоубийств. Если ты считаешь, что сможешь этому противостоять, помни, что никто не вступает в секту, чтобы подвергнуться психическому террору. Все это — проделки коварных и злобных психических вирусов. С момента, когда создатель секты откроет ее существование, психические вирусы начинают жить собственной жизнью.

Институт средств массовой информации и прямых выборов способствует тому, что руководство многих стран становится все более податливым к вирусам ума. В наше время политик, не имеющий соответствующего имиджа, который раздражал бы много чувствительных точек избирателей, не может рассчитывать на их голоса. Он говорит: «Мы находимся в кризисной ситуации и только я могу с ней справиться», или: «Это они — причина всех этих проблем. Ясно, что любое изменение будет лучше, чем то, что мы имеем на данный момент!». Просчитанные до мелочей имиджи политиков концентрируют в себе самые искусные и злобные вирусы, атакующие современное общество.

Какие напитки ты покупаешь? Самые популярные стоят в два раза дороже, чем не рекламируемые продукты локального значения. Финансовая накрутка идет на телерекламу: рассылку зародышей психических вирусов, которые проникают еще глубже, буквально овладевая умами и подталкивая людей к соответствующим полкам в магазине. Рекламные агентства, успешно программирующие предпочтения людей, — это самые циничные и расчетливые распространители психических вирусов.

Особую тревогу в связи с неконтролируемым распространением психических вирусов вызывает положение наших детей. Атакующие их вирусы рождаются в городских тусовках и распространяются молниеносно, заражая детей и молодежь, принося им горе, одинокое материнство или войны между группировками. Многие молодые люди теряют свою систему ценностей и устремляются к чему-то призрачному и разрушительному. Как можно очистить нас самих и наших детей от этих вирусов, я расскажу в разделе двенадцатом.

 

МОЙ ПЛАН

Я должен кое в чем признаться. Эта книга служит моей цели, которая состоит в изменении человеческой жизни. Некоторые из представленных концепций можно использовать в целях самосовершенствования. Ты, возможно, не ожидал в научно-популярном издании встретить понятия, касающиеся развития личности, и все же меметика занимается изучением ума, а, значит, — и человеческой жизнью. Следовательно, овладение основами меметики может способствовать улучшению ее качества.

Во-первых, я бы не написал ни «Психические вирусы», ни мою первую книгу «Больше чем согласие», если бы сам сознательно не избавился от мемов, с которыми я вырос, и не перепрограммировал самого себя с помощью новых. Если бы это было в твоей власти, какие новые мемы ты выбрал бы для себя? Решать тебе. Я лично вообще не имел никакого понятия, о чем идет речь, пока не вник в суть дела. Сейчас я могу запрограммировать самого себя с помощью мемов, которые близки моим жизненным ценностям, отбрасывая те, которые способствуют реализации планов психических вирусов. Ты тоже сможешь сделать это, а может быть, решишься на нечто иное. Но ты не будешь иметь возможности выбора, пока не усвоишь основ меметики.

Я написал эту книгу потому, что мне нравится изменять жизнь людей. В этом собственно и состоит мой план. Я считаю, что знания, предлагаемые меметикой, очень важны, поэтому я их распространяю. Написание этой книги было для меня не простым интеллектуальным развлечением. Хотя здесь и идет речь о науке, но это все же не научный труд. Я сознательно придал ему такую форму, чтобы новая парадигма меметики все более распространялась, а именно в этом и состоит мое желание.

 

Сознательное распространение идей, которые ты считаешь важными, — это один из способов борьбы с психическими вирусами.

 

Задумывался ли ты когда-нибудь, почему современная жизнь кажется такой сложной, с каждым днем все более запутанной и полной стрессов? Одной из причин этого является постоянно меняющая свой облик армия психических вирусов, завладевающая все большей частью нашей психики, препятствующая нашему стремлению к счастью. Еще большее влияние она будет иметь на последующее поколение.

Задумывался ли ты, почему развитие техники совсем не упрощает жизнь, а напротив — усложняет ее? Так вот, каждый контакт с новым вирусом разума увеличивает стресс и дезориентацию человека.

Огромное множество людей согласны прибегнуть к любым средствам — от психотерапии до мистицизма — только бы снять с себя угнетающее бремя стресса. А ведь именно стресс, как утверждают врачи, и есть самый безжалостный убийца. Наука, выделив два типа личности — напряженный, «застрессованный» тип А и расслабленный тип В — все же не назвала причин их возникновения. Интересно, что даже у людей с типом личности В иногда обнаруживаются стрессовые проявления болезни. На многие вопросы, связанные со стрессом, ответ может дать меметика.

 

Психические вирусы постепенно начинают контролировать твое мышление, рассеивают внимание, отклоняют от важных целей, вызывая дезориентацию, стресс или далее отчаяние.

 

Они проникают в разум, изменяют твою программу действий, указывая направление, обратное тому, в котором ты хотел бы двигаться. А поскольку происходит все это на подсознательном уровне, ты замечаешь только, что уходящие годы приносят все больше стресса и мук и все меньше радости и ощущения смысла жизни. Возможно, ты чувствуешь, что тебе все труднее бывает приступать к работе и тебя меньше радуют ее результаты. Это лишь некоторые проявления заражения психическими вирусами. Полностью избежать этой инфекции можно было бы только при условии полнейшей изоляции с самого момента рождения.

Однако ты можешь избавиться от психических вирусов — а я надеюсь, что этому "в немалой степени помогут знания, почерпнутые из этой книги, — приняв во внимание, что познание новой парадигмы требует усилия.

РОЖДЕНИЕ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

Ученым всегда было сложно распространять свои открытия в обществе. В науке отдельные концепции отбираются путем скрупулезных исследований, а не на основании человеческих ощущений. По этой причине часто случается, что научные идеи на первый взгляд оказываются людям не по душе. Реакцию общественного мнения на любую революционную научную теорию, такую как представленная в 1859 году Чарльзом Дарвином концепция естественного отбора, как правило, можно разделить на несколько этапов:

1. Преуменьшение значения. Вначале новую теорию считают безобидным чудачеством, которое не представляет серьезной угрозы для общепринятого мировоззрения, или упрощенной версией какой-то уже известной теории. Сейчас, когда я пишу эти строки, меметика выходит из этой стадии. Редакторы The New York Times Magazine в номере от 22 января 1995 года, обращая внимание на растущую популярность слова «мем», хотели заметно приуменьшить его значение: «Если задуматься, что может внести понятие «мема» в парадигму культурной эволюции, то вполне вероятно окажется, что ничего нового». По мере чтения этой книги тебе станет ясно, что меметика не столько дополняет существующую парадигму культурной эволюции, сколько сама создает новую, более прозрачную парадигму.

2. Высмеивание. Если новая идея упрямо цепляется за жизнь, то снисхождение сменяется глумлением. Люди смеются над очевидным, по их мнению, фактом, что новая теория никак не связана с тем, в истинности чего они убеждены. Современники насмехались над Дарвином, не желавшим понять, что это Создатель осуществляет отбор. Эта кажущаяся невозможность передачи новой парадигмы была кошмаром для Дарвина. С подобным издевательским отношением к меметике можно часто встретиться, например, в дискуссионной группе internet — flt.memetics.

3. Критицизм. Когда новая идея становится популярной, люди со сложившимися противоположными взглядами или те, кто связывали со старой парадигмой свое доброе имя, снимают белые перчатки. До сих пор Дарвина атакуют креационисты, считающие, что его теория противоречит их Правде. Эта книга, возможно, также вызовет атаку на меметику. Но этого не стоит бояться, восприняв это, как естественный ход событий при смене парадигмы.

4. Одобрение. В конце концов новая парадигма увлекает достаточно много людей, снискав их психическое и интеллектуальное одобрение. Наконец-то те, кто действительно понимают новую идею, перестают быть одинокими, как Колумб среди приверженцев плоской Земли. Новый мир принимает новую парадигму, а общественное мнение переходит на ее сторону. Новым идеям обучают в школах, наука же готовится к принятию нового вызова.

Похоже, наш разум не приспособлен к тому, чтобы понимать свои собственные действия. Возможно, последние слова дезориентировали тебя. Тебе трудно сосредоточиться, ты чувствуешь себя усталым или злым. Возможно, это покажется абсурдным, но такого рода чувства и проявления — защитная реакция вирусов разума. А поскольку вирусы эти эволюционным путем приспособились зорко охранять захваченные отделы разума, то любая попытка избавиться от них может вызвать упомянутые реакции.

Если по ходу чтения книги у тебя возникнут подобные чувства, не путайся: они пройдут, если ты выдержишь. В награду за стойкость ты получишь ценное средство формирования собственного будущего и судеб всего человечества.

 

Раздел 1

МЕМЫ

Нет абсолютных истин, есть лишь

полуистины. Попытки трактовать

их как окончательные истины

радуют только дьявола.

А. Уайтхед

 

Слово «мем» я в первый раз услышал в кафе фирмы Майкрософт, во время одной из типичных дискуссий на приятные темы. В те времена появление за обедом нового для меня слова было редкостью. Я тогда был довольно самоуверенным, считая, что моей начитанности и трех с половиной лет, проведенных в Гарварде, достаточно, чтобы знать собственного говоря все слова, которые можно произнести за столом.

Я тогда обедал с Чарльзом Саймони и Грегом Казником, моими уважаемыми коллегами из Майкрософт. Сейчас я могу признаться, что возможность завтракать, обедать и ужинать с этими блестящими и образованными людьми и послужила моему устройству в фирму. Именно Чарльз завербовал меня для работы в Майкрософт в 1981 году, а годом позже дал мне задание написать первую версию программы Microsoft Word. (Эта работа у меня хорошо получилась. Я вижу, у Word были хорошие мемы).

Мы говорили о политике: о правительстве, которое направляет государственные фонды на сомнительные общественные цели; о безнадежных и коррумпированных политиках, которые, несмотря ни на что, по-прежнему привлекают голоса избирателей. Почему так происходит? Может, избиратели попросту глупы? (В Майкрософт был принят мем, согласно которому возможной причиной неправильного действия какой-либо вещи может быть чья-то глупость). У Чарльза, как обычно, был четкий ответ на вопрос; не прекращая уплетать овощной салат (без селедки, но зато с красным перцем), он сказал со своим венгерским акцентом:

— Хорошие мемы.

— Приятного аппетита — произнес я вежливо.

— Нет, хорошие меееемы, -— возразил Чарльз.

— Хорошие — что? — спросил я.

— Меемы, меееемы! — ответил Чарльз.

— Мемы, — как эхо повторил Kusnick.

— Ты, наверное, шутишь! — удивился Чарльз. — Ты что, никогда не слышал о мемах?

— Мемы? — повторил я непонимающе. Мой голос и уровень знаний, наверно, напоминали в тот момент корову. — Что такое мем?

— Это что-то вроде пятой симфонии Бетховена, — изрек Чарльз. Казник возразил:

— Подожди, с этим я не согласен. Мне кажется, что пятая симфония — это не мем. Возможно, она содержит хорошие мемы, но сама мИнститут средств массовой информации и прямых выборов способствует тому, что руководство многих стран становится все более податливым к вирусам ума. В наше время политик, не имеющий соответствующего имиджа, который раздражал бы много чувствительных точек избирателей, не может рассчитывать на их голоса. Он говорит: «Мы находимся в кризисной ситуации и только я могу с ней справиться», или: «Это они — причина всех этих проблем. Ясно, что любое изменение будет лучше, чем то, что мы имеем на данный момент!». Просчитанные до мелочей имиджи политиков концентрируют в себе самые искусные и злобные вирусы, атакующие современное общество.text-align: justify;емом не является.

Чарльз сдвинул брови, обдумывая это возражение. Потом раздалось его «бормотание». Это был мем (действительно ли мем?), который Чарльз усвоил еще с того времени, когда работал в Исследовательском центре Xerox в Palo Alto. Он всегда использовал это (слово), когда вслух раздумывал и не хотел, чтобы его перебивали.

— Ну хорошо, ты прав, — уступил он наконец. — Это не пятая симфония, но «та-та-та-ТАМ» — это мем.

Казник в ответ: «Нет, мне кажется, что даже «та-та-та-ТАМ» — не мем. Разве что в некотором, ограниченном смысле. Это плохой пример».

— А что может быть хорошим примером? — я аж запищал от любопытства.

— Ну что ж, — ответил Казник. — Можно допустить, что если повсюду, куда бы ты ни пошел, ты будешь напевать «та-та-та-ТАМ», то это будет хороший мем. Но Чарльз имspan style=Растут новые религиозные секты — плод все более мощных психических вирусов. Секты контролируют человеческие умы и навязывают своим членам определенное поведение — от особых ритуалов до массовых самоубийств. Если ты считаешь, что сможешь этому противостоять, помни, что никто не вступает в секту, чтобы подвергнуться психическому террору. Все это — проделки коварных и злобных психических вирусов. С момента, когда создатель секты откроет ее существование, психические вирусы начинают жить собственной жизнью.ел ввиду нечто иное. Сам факт существования миллионов копий пятой симфонии Бетховена на пластинках и компактах не делает ее хорошим мемом.

— Позволю себе не согласиться, — запротестовал Чарльз.

Казник задумался: «М-гм, то есть ты считаешь, что библиотеки существуют лишь для того, чтобы книги могли размножаться?» — Я не успел переварить этого краткого замечания, так как Казник продолжал: «Понимаешь, я считаю, что с философской точки зрения мемы должны иметь нечто общее с людьми. Например, производство вороха фотокопий какого-то документа не дает ему хороших мемов. Но если ты начнешь их раздавать, а люди будут учить их на память и декламировать, то это будет хороший мем.

Разум Чарльза с минуту преобразовывал эту мысль. Это было поистине прекрасное зрелище. — «То есть бормотание. Порядок. Хорошо сказано.»

— Спасибо.

Настала тишина. Когда я понял, что они сочли разговор оконче p style=нным, я запаниковал: я по-прежнему не знал, что такое мем. Я понял только, что он имеет нечто общее с информацией. Я решил идти дальше в этом направлении.

— То есть, мем — это информация?

Чарльз и Казник открыли рот одновременно. Казник заговорил первым: «Разрешишь? Спасибо. Мем — это то, чему подражают. Это основная единица имитации.

— То есть зевание могло бы быть мемом, — сказал я первое, что мне пришло в голову.

— М-гм, нет... Ну, да. Я сам не знаю. Ты огорошил меня. Хе, хе, хе...

— Хи, хи, хи, — захохотал Чарльз. — Ты попался на собственную удочку.

— Вовсе нет, — защищался Казник. — Просто, зевание — это поведение, а мемы, как я полагаю, это мысли.

• —Успокойся! — повысил голос Чарльз. — Ты задаешь неуместные вопросы! Кого волнует, мем ли зевание или нет! Какие мемы наиболее интересны — вот в чем вопрос.

— Вот именно, — поддакнул Казник.

— А какие же мемы интересны? — спросил я послушно.

— Это хороший вопрос, — поддержал меня Чарльз.

В поисках ответа на этот вопрос я провел два следующих года.

МЕМЫ И МЕМЕТИКА

Мем — это шифр человеческого поведения, камень из Розетты (украшения), дающий ключ к пониманию сути религии, политики, психологии и культурной эволюции. К сожалению, этот универсальный ключ открывает также своего рода ящик Пандор. Совсем скоро мы столкнемся с новыми, искусными техниками манипулирования людскими массами, с умилением вспоминая сегодняшнюю тенденциозную рекламу, выступления политиков и телевещание.

Термин мем ввел в 976 году Richard Dawkins, биолог из Оксфорда в книге «Самолюбивый ген". Определение это появилось позже во многих публикациях из области эволюционной биологии, психологии, а также науки о познании, в числе которых работы Henry Plotkin, Deuglas Ноfstadter и Daniel-a Dennett, знающихся исследованиями по подтверждению биологических, психологических и философских импликаций этой новой модели сознания и мысли.

Понятие мема эта ось настоящего изменения парадигмы наук о жизни и культуре. До сих пор мы рассматривали эволюцию культуры с точки зрения личности или общества, в новой парадигме ключевым понятием является мем.

С какой же стати нам следует взглянуть на мир с этой новой, странной, тревожной точки зрения. Да все по той же простой причине, по которой первооткрыватели новых континентов признали, что Земля круглая, а астрономы отбросили догму геоцентризма. Лучшая модель деятельности мира позволяет понять большее и достигнуть многих увлекательных вещей. Такую модель предоставляет теория мема, то есть меметика.

 

Меметика изучает деятельность мемов: их взаимодействие, репликацию (саморазмножение) и развитие.

 

В сфере психологии меметика является аналогом генетики, занимающейся — в рамках биологии - аналогичными исследованиями генов.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕМА

Так и вертится на языке вопрос: «Что же собственно говоря такое — мем?» Ответить на этот вопрос не так-то просто. Биологи бы ответили примерно так, как предложил Докинз:

Биологическое определение мема по Докинзу (Dawkins):

 

Мем есть основная единица культурной трансмиссии (передачи), т.е. имитации.

 

Согласно этой формулировке, все, что мы называем культурой, складывается из мемов, словно материя из атомов. Конкурирующие между собой мемы переходят из одного разума в другой точно так же, как гены передаются через яйцеклетки и сперматозоиды. Это действительно мемы-победители — те, которые проникли в наибольшее количество умов — в ответе за состояние современной культуры.

Биологов больше всего интересуют те мемы, которые касаются поведения. Докинз дал следующие примеры: «Мелодии, идеи, расхожие выражения, фасоны одежды, способы производства посуды или постройки куполов».

Согласно биологическому определению, в одном сезоне женщины носят длинные юбки, а уже в следующем по неизвестным причинам принимают новый мем и носят короткие юбки.

Песни, каждая из которых это мем или целое собрание мемов, соперничают между собой в хит-парадах, потом люди начинают напевать легко запоминающиеся мелодии и распространяют их мемы. Инженеры строят мосты на подпорах, пока кто-нибудь не придумает висячий мост; его мемы быстро распространяются, создавая новый стандарт в постройке мостов.

Биологическая формулировка вполне достаточна, так как позволяет редуцировать всю культуру во фрагменты, с которыми можно как-то справиться: назвать их, наблюдать их воздействие и развитие. К сожалению, она не дает четкого объяснения, почему одни мемы распространяются, а другие — нет. Поэтому оставим на время это определение и рассмотрим другие.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Если спросить у психолога, что такое мем, он наверняка даст немного иной ответ, подчеркивая скорее деятельность ума, чем элементы поведения. Психолог Henry Plotkin так определяет мем:

Психологическая формулировка мема (по Плоткипу)

 

Мем — это аналогичная гену единица культурного наследия, внутреннее представление знаний.

 

В этом определении подчеркивается аналогия с генами, химическими узорами на нитях ДНК. Если гены определяют всякие внешние черты — цвет глаз или волос, группу крови и даже то, будешь ли ты человеком или охотничьей собакой, то мемы, сидящие в голове, определяют поведение, если сравнить разум с компьютером, то мемы будут программным обеспечением (software), а гены — оборудование (hardware).

Согласно этому определению, обиталищем мемов будут не столько внешние атрибуты культуры, сколько сам ум. И действительно, ведь именно в голове каждого из нас идет борьба между мемами. Предположим, что в голове некой женщины оказались мемы: «хорошо быть знатоком моды», «модные женщины имеют успех», а также «хочу иметь успех». Таким образом следование моде и ношение коротких юбок вытекает из взаимодействия всех трех мемов в уме вышеупомянутой женщины. Если таких женщин будет больше, то это приведет к возникновению нового мема: «мини — модно» и к действительному укорочению юбок.

Мемы также причастны к изменениям в области постройки мостов. Конструкторы мостов нового типа наверняка запрограммированы с помощью следующих генов: «постройка подвесных (висячих) мостов говорит о компетентности конструктора», «хороший конструктор добивается признания в глазах своих начальников, а также «важно, чтобы шеф меня оценил». Без какого-либо из этих трех мемов постройка висячего моста данным инженером становится менее правдоподобной. Только их взаимодействие повлечет возникновение чего-то существенного, реального. Естественно, упомянутый конструктор сотрудничает с другими инженерами, рабочими, водителями и другими людьми, каждый из которых действует согласно собственным мемам.

Психологическая формулировка предполагает, что мемы для нашего поведения являются тем, чем гены — для тела, то есть, внутренним проявлением определенной информации, приносящей определенные внешние результаты. Гены — это невидимые внутренние частицы информации, обуславливающие, при участии окружающей среды, развитие зародыша и его превращение в зрелый организм. Мемы же — это скрытые, внутренние частицы знаний, которые обуславливают — также при участии среды — внутреннее поведение и возникновение произведений культуры, таких как юбки или мосты. Если я где-нибудь замечу мини-юбку, то в моем уме может возникнуть мем «мини — модно». Однако следует помнить, что этот мем находится в моем уме, а не в наряде женщины.

Если кому-то не везет в жизни, психолог-меметик мог бы определить, какие из созданных этим человеком мемов приводят к нежелательным результатам. Их обнаружение облегчило бы возможные изменения.

Эта концепция имеет много общего с практикой когнитивной терапии (cognitive therapy), основанной в 50-х годах психологами Альбертом Эллисом и Аароном Веком. Применяющие этот метод терапевты исходят из положения, что нежелательные психические состояния, такие как депрессия, проистекают из неправильного способа мышления («когниции») пациента о жизни и мире. Неадекватная модель действительности — есть источник неудач. Терапевт в ходе беседы тщательно подмечает и «исправляет» нелогичные или несоответствующие убеждения пациента, стараясь создать для него лучшую, более плодотворную модель своей жизни.

Такой подход к мемам хоть и облегчает понимание природы человеческих поступков, но все же не вполне объясняет эволюцию информации. Он концентрируется на уме, а ведь информация хранится далеко не только там. Ведь нам известны и другие ее формы: географическая, связанная с ландшафтом Земли; генетическая, хранящаяся в ДНК организмов; астрономическая, описывающая Вселенную. Каким же образом эти ее формы влияют на наше поведение и культуру?

КОГНИТИВНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Итак, перестанем заниматься собой и рассмотрим более общую формулировку мема, представленную психологом и философом Daniel Dennett:

Когнитивное определение мета (по Dennett)

 

Мем — это сложное понятие, принимающее характерный, легкий для запоминания образ. Материальные проявления мема являются средствами его распростране/h2ния.

 

Dennett это комментирует так: «Воз на колесах со спицами служит не только для перевозки зёрна или другого груза; он перевозит также саму идею колес со спицами от одного ума к другому».

Только это определение полностью представляет мир с перспективы мема. Обрати внимание на выражение «принимающий образ». Ведь тебе известно, что понятия сами по себе не принимают какой-то образ, так же как ложки не встают и не танцуют по столу. Это определение — одна из возможных научных моделей, построенных на баз?" термина «мем». Выражение «принимать образ» — это стимул, побуждающий взглянуть на явление с точки зрения мема. Наблюдая за отдельными мемами — как они распространяются, изменяются или погибают — можно заметить интересные вещи. Допустим, человек, в уме которого появится мем колес со спицами, сделает воз с такими колесами. Если кто-то его увидит, то может «заразиться» этим мемом и смонтировать такую же машину. Эта ситуация имеет право повторится бесчисленное множество раз.

Это наталкивает на мысль, в отличие от биологического определения — что мемы принадлежат к невидимому миру — программного обеспечения разума — в котором они ждут очереди материализации: принятия такой формы, которая понесет их зародыши к другим людям.

Когнитивная формулировка уполномочивает нас на роль детектива, который через лупу наблюдает определенный мем: рассматривает, как заражение влияет на поведение людей и каким образом люди способствуют распространению инфекции; сравнивает его с другими мемами, например, мем мостов на подпорках с мемом висячих мостов; старается понять, какие особенности мема обеспечивают ему овладение определенным, в сравнении с другими мемами-конкурентами, количеством умов.

Термин средство, содержащийся в определении, может быть ненадежным. Средства переноса мемов не так точно определены как в биологии, где распространению ДНК служат живые организмы. Передача мемов не всегда так проста, как напевание попавшей на слух мелодии или распространение возов на колесах со спицами.

Теперь, когда мы уже знаем, что мемы — это внутренняя программная база человека, мы можем воспользоваться достижениями психологии и узнать, каким образом мы усваиваем чужие программы: как мемы попадают в наши умы.

Определение «средство» не всегда наилучшим образом описывает поведение или объекты, посредничающие в заражении людей мемами. Вообще, присутствие мема вызывает последовательность сложных, а иногда странных событий, каждое из которых причастно к заражению мемом. Колеса машин, а также телевизионные программы передач — это исключения среди средств распространения мемов — правило более сложно.

РАБОЧЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Толковая формулировка мема должна, подобно биологической формулировке, объяснять эволюцию культуры; показывать, словно психологическая формулировка, что мемы — это внутреннее отражение информации; представлять мемы как понятия — внутренняя программная база — согласно с дефиницией когнитивной. Результатом такого соединения стало определение, которым я пользуюсь в этой книге, подобное представленному в 1982 году Докинзом в работе The Extended Phenotype:

 

Определение мема:

 

Мем - содержащаяся в уме единица информации, которая, влияя на ход определенных событий, способствует возникновению своих копий в других умах.

 

Пользуясь этим определением, мы можем ответить на вопросы, которые я задал в Microsoft Чарльзу Симони и Грегу Казнику. Будет ли считаться зевание мемом? Нет, зевание — это поведение; насколько мне известно, оно не является внутренним представлением никакой информации. Зевки, на первый взгляд, саморазмножаются, но по сути скорее вызывают в памяти испорченный передатчик: ты видишь, что кто-то зевает и, быть может, сам зеваешь. Однако зевание не влияет на ход событий, которые приводят к возникновению копий какой-либо информации. Люди зевают, подражая другим, что ничего не меняет у них внутри — не располагает никого к будущему зеванию и не взывает иных известных мне последствий.

А что до «та-та-та-ТАМ», известного мотива из пятой симфонии Бетховена, то поскольку она содержится в мозгу — моем, Чарльза или Казника — то является мемом. Я как раз заразился его копией. Если в ближайшее время ты услышишь эту музыку или разговор о пятой симфонии Бетховена, то должен будешь ассоциировать этот мотив с этим фрагментом книги. Если ты поднимешь тему и скажешь: «А вот что интересно! Я недавно читал об этом в книге «Психические вирусы». Тебе известно, что «та-та-та-ТАМ» — это мем?», то будешь разносить определенные мемы мемов, которыми я через эту книгу тебя заразил.

МЕТАМЕМЫ

В этой книге собраны размышления на тему мемов. Если ты вдумчиво прочтешь ее, то в твоем уме появятся мемы, касающиеся мемов — метамемы! Если ты захочешь написать о мемах книгу, расскажешь кому-нибудь о мемах или дашь почитать свой экземпляр «Психических вирусов» тому, кто прочитает ее и поймет, то присутствующие в твоем уме метамемы размножатся.

Метамем, на который я прошу обратить внимание, напоминает о предостережении Уайтхеда, которое содержится в эпиграфе к разделу: все, о чем я пишу — лишь полуправда. И это вовсе не самообвинение: слова Уайтхеда справедливы для любой книги. Но дело в том, что меметика есть научная модель — то есть один из способов взгляда на мир, согласно которому определенные понятия, отдельные целые .мемы — соперничают за место в чьем-то уме. Если это вредные понятия, входящие в состав заразного вируса ума, то понимание модели может показать, как бороться с инфекцией.

Я не утверждаю, что говорю «всю правду», что «именно так и есть» и не настаиваю, что это «единственная» или «правильная» точка зрения на ум.

Неврологи могли бы подтвердить, что на самом деле появление нового понятия в уме основано на сложных электрохимических преобразованиях в разных частях мозга. Они могли бы даже определить, какие именно это части и подтвердить, что их повреждение является причиной недостатка определенного мема в умах определенных пациентов. Они были бы несомненно правы, однако их высказывания имели, бы мало общего с тем, о чем мы говорим — с меметикой.

Психологи сказали бы, что люди думают и говорят об определенных понятиях под влиянием своих неудовлетворенных влечений, противоречивых инстинктов, пережитых психических травм и так далее. Эта модель тоже хороша, но опять отлична от предмета нашего обсуждения: это не меметика.

В последние годы обострилось противостояние физики и философии. Развитие квантовой физики — науки, изучающей частицы, меньшие чем атом — подтверждает, что нельзя отделить действительность от ее наблюдателя. Когда-то считалось, что материя состоит из атомов. Потом нас заинтриговала новость, что атомы сами состоят из протонов, нейтронов и электронов. Известие, что внутри атома есть много пустого пространства, вызвало у нас легкую озадаченность; мы утешали себя тем, что по крайней мере эти протоны и нейтроны — мельчайшие неделимые компоненты материи.

В конце концов и протоны, и нейтроны разбили словно маковую головку. Физики составили уравнения, описывающие поведение этих составных частиц, но вся проблема в том, что эти частицы ведут себя не так, как подобает материи. Не напоминают они также и энергию. Вдобавок ко всему, согласно известному принципу неопределенности Вернера Гейзенберга, невозможно изучить эти элементы, не изменяя их при этом. Похоже, что пока мы не пытаемся их изучить, этих частиц — в данном месте и в данное время — вообще не существует.

В результате вышеописанных рассуждений вырисовывается меметическая сущность так называемой реальности. Все определения, данные нами вещам, — это не Правда, а всего лишь мемы. Понятие атома — это мем, открытый древними греками, понятия же субатомных частиц и сложных формул их описывающих — квантовая физика — всего лишь собрание мемов более свежей даты.

Если ты принимаешь древнегреческую модель действительности, значит признаешь существование четырех стихий — земли, воздуха, огня и воды — и можешь провести долгие годы в попытках превратить свинец в золото. Ты можешь сэкономить много времени, приняв другую модель существования многих элементов, состоящих из неизменных и неделимых атомов. Следствием модели реальности, в которой допускается делимость атома, стали исследования ядерной энергии и атомная бомба. Как видишь, способ описания действительности — то есть мемы, которые ты используешь для описания вещей — имеет практическое непреувеличенное значение.

Именно по этой причине мемы, описанные здесь, так важны. И хотя без этих всех меметических идей можно прекрасно обойтись — не пропали же греки без знаний об элементах, все же знание их дало нам все, что у нас есть: от стали до компьютерных процессоров. Знание меметики открывает перед нами широчайшие возможности для понимания многих неразрешимых, как нам кажется, проблем: как предотвратить голод, нарушение прав человека, дать каждому ребенку возможность учиться и стремиться к счастью.

Социальные язвы, которые так упрямо преследуют человеческую культуру, вовсе не собираются исчезать — наоборот, вопреки нашему желанию, продолжают распространяться по всему миру. Меметика видит причину этих проблем в психических вирусах, дав нам, быть может впервые в истории, мощное оружие против них.

«ХОРОШИЕ МЕМЫ» И ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ

Когда Чарльз Саймони метко сказал «хорошие мемы» — раскрыв тем самым причину успеха бездарных политиков среди избирателей, он вовсе не считал бездарность чем-то хорошим. Он просто имел в виду, что в людских умах присутствуют мемы, отвечающие за то, что человек отдает свой голос за того, а не иного кандидата, и что эти мемы по какой-то причине хорошо распространяются.

 

Когда я использую определение хороший или эффективный мем; то имею в виду понятие или убеждение, которое часто нельзя назвать «хорошим», но которое с легкостью распространяется в популяции.

 

Некоторые мемы переходят непосредственно из ума в ум. Если в театре крикнуть «Пожар!», то связанный с этим предостережением мем будет молниеносно распространяться от одного ума к другому. Другие мемы распространяются опосредованно. Женщина, которую в свое время мать держала в ежовых рукавицах, жаждет защитить дочь от негативного опыта и, позволяя ей все, использует противоположный мем. Дочь, помня свой негативный опыт, связанный с недостатком дисциплины, принимает бабушкин стиль воспитания. Таким образом, мем ежовых рукавиц передается опосредованно, косвенно. Однако, вероятнее всего, мем «я хочу быть не такой, как моя мать» передается прямо.

Хотя мемы, как видно, способны распространяться прямыми путями, зачастую все же они множатся в результате запутанной, почти случайной цепочки причин и следствий. В этом хаосе иногда просматривается стабильная причинно-следственная связь: рождается нечто, что заражает людей мемами, вызывающими у них такие поступки, в результате которых это нечто повторяется и распространяется. Это нечто есть вирус ума.

В гитлеровской Германии национал-социалистские взгляды быстро приобрели популярность. Это случилось потому, что был освобожден психический вирус, который эффективно заражал людей нацистскими мемами — а не потому, что это были «хорошие концепции». Нацизм был выродившимся вирусом ума, классическим примером эпидемической болезни мысли, ведущей зараженных ее мемами людей к зверствам, от которых кровь стынет в жилах.

 

Психический вирус это элемент внешнего мира, заражающий людей такими мемами, которые вызывают в их поведении изменения, приводящие к усилению и распространению вируса

 

Я знаю, что это пока довольно общие слова; обещаю подробно остановиться на том, какие мемы и вирусы хорошо распространяются. Пока только замечу, что мемы, которые эффективно расходятся, не обязательно приводят к улучшению жизни, а часто приносят вред. Мемы, распространяемые психическими вирусами также разнятся между собой; их деятельность, направленная на укрепление самих себя может быть не только мелкой неприятностью, но и настоящей катастрофой.

Подобно другим наукам, меметика представляет собой собрание мемов, призванных сделать доступным и подвергнуть контролю определенный аспект мира. Я никого не хочу убеждать в том, что «меметика описывает действительное функционирование мира» или что «меметика раскрывает настоящую сущность человеческого ума». Я не говорю об Истине, а только об определенных моделях, которые образуют любую науку и любой мем. Если ты поверишь, что мемы это Истина, то утратишь возможность поиска и выбора мемов, которыми ты запрограммирован — станешь более подвержен заражению психическими вирусами.

 

Самое интересное в мемах —не то, настоящие они или фальшивые, а то, что имеp style=/strong Определение мема:нно из них состоит ум.

 

Меметика предоставляет возможность понимания очень интересного аспекта мира в чем причина того, что мы думаем и поступаем именно так, а не иначе. Цель этой книги состоит в том, чтобы одарить тебя — заразить — собранием мемов называемых меметикой. Полученные знания ты можешь применить разными способами: от повышения своего интеллекта до, возможно, открытия нового Золотого Века человечества. Для начала рассмотрим, каким образом мемы влияют на твою психику и поведение.

 

Раздел 2

РАЗУМ И ПОВЕДЕНИЕ

Все, что создает человек — любая книга, музыкальное произведение, постройка или что-либо другое — всегда есть его видением. Самуэль Батлер.

Мемы распространяются, влияя на умы людей, а тем самым на их поведение — передаваясь от одного ума к другому. Появления в твоем уме какого-либо мема может быть достаточно для изменения твоего поведения.

Работая над этой книгой, я принял как основу, что поведение человека целиком зависит от влияния врожденных установок, заложенных в ДНК, а также от постепенно приобретаемого программного обеспечения — генов и мемов. Некоторые считают, что есть еще третий стимул: душа, духовность — частичка, кричащая «я! я! я!», домогающаяся признания, что человек — это нечто большее, чем машина. Одни считают, что это «я» есть Божья искра, другие предпочитают видеть в нем биологический признак, напоминающий большой палец, противопоставленный остальным пальцам или же высокий уровень интеллекта, то есть комбинация генов и мемов. К счастью, нам нет необходимости здесь разрешать эту философскую дилемму, так как каждая из представленных точек зрения помогает понять меметику и эту книгу.

ИНСТИНКТЫ И ПРОГРАММЫ

Как истинные дети природы мы имеем врожденные потребности, которые обеспечивают нам выживание и размножение. К ним можно отнести половой инстинкт, необходимость дыхания, питания или сна. Ученым известны многие термины для определения этих потребностей. Позволю себе определить их все общим названием — инстинкты.

 

Инстинкты, которые обеспечивали нам выживание с самых давних времен, не учитывают условий, в которых мы живем сейчас.

 

Когда мы подчиняемся доисторическим инстинктам, то уподобляемся зайцам, которые, ослепленные фарами движущегося автомобиля, рефлекторно «встают столбиком». К счастью, в отличие от зайцев мы способны сознательно покорить инстинкты и направить их в сторону счастья. Когда ты узнаешь парочку неприятных вещей о собственной неприспособленности к современности, не демонизируй свои инстинкты и склонности. Помни, что познание их природы позволит тебе их победить — если ты, конечно же, этого захочешь.

Наука, занимающаяся изучением эволюции инстинктов, — это эволюционная психология; я посвятил вопросам из этой области разделы шестой и седьмой. Человеческие инстинкты играют первоочередную роль в эволюции мемов. Так происходит потому, что мемы, которые «ссылаются» на инстинкты, легче размножаются и распространяются.

Действия, не основанные на инстинктах, обусловлены программами. Каждый из нас был запрограммирован какими-то мемами. Если, предположим, ты поступил в ВУЗ, то, наверное, хотел получить образование, то есть, стремился запрограммировать себя собранием мемов, которое обеспечило бы тебе успех в жизни. Годы, проведенные за книгами, вознаградили тебя такими мыслями и способами поведения, какими ты не смог бы похвастаться, подчиняйся ты только инстинктам.

Большинство программирующих нас мемов не спрашивают согласия на вхождение в наш ум; попросту они заражают и управляют нашей жизнью. Вот некоторые из этих программ:

— воспитание в религиозном или атеистическом духе;

— навязанные родителями шаблоны функционирования в контактах с другими;

— просматриваемые телепрограммы и реклама.

В восьмом разделе я показываю, каким образом мы усваиваем новые мемы — как программы, особенно нежелательные, попадают в умы.te1xt-align: justify; Прежде, чем мы к этому перейдем, рассмотрим, что такое программы — мемы.

Как можно разделить мемы? Я выделил 3 группы. Первая это категории, то есть, своего рода ножнички для раскроя реальности. Вторая группа это стратегии — убеждения, касающиеся зависимости последствий от причин. Последняя группа — ассоциации, выражающие наше отношение к разным элементам реальности. У каждой группы мемов имеется свой стиль действий. В разделе п/ptext-indent: 35px;ятом, где я объясняю происхождение мемов, я объясню, почему я поделил их именно так, а не иначе. Предполагаемая классификация — это только упрощение и не претендует на звание «единственно правильной».

МЕМЫ-КАТЕГОРИИ

В мире множество самых разнообразных вещей. Все, что мы говорим об этих вещах, это только понятие — собрание мемов — созданное людьми. Понятия состоят из мемов. Например, Соединенные Штаты представляют собой то, что есть, так как мы придумали себе пятьдесят мемов, с их помощью присваивая себе эту территорию. Того, что мы называем Алабамой, на самом деле вообще нет; мы говорим, что этот штат существует, потому что были запрограммированы его мемом. Если бы не мем, то это была бы для нас обычная земля.

Вся планета тоже только выдуманная людьми категория — мем, который помогает определить границы нашего пространства во Вселенной, а в результате — выделение его среди всего остального. В то же время Вселенной совсем нет дела до наших категорий. Ты можешь запротестовать, но ведь границы действительно существуют! В конце концов земля соприкасается в определенном месте с воздухом, а атмосфера переходит в космическое пространство». Ты так считаешь? Земля, атмосфера, пространство — это только мемы. Если ты считаешь, что земля это и есть земля, а не созданный для удобства мем, значит, ты в этой p style=земле уже погребен. Когда ты поймешь, что это мем, а не Правда, то откроешь путь другим мемам, описывающим то же самое: химическим элементам, кристаллам, субатомным частицам. Помни, что земля под электронным микроскопом имеет много пустот.

text-align: justify;

А что ты скажешь на то, что ты сам являешься всего лишь созданной для удобства категорией — мемом, упрощающим описание тех частей Вселенной, которые чувствуют боль, если их ударить молотком. Для Вселенной не существует разницы между тобой и другими людьми, жирафами, солнечными системами или галактиками. Все это — придуманные людьми категории — мемы.

И еще: все, что я сейчас сказал — о различиях между объективной реальностью и понятиями — это еще одно понятие, мем. Я сделал это уточнение, чтобы облегчить себе объяснение основ меметики.

 

Категории — это мемы, с помощью которых мы режем мир на куски, классифицируя и называя вещи.

 

Создавая какую-либо категорию, мы обретаем доступ к одним вещам, но одновременно упускаем из поля зрения другие. Мы обязаны распознать программирующие нас мемы-категории и уяснить себе, что все применяемые различия не реальны, а созданы человеком.

Как я уже упоминал, категории относятся к мемам, создающим программы. Человек, который присвоил себе мемы французского языка (запрограммированный с их помощью), будет вести себя во Франции иначе, нежели тот, кто не знает языка, потому что он увидит смысл в том, что другим покажется бессмысленным лепетом.

Человек, которому привили категории Кока-Колы, будет склонен покупать именно этот вид напитка. Его ум сразу заметит знакомый вид красной баночки с белой надписью; лоток с другим напитком останется незамеченным, так как покупатель не располагает соответствующей этому продукту категорией.

Производителям Кока-Колы об этом хорошо известно. Именно поэтому знак их фирмы от года к году становится все больше; сейчас всю переднюю поверхность двухметровой машины с Кока-Колой занимает огромный бросающийся в глаза красно-белый товарный знак.

Навязывание тебе конкретных категорий находится в сфере интересов специалистов по рекламе, политиков и всех, кто жаждет твоих денег или поддержки. Они хорошо знают, какими категориями ты смотришь на мир и искусно применяют свои знания. Что бы ты выбрал на завтрак: кусочек шоколадного тортика или «шоколадную булочку»? Благодаря слову «булочка» круглые пышные шоколадные пирожные напоминают категории, определяющие твое утреннее меню — и поэтому лучше продаются. В баре, где я питаюсь, в последнее время начали продавать сладкие блинчики! Конечно, на завтрак не едят сладостей, но блинчики — это другое дело...

МЕМЫ-СТРАТЕГИИ

Следующая группа мемов — это стратегии — изменчивые правила поведения, подсказывающие, что делать в данной ситуации, чтобы добиться желаемого результата. Если ты водитель, то наверняка различаешь не только мемы-категории: светофоры, регулирующие движение, ограничения скорости, линии на проезжей части и т.д.; но также мемы-стратегии, предопределяющие твое поведение на дороге:

— Если ты хочешь свернуть вправо на красный свет, то останавливаешься и потом поворачиваешь.

— Когда подъезжаешь к знаку «Стоп», то останавливаешься и уступаешь место всем автомобилям.

— На кольце ты едешь в направлении против часовой стрелки.

— Когда видишь полицейского — останавливаешься.

Благодаря всем этим мемам-стратегиям ты благополучно пepeдвигаешься, приезжаешь туда, куда запланировал и избегаешь штрафов, Заметь, эти мемы срабатывают неосознанно. Часто можно увидеть автомобили, движущиеся с правильной скоростью, которые притормаживают, проезжая возле автомобиля с радиоустановкой. Особые трудности возникают при преодолении кольца у некоторых иностранных туристов, привыкших к движению по другой стороне дороги и вынужденных сознательно преодолевать заученные стратегии езды. Представь себе четыре автомобиля, одновременно подъезжающие к перекрестку, на котором с каждой стороны стоит знак «стоп!», и ты увидишь, к каким неожиданностям приводит резкая внезапная отмена мемов-стратегий.

Мемы-стратегии действуют четко при условии, что определенное поведение приведет к определенному результату. Поскольку будущее невозможно предвидеть, то мемы-стратегии реальны только приблизительно.

 

Стратегии — это убеждения, касающиеся следствий и причин. Они программируют нас так, чтобы мы подсознательно верили, что определенное поведение должно дать определенный результат. Одним из последствий такого поведения может быть серия событий, причастных к перенесению данного мема-стратегии на другие умы.

 

Мир изменяется, а мы преображаемся вместе с ним и созреваем. Одновременно реформируются связи между причинами и следствиями. Например, большинство стратегий, касающихся общения с другими, мы познаем рано, до пятого года жизни. В зрелом возрасте эти стратегии в большинстве уже не так эффективны.

Посмотрите на ребенка двух лет, запрограммированного мемом-стратегией дуться. Возможно, ребенок подсмотрел это поведение у своего ровесника, а может, научился методом проб и ошибок, когда его подавленное настроение притягивает внимание близких и активизирует их любовь. Так или иначе, мем этот стал частью программной базы нашего героя, готовый к применению в соответственной ситуации. Мама говорит по телефону? Мальчик будет обижен до тех пор, пока мама не прервет разговор и не обратит внимание на сыночка. Есть матери, которые реагируют на взрывы злости заискиванием или улыбкой — их дети программируются приспособленным к этой ситуации мемом-стратегией. Поведение родителей существенно влияет на программное обеспечение, с которым их дети входят в жизнь.

Тридцать лет спустя мальчик становится уже взрослым мужчиной. Оказывается, что у него проблемы — он чувствует, что его недооценивают на работе. Его программа все еще содержит усвоенный в возрасте двух лет мем-стратегию. Проблема в том, что в новых обстоятельствах привычка дуться не приносит таких удовлетворительных результатов, как в детстве, а мужчина даже не отдает себе отчет в своих поступках. У взрослых в распоряжении богатый выбор более мощных форм воздействия на других, у которых отнимают право голоса неактуальные мемы стратегии. В результате предприятия в нашей стране полны взрослых, которые дуются, орут, льстят друг другу или улыбаются в бессмысленном и безрезультатном усилии удовлетворить какую-то потребность.

 

Часто мы вообще не подозреваем ни о существовании программирующих нас мемов-стратегий, ни о факте, что большинство из них неэффективны. Осознание их природы позволяет принять решение относительно того, какие стратегии нам следует развивать.

МЕМЫ-АССОЦИАЦИИ

Мемы третьей группы — ассоциации — осуществляют связь между разными мемами, существующими в уме. Например, запах креозота — я знаю, что это креозот, потому что у меня есть к нему мем-категория — он ассоциируется у меня с бостонским побережьем, куда отец меня брал, когда я был маленьким. Я люблю этот запах: он напоминает мне счастливые годы. Если бы специалисты по рекламе знали об этом, а другим людям этот запах нравился также, как и мне, то ассоциацию эту использовали бы и вскоре мы бы уже имели пахнущие креозотом рекламы центров отдыха.

Другими словами — у меня особе отношение к креозоту, также как к работе, людям, телевидению, мемам и всему другому. Любая позиция, занимаемая в такого рода делах есть мем, ассоциирующий другие мемы между собой — присутствие одного из них влияет на появление другого.

Люди рекламы не ждут, пока ты создашь новые ассоциации. Они опережают тебя, программируя с помощью телевидения собственными ассоциациями:

— Бейсбол, хот-доги, шевроле.

— Сексапильные парни и Кола без сахара.

— Сексапильные женщины и пиво.

— Сексапильные женщины и компьютеры, автомобили, садовый инвентарь...

Присутствие мемов ассоциаций в программной базе влияет на твое поведение, именно так было в классическом эксперименте, который Павлов провел на своей собаке: ученый звонил всякий раз, когда пес должен был получать еду. Вскоре пес начал ассоциировать звук со временем кормежки, а к концу эксперимента уже начинал облизываться и «глотать слюнки» от одного звонка. Специалисты по рекламе хотят, чтобы и ты облизывался, в прямом или переносном значении, при виде их товаров.

Можно поспорить, все ли подобного рода ассоциации — а даже в этом случае, все стратегии — это мемы. А нельзя ли объяснить все в рамках хорошо известного бихевиорального программирования? Зачем нам какие-то замысловатые новые теории типа меметики? Ну что ж, мир очень сложен. Если какая-нибудь запрограммированная ассоциация изменяет твое поведение, то нелишне было бы предположить, что этот элемент программы - это мем, и проанализировать не приводит ли новое поведение к размножению этой ассоциации другими людьми. Если, например, во время просмотра по телевизору бейсбольного матча ты спросишь кого-нибудь, знает ли он, что звезда твоей команды ездит на шевроле, то тем самым передашь этот мем ассоциацию другому человеку.

 

Ассоциации связывают мемы между собой. Усвоение мема ассоциации создает .механизм, при котором появление одного объекта .мгновенно высвобождает соответствующую мысль или чувство. Если вновь возникший мем вызывает изменения в поведении, то может быть сообщен другому разуму.

 

Тонкое воздействие мемов ассоциации иногда используется. Секты передают своим членам мемы, ассоциирующие полученные знания с приятными переживаниями. Такого рода действия быстро закрепляют у людей убеждение, что связь с сектой — это источник радости в их жизни, или в жизни вообщtext-align: justify;е — за что они должны всегда себя чувствовать в неоплатном долгу. В восьмом разделе мы увидим, что запрограммированными являются не только члены сект; это может быть каждый из нас по отношению к фирме, капитализму, демократии, семье, религии или супругу.

ВЛИЯНИЕ ПРОГРАММ

Идею нельзя считать собственностью, что может подтвердить любой специалист по авторским правам. Право собственности может распространяться лишь на проявления идеи, например, творческие: приобретаешь право на картину, рассказ, стихотворение или симфонию основанные на любой идее, но ты ни в коей мере не являешься владельцем самой идеи. По правде говоря, мы часто имеем дело с обратной ситуацией: случается, что люди становятся собственностью какой-то идеи. А идеи состоят из мемов.

 

Мемы-— это движущая сила Твоей жизни, и это верно даже в большей степени, чем ты думаешь.

 

Каким образом можно стать собственностью мема?

Самую прямую дорогу к этому указывают нам законы и обычаи нашего общества. Например, сто лет назад социальные роли мужчины и женщины определялись мемами, которые сейчас сочли бы странными, обидными, а, возможно, просто смешными: место женщины — дома, женщина — лучший друг человека, женщина должна сидеть тихо и т.д. Эти мемы ограничивали возможности как женщин, так и мужчин.

Ситуация изменилась только когда горстка энтузиастов решила откреститься от старых мемов и начала замещать их новыми: равноправие; женщина может быть тем, кем хочет; женщина может обойтись без мужчины и т.д. Давние шовинистские мемы до тех пор ограничивали жизненные возможности женщин, пока преобладали в умах большинства людей.

Примером того, каким образом мемы могут нами управлять, могут быть действующие законы. Некоторые положения закона, кажется, не подлежат дискуссии, например, касающиеся убийств. Другие же, пусть достаточно произвольные, но все-таки оказывают ощутимое воздействие на человеческую жизнь. В бывшем Советском Союзе законом запрещалось высказываться против власти, а также вести рыночное хозяйство, а вот в Соединенных Штатах люди попадают в тюрьму за курение марихуаны и нелегальную продажу ценных бумаг, нарушающую принципы свободного рынка.

Цена, которую мы платим за цивилизацию, — это компромисс. Если бы все мы имели разногласия по поводу миллионов более или менее важных идей, наше общество быстро рассыпалось бы в прах.

 

Представь, какой была бы наша жизнь, если бы не всеобщее согласие по поводу мемов, касающихся законов собственности, подписания соглашений, значения сигнальных огней или принципов депонирования денег или реализации чеков.

 

Подумай, какое колоссальное значение имеет категория денег! Что произошло бы, если бы в один прекрасный день мы изменили мнение о значении и ценности денег? Что бы мы сделали с грязными зелеными бумажками? Перед такой дилеммой гиперинфляция поставила жителей стран Восточной Европы после II мировой войны.

Невозможно перечислить все общепринятые мемы, оказывающие большое влияние на человеческую жизнь, пусть даже не всегда они вызывают такую бурю эмоций, как вышеупомянутая борьба полов. Хотя в подавляющем большинстве своем они были созданы человеком, только немногие из них являются настоящими произведениями разума типа Конституции Соединенных Штатов. Большинство мемов, таких как старые представления о роли пола, формировались произвольно, никем не подвергаемые сомнению. Конечно, оспаривание социальных норм — явление не новое. Еще древние видели бессмысленность жизни в сетке произвольных социальных норм, но осуществить изменения вовсе не так просто.

Мемы, сплачивающие общество, можно изменить, но способ их передачи психическими вирусами осложняет решение этого вопроса.

Помочь или воспрепятствовать распространению мемов можно только когда мы поймем основы меметики.

ДАВЛЕНИЕ СРЕДЫ

Все мы — невольники мемов разного порядка. Люди, контактирующие с другими, подвержены давлению окружения: прессингу, склоняющему думать и поступать так, как все. Именно в нем причина того, что дети начинают курить, принимать наркотики и вступать в банды; взрослые также оказываются под влиянием этого давления.

Иногда алкоголики, борющиеся с зависимостью, решаются порвать с пьющими друзьями, чтобы избежать прессинга окружения; в то же время они вступают в общество Анонимных Алкоголиков и сознательно подвергают себя более конструктивному натиску. В фирмах, типа Майкрософт, где я проработал много лет, действовали правила, постоянно подкрепляющие определенные мемы. Среди элементов внутренней культуры Майкрософт были: элитарность, заинтересованность, нетерпимость к безалаберности и тяжелая работа.

Новая культура, в которой мы подвергаемся воздействию новых, сильных мемов, подобна быстрому течению: мы можем либо изменить свои взгляды, подчиняясь давлению окружения и принимая новые мемы, либо бороться с течением и смириться с неприятной ролью белой вороны и чудака, в утешение себе называя так других.

Другие этические системы в иных субкультурах действуют подобным образом. От приятелей, работающих в государственных учреждениях, я узнал о культуре, противоположной той, которая мне была известна по Майкрософт. Ее характеризовали безразличие, безалаберность («достаточно хорошо для государственной работы»), работа «от» и «до», посредственность, характеризуемая словами: «трудно взлететь выше планки, когда мешают ноги и костыль». И тут есть выбор: либо ты усвоишь эти мемы, либо будешь вынужден бороться с прессингом окружения.

ТВОЯ СОБСТВЕННАЯ ПРОГРАММНАЯ БАЗА

Существенное влияние на разные аспекты жизни оказывают не только культурные факторы, но также собственные мемы, элементы Твоей программы. Именно поэтому следует серьезно относиться к вирусам ума, поскольку это они заразили Тебя мемами — идеями, установками и убеждениями, которые ведут Тебя туда, куда ты вовсе не хочешь попасть.

 

Программирующие Тебя мемы влияют на Твое будущее. Один из методов воздействия — это самореализующееся пророчество.

 

Если ты веришь, что что-то произойдет, это вообще становится более вероятным, чем если бы ты в это не верил. Ребенок, которому постоянно повторяли, что он может добиться всего, чего захочет, оказывается запрограммированным на успех (во всяком случае с точки зрения родителей), тогда как сирота из трущоб, не видевший ничего кроме поражений и отчаяния, программируется на поражение. Психические вирусы часто заражают людей взглядами-мемами, которые саботируют все начинания человека, не позволяя ему полностью использовать жизненные возможности.

Благодаря самореализующимся предсказаниям, гадалкам и авторам гороскопов всегда обеспечен кусок хлеба с маслом. Я знаю одного такого. Максвелл — «непревзойденный» ясновидящий, работает в маленьком ресторанчике в Сиэтле. Я говорю «непревзойденный», так как видел его два раза в действии. Когда он раскладывал моим коллегам карты Таро, то всегда предсказывал, что они будут здоровы, богаты и счастливы — при условии, что воспользуются шансом и неотложно приступят к реализации своих намерений.

Поскольку я немного знаком с иллюзионизмом, мне нетрудно было заметить, что Максвел раскладывает карты таким образом, чтобы соответствующая тройка появилась в нужном месте — клиенты же всегда были убеждены, что сами выбрали карты. Благодаря этой штучке у Максвела была постоянная клиентура и она все время пополнялась. Надеюсь, он по-прежнему гадает многим людям, поскольку его самореализующиеся предсказания по большей части внушали им образ полноценной и богатой жизни.

Мемы-категории не только управляют будущим, но также образуют так называемый фильтр восприятия, просеивающий переживания. Мы способны усвоить лишь часть той информации, которая ежесекундно атакует умы. Какую информацию мы принимаем, а какую игнорируем? За это отвечает наш подсознательный разум, основываясь на категориях, которыми мы запрограммированы.

 

Программирующие нас мемы-категории отвечают за то, какую информацию мы принимаем, искажая таким образом твое представление о реальности.

 

Только немногие люди знакомы не понаслышке с тренингом поиска важной для себя информации — этот сложный и длительный процесс я описываю в двенадцатом разделе — большинство же остальных обречены на волю случая и влияние психических вирусов.

Можно привести множество примеров действия фильтра восприятия. Помнишь, как ты купил новый автомобиль? Не казалось ли тебе, что дороги буквально кишат от машин такой же марки? Это потому, что ты приобрел новый мем-категорию. Если друг отметит, какая у тебя машинка и начнет ее повсюду замечать, это будет знаком, что Твой мем-категория завладел очередным разумом.

У меня есть приятель, который очень любил слушать канон До-мажор Пачелбела, пока я не указал ему на сходство мелодии с песней, рекламирующей гамбургеры Баргер Кинга. Теперь, слушая свое произведение, он слышит слова песенки: «Возьми огурчик, возьми салатик...». Он не может избавиться от этой ассоциации, в конце концов ему разонравилась мелодия, а меня он искренне возненавидел.

Реклама также воздействует на фильтр восприятия — ты обращаешь внимание на расхваливаемые продукты или же связываешь их с приятными ощущениями. Политики своими слоганами и красивыми фразами хотят навязать тебе мемы, под влиянием которВ мире множество самых разнообразных вещей. Все, что мы говорим об этих вещах, это только понятие — собрание мемов — созданное людьми. Понятия состоят из мемов. Например, Соединенные Штаты представляют собой то, что есть, так как мы придумали себе пятьдесят мемов, с их помощью присваивая себе эту территорию. Того, что мы называем Алабамой, на самом деле вообще нет; мы говорим, что этот штат существует, потому что были запрограммированы его мемом. Если бы не мем, то это была быp style= для нас обычная земля.ых ты будешь за них голосовать.

 

Великое множество мемов, переносимых психическими вирусами, борются за Тебя; стремятся к тому, чтобы ты их заметил и уделил им больше внимания. Им нет дела до твоей судьбы, они вызывают путаницу в голове и затрудняют самореализацию.

 

Значительное влияние на Твою жизнь оказывает оценка собственного прошлого. В Америке в последнее время стало модным приклеивать людям, пережившим когда-то жестокость, несправедливость или равнодушие, ярлык «жертв прошлого». Хотя в самом этом определении нет ничего плохого, все же люди, которые сами себя считают такими жертвами, не способны справиться с эмоциями и чувством бессилия.

Позитивному подходу можно научиться — например, в хорошем курсе типа «Возьми судьбу в свои руки» — признать свою ответственность за все прошлые события, даже несправедливые и унизительные. Такое изменение подхода — меметической программы — часто требует времени и ненадолго ухудшает самочувствие, но в конце концов помогает сбросить гнет прошлого и сделать шаг вперед.

ЛОВУШКА ПРАВДЫ

Что имел ввиду Альфред Уайтхед, говоря: нет абсолютных истин, есть лишь полуистины? Я привел эту цитату, поскольку мем-категория истина, означающий неоспоримый факт или непререкаемый авторитет, был исключен из новой парадигмы меметики.

Истинность любого утверждения зависит от изначальных положений — мемов-категорий, которыми ты пользуешься в своих рассуждениях. Считается, что Солнце встает на востоке, а заходит на западе. Так ли это? Лучше сказать, что Земля вращается вокруг Солнца. Каждая вещь во. Вселенной в какой-то степени зависит от всех остальных. Конечно, когда ты строишь бейсбольную площадку и не хочешь, чтобы солнце светило спортсмену с клюшкой в глаза, то утверждение, что Солнце заходит на западе, будет хорошим мемом — полезной полуправдой. Если, руководя строительством такой площадки, ты начнешь рассказывать рабочим о теориях относительности и гравитации, то не добьешься желаемой цели. Полуправда «солнце прячется на западе» опирается иногда на шатких положениях. Я помню, как однажды в День Независимости я наблюдал с террасы прекрасный закат, я воскликнул сам себе: «Эй, взгляни! Солнце заходит на севере!» Действительно мой балкон выходит на запад, и я вынужден был повернуться на 90°, чтобы оказаться лицом к солнцу.

Как же это могло случиться? Во-первых, моя терраса выходит не точно на север. В Сиэттле мы привыкли говорить, что залив Эллиотта, будучи частью пролива Пагета, расположен на западной стороне. Однако в моих окрестностях береговая линия изламывается, так что упомянутое направление изменяется на юго-западное.

Во-вторых, солнце вовсе не всегда заходит на западе, а только немного снижается к северному полюсу, потом же опять поднимается. Здесь же около полярного круга, в Финляндии, случается в году одна ночь, во время летнего солнцестояния, когда солнце только скрывается за горизонтом — и точно на севере! У нас в Сиэттле, когда в районе летнего солнцестояния дни долгие, а ночи короткие, место, в котором солнце всходит и заходит смещается далеко на север. Две вышеупомянутые полуистины подтвердили мой «северный закат солнца».

А как же быть с извечными вопросами человечества — можно ли данные на них ответы назвать вечными истинами? Есть ли жизнь после смерти? Это зависит от того, как ты понимаешь термины: жизнь, смерть, существование. Судорожно хвататься за один ответ может быть небезопасно. Следует помнить положения уже заложенные в вопросе «когда ты заметишь новую группу мемов-категорий, то познаешь новую философию».

Называние какого-то мема истиной хорошо размещает его в твоей программе и лишает Тебя возможности сознательно выбирать свои мемы. Достаточно, что ты будешь поучен, что нечто есть «истинное» или «подходящее», или что «так надо», и будешь успешно запрограммирован. Когда ты осознаешь, что есть лишь полуправды — что истинность любого мема зависит от контекста — то обретешь мощное орудие защиты от программирующих Тебя психических вирусов.

Соблюдаешь ли ты нормы, установленные другими? Прислушиваешься ли Ты к другим авторитетам, кроме Тебя самого — послушен ли ты правовым кодексам, врачам, начальству, родителям? Я надеюсь, ты уважаешь жителей нашей планеты, и все же я хотел бы, чтобы ты понял, что когда ты слепо исполняешь их указания, становишься легкой добычей психических вирусов. Как ты увидишь в разделе третьем, деятельность вирусов состоит в овладении и присвоении себе механизмов, реализующих инструкции. Если ты — такой механизм, то можешь быть уверен, что станешь чьей-то собственностью.

Что можно на это посоветовать? Изолироваться от всех культурных институтов для большинства из нас — не самый лучший выход. Наши рабочие места, связи с другими, клубы и правовая система необходимы нам для жизни и всегда необходимы в стремлениях к самодостаточности. Чтобы психические вирусы не завладели нами, мы все же должны принимать решения. «Подвергай сомнению авторитеты» — это, наверное, самый лучший из известных слоганов и поскольку ты не воспринимаешь его, как «Сопротивляйся авторитетам» — психические вирусы одинаково неплохо развлекаются и с бессмысленными бунтарями, и с бессмысленными поддакивателями.

 

Как бунтари, так и поддакиватели, ведут себя предсказуемым образом, согласно своей меметической программе.

 

Важно, чтобы ты понял, что запрограммирован мемами. Если ты заразишься каким-нибудь вирусом ума, то сможешь сам себя перепрограммировать! Психические вирусы питаются нашей верой в истинность мемов. Давайте же хранить программирующие нас мемы, словно защищаем собственную жизнь. Это настоящий рай для психических вирусов: наш интеллект и способность решения проблем становятся их собственностью и служат их охране. Только изменение системы убеждений — меметической программной базы — позволит нам дальше учиться и развиваться. Несмотря на это, мы держимся за свою программу, словно подвернув сомнению какой-либо мем, мы рискуем себя убить.

Институты культуры — страны, отрасли хозяйства, организации — это просто плоды культурной эволюции, которые в ходе своего развития использовали все доступные средства. В них нет ничего святого, пока ты сам не возведp style=Мемы-— это движущая сила Твоей жизни, и это верно даже в большей степени, чем ты думаешь.p style=ешь их на пьедестал. Где есть дезориентированные массы людей, готовые выполнять приказы, там появляются институты, которые сразу воспользуются твоей готовностью себе на пользу, редко случается, чтобы малыши выбирали для себя тот институт, который лучше служит их целям. Выигрывают те институты, которые программируют своих членов мемами привязанности.

Такой институт культуры, который передает людям мемы заботы о его интересах, называется вирусом ума. Это не значит, что действие вируса обязательно вредно. Я бы на Твоем месте предпочел знать, какие психические вирусы стараются использовать мою жизнь, хотя бы для того, чтобы сделать выбор среди нихtable style=, а может, даже спроецировать собственные.

Вновь возникшая парадигма меметики предполагает, что человеческий разум использует как инстинкты, так и меметические программы. Программирующие нас мемы можно сознательно выбрать: решить, какие более способствуют нашим целям. Однако люди, не понимающие основ меметики, вообще остаются с программами, которые внушались им всю жизнь. Как мы убедимся при изучении следующих глав, большинство этих программ возникли в результате заражения психическими вирусами. Для начала рассмотрим строение и деятельность вирусов.

Раздел 3

ВИРУСЫ

Представь1 себе играющий шкаф в

баре. Ты подходишь, бросаешь

монетку, выбираешь кнопку 11-у и

слышишь песню:

Еще монетку брось одну

И нажми 11-у:

Эту музыку я слушать хочу.

Дуглас Хофстадтер

 

Много-много, может быть, миллиард лет тому назад эволюция создала организм нового типа — если это вообще можно назвать организмом. Новое существо имело необычную особенность: оно было способно атаковать структуры, отвечающие за размножение других организмов и принуждать их к производству его копий. Так появился вирус.

С вирусами мы встречаемся на трех территориях. Во-первых, в мире биологии: у людей, растений и животных. Это здесь они были обнаружены впервые; они встречаются как на листьях табака, так и в наших организмах. Существует причина большинства смертельных, не поддающихся лечению или неизученных болезней — от обычной простуды до СПИДа или еще чего похуже.

Другая сфера деятельности вирусов — это созданный человеком мир компьютеров, информационных сетей, данных и программ. Этих вирусов не надо было открывать: они были нами придуманы и закреплены в виде программ.

Пожалуй, самая известная история, связанная с разгадкой компьютерного вируса, произошла в ноябре 1988 года, когда Роберт Моррис младший, студент Корнелльского Университета, провел неавторизованный эксперимент на компьютерной сети краевого значения. Моррис написал одну саморазмножающуюся программу, который должен был распространить по одной собственной копии в каждом text-align: /table/pjustify;из входящих в сеть компьютеров.

Хотя програмtbody ма в определенный момент должна была остановиться, в результате мелкой ошибки вирус не прекратил создания собственных копий, которые быстро text-align: justify 0/p;переполнили всю сеть, отключив ее на много часов. Управляющие сетью служащие так расстроились из-за этого далеко не приятного инцидента, что обвинили растерянного студента в преступлении против государства. Программа Морриса, известная как Червь Интернета, была типом компьютерного вируса. Вся история намекает нам на почти не ограниченные возможности вирусов, которые однажды освобожденные, вырываются из-под контроля своего создателя.

Термин компьютерный вирус сейчас широко известен. Оказывается, электронную форму вируса почти также сложно выследить, как ее биологический эквивалент. Компьютерные программы действуют по определенному простому принципу, проще, чем в ДНК, чем воспользовались фирмы, выпускающие антивирусные программы. И хотя постоянно возникают новые версии таких программ как Vaccine, Dr Virus или Norton Antivirus, компьютерные вандалы постоянно создают Новые типы вирусов. Быстрота действия, легкость передачи данных и большое информационное вместилище делают компьютер желанной целью для разных подонков, и среда благоприятствует развитию вирусов.

Третья домена, которой мы занимаемся, это область ума, культуры и мысли. Именно в этом мире происходит смена парадигмы — старую модель эволюции культуры, основанную на понятиях нововведения и покорения, мы заменяем новой, в которой главную роль играют мемы и психические вирусы. В этой сфере вирусы как открывают, так и выискивают — либо возникают спонтанно, либо сознательно создаются.

В 1978 году в небольшом местечке в Gujan-e случилась трагедия — члены некой группы, тесно связанные друг с другом, совершили групповое самоубийство с помощью смеси цианида, реланиума и клубничной пищевой эссенции. Они знали, что умрут. В чем еще они были убеждены, можно только предполагать. «Знали», что в будущей жизни их ждет великая награда? «Были убеждены» в правильности указаний Джима Джонса, своего руководителя? А может, «были уверены», что выполнение догм исповедуемой религии позволит им счастливо выпутаться из ситуации? Очевидно одно: то, что они «знали», действовало им во вред. Принимая яд, они не следовали инстинкту — поступали согласно мемам, направляющим программу убийства.

Почему фирма Пепси тратит миллионы долларов на рекламы, в которых потягивающие их продукт люди без конца повторяют «аха... аха...»? Почему какие-то истории родом с Луны становятся «легендами улицы», кружат по свету и ничто не может их остановить?

Почему? Все эти вопросы имеют нечто общее с психическими вирусами. Так же как и компьютеры, живые клетки и умы содержат все, что необходимо для существования вируса. Общество, имеющее легкий доступ к информации, с каждым днем становится все более благодарной добычей для психических вирусов.

 

БИОЛОГИЯ

КОМПЬЮТЕРЫ

РАЗУМ

ген

команда для машины

мем

клетка

компьютер

разум

ДНК

внутренний язык компьютера

внутренняя (мозговая) форма информации

вирус

компьютерный вирус

вирус ума

генный состав

вся программная база

состав мемов

зародыши (гаметы)

электронная почта

теле-, радиопередачи, публикации

вид

операционная система

культурный институт

род и высшие таксономические единицы

конструкция компьютера

культура

организм

программа

поведение/продукт культуры

генетическая податливость (предрасположенность)

«черный ход» или же недостаток в обеспечении безопасности

психологическая податливость либо «чувствительное место»

эволюция генов

искусственная жизнь

культурная эволюция

 

Вирусы выступают в трех отдельных сферах: в мире живых организмов, в сфере компьютеров и в домене разума. В таблице сопоставлены связанные с этими областями аналогичные термины, описывающие эволюцию и вирусы.

ВИРУС — ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Помня, что понятие вируса применимо ко всем названным областям — биологии, компьютерам и умам — займемся вначале вирусами биологическими. Нельзя говорить о вирусах, не вспомнив о копировании. Именно этим и занимается вирус: саморазмножается. Это было бы просто любопытным фактом, если бы не то, что именно мы это та лаборатория, в которой вирус продуцирует свои копии, тем самым создавая порядочный кавардак.

Вирус — это нечто большее, чем просто паразит, незванный гость или сумасшедший копировщик. Вирус — все это вместе.

 

Вирус это существо, которое использует внешние механизмы копирования, вынуждая их воспроизводить самого себя.

 

Одна из причин, по которым мы должны трактовать вирусы серьезно, состоит в том, что воспроизводство самого себя — ауторепликация — одна из самых мощных существующих сил. Вместо одного объекта появляются два, четыре, восемь, 16, 32, 64, 128, 256, 512... Удваивание количества объектов называемое арифметической прогрессией, быстро приводит к заполнению ими всей доступной территории. Так действует атомная бомба: расщепление одного атома вызывает цепную реакцию, в ходе которой освобождается энергия. Когда пространство внутри бомбы оказывается заполненным, происходит взрыв.

Копирующие механизмы, готовы к принятию типичных биологических вирусов, находятся внутри клеток атакуемого механизма. Обычно они нужны клеткам для вырабатывания белков, дублирования нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) и помогают в подготовке к делению. Вирус вторгается в клетку и обманывает механизмы воспроизведения, которые начинают его копировать, прекратив собственную продукцию. Когда я думаю о биологических вирусах, то представляю себе, что они похожи на шприцы, вкрапляющие свою собственную программу, которая заставляет клеточный механизм создавать новые шприцы. Этот, пусть вымышленный, образ дает мне общее представление о действии вирусов.

Повсюду, где есть копирующие приспособления, можно ожидать появления вирусов. Новейшие компьютерные сети, предназначенные для размножения и передачи данных, с самого начала были объектом интересов хакеров, которые ради забавы или по злой воле вскоре начали создавать искусственные компьютерные вирусы. В отличие от биологических собратьев, все известные компьютерные вирусы были созданы человеком. Нет ничего удивительного — ведь компьютеры были запрограммированы таким образом, чтобы минимализировать риск мутации, то есть искажения данных.

 

Мутация — это ошибка копирования, из-за которой вместо правильной копии оригинала получается копия лучшая или худшая.

 

Поскольку компьютеры были спроектированы так, чтобы было легко программировать их действия, не стоит удивляться, что с такой же легкостью можно создать соответственные вирусы. Это намного легче, чем клонирование организмов, основанных на ДНК, которое не было придумано людьми и не предназначалось для реализации искусственных программ. ДНК не содержит ни упорядоченного списка команд, ни многословных реестров, ни общепринятых стандартов ввода/вывода. Позволю себе предположить, что пройдет еще много времени прежде, чем мы узнаем, как можно создать с нуля основанный на ДНК организм — осуществить в генной инженерии то, что программисты способны сделать с программной базой.

Если это произойдет, то скорее всего благодаря использованию какого-то языка высшего уровня, «переводящего» (compile) намерения генного инженера на понятия ДНК, также как язык программирования СИ переводит замыслы программиста на внутренний язык компьютера, то есть фактические команды для исполнения компьютером. Когда это удастся, в супермаркетах можно будет купить живые «пылесосы», бегающие ночью по дому и высасывающие пыль из полов и ковров. Опасно огромные возможности откроются перед бизнесом отдыха.

Вирусы могут существовать всюду, где что-нибудь копируется. Миллиарды лет главным было только распространение ДНК и родственных частиц. И хотя механизм копирования ДНК уже достаточно хорошо изучен, все еще не хватает знаний о том, каким же образом информация, содержащаяся в ДНК осуществляет появление человека из одной клетки. Подобная пропасть разделяет знание принципов печатания многотомной энциклопедии от усвоения всего объема знаний об описываемом мире, в ней содержащихся.

Вирус не нарушает принципа копирования ДНК, а лишь дополняет или замещает информацию, предназначенную для размножения. Что может стать с клеткой, приобретшей от вируса новую информацию? Есть три возможности:

1. Информация может оказаться для клетки маловажной и только в незначительной степени влиять на ее деятельность, например, снизить ее производительную способность.

2. Информация может осложнять или дезорганизовать процессы, происходящие в клетке, серьезно нарушая ее функционирование (для вируса новый способ действия клетки может быть полезен).

3. Информация может вызвать появление новых качеств или защитных механизмов клетки, улучшая ее общее состояние.

ПРОСТО ВЫПОЛНЯЮ ПРИКАЗЫ

Вирусы используют тот факт, что копирующие механизмы не имеют четких систем, проверяющих копируемую информацию. В случае живых клеток эти механизмы копируют инструкции вируса для клеточных фабрик белка. Полученные белки регулируют различные химические реакции, происходящие в определенные периоды развития клетки: есть свое время для накопления Сахаров, для производства кислорода, для деления и для смерти. Вирус применяет коварную тактику, словно сумасшедший командир эскадры бомбардировщиков из романа Doctor Strangelove, который отдал прямой приказ напасть на Москву! клетка, или команда бомбардировщика, просто выполняет новые команды и дело закручивается.

Вирус приказывает произвести очередные вирусы и найти способ, как их передать в новые клетки. Эта последняя команда — самая важная для его выживания. Вновь возникшие вирусы множатся непосредственно, вызывая разрыв произведшей их клетки, и косвенно (опосредованно), например, через чихание, когда мы разбрызгиваем наполненные вирусами выделения.

Компьютерные вирусы действуют подобным образом. Сначала кто-нибудь вводит код вируса в какую-то программу, рассчитывая на ее запуск непосвященным пользователем. Когда это происходит, код вируса размещает свои копии во всех или некоторых программах на другом компьютере вызывает его заражение и весь процесс повторяется.

Не углубляясь в рассуждения социальных последствий этой формы вандализма, рассмотрим черты, общие для биологии и информатики:

— В данную среду вычленяется общий элемент.

— В этой среде что-то копируется.

— Исполнение какого-либо указания.

— Чужеродный элемент копируют и он по ходу отдает новые указания, а также распространяется на новую среду, повторяя весь процесс.

ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ УСПЕХ ВИРУСА

Условием успешной деятельности вируса является долгая жизнь его носителя. Напрашивается странный вывод, что самые эффективные вирусы позволяют своим жертвам выжить, чтобы они могли разносить его как можно дольше. Раз уж судьба вирусов зависит от человека, не означает ли это, что они «на нашей стороне»?

Смотря какое значение придается словам «на нашей стороне». Будущий успех вируса зависит от его способности к репликации без умерщвления владельца. Это красивая перспектива, не слишком, однако, утешительная для того, кого атаковал вирус, который в своем развитии еще не достиг апогея. Ну что ж, как подчеркивал John Maynarol Keynec, для более отдаленной цели — мы все мертвы. Вирус, который заразил десять человек, умерщвляя только одного — себя, достигнет ощутимого успеха. Если бы он убивал всех своих носителей, сложно было бы говорить об успехе. Компьютерный вирус, сразу же останавливающий любой зараженный компьютер, не выжил бы долго. Долговечность — это только один из возможных последствий реализации миссии вирусов:

 

Задача вируса — создание максимального количества своих копий.

 

Минуточку, и это — задача вируса? Позволим ли мы убедить себя, что у вирусов есть конкретная цель? Что же имелось бы ввиду в такой миссии. Почему вирус не мог бы остановиться на нападении на одну клетку, удалиться и до конца своих дней наблюдать клеточную эндоплазматическую сетку.

Просто потому, что в нашем понимании, он уже не был бы вирусом. Термином вирус мы определяем любой организм, который внедряется вглубь других структур, умножается (может также отдавать определенные инструкции), а также распространяется. Однако ссылка на формулировку это только уловка. Имеется в виду нечто большее. Ты должен уяснить себе одну, правда, невзрачную, но важную для понимания этой книги вещь:

 

Взгляд на жизнь с точки зрения вируса не равносилен утверждению, что вирус — есть живое, мыслящее существо, или что вообще имеет какую-то точку зрения.

 

«Точка зрения» вируса — это пример описываемой эволюционистами теологической ошибки, то есть, склонности приписывать сложную мотивацию примитивным животным и биомолекулам, у которых отсутствует способность меметического мышления; они располагают лишь «знанием», встроенным им за миллиарды лет эволюции.

Такая перспектива позволяет лучше понять интересные аспекты существования вирусов: каким образом и почему они умножаются.

Когда я говорю, что жизненная задача вирусов состоит в размножении, то имею в виду лишь то, что после ближайшего завтрака их самой интересной чертой оказывается собственное распространение. Если бы они так не распространялись, то мы бы не называли их вирусами и не были бы так ими заинтересованы. Они интересуют нас потому, что они преодолевают нашу систему защиты, размножаются, отдают распоряжения, а прежде всего раtr style=спростран/tdяются. Увлекает и даже ужасает факт, что valign=td style=существует нечто, что однажды освобожденное начинает жить собственной жизнью и распространяется без участия своего создателя.

Приписывание вирусам жизненной миссии — это прием, призванный облегчить понимание их деятельности. Не будет ошибки также, если мы представим дело с противоположной точки зрения:

 

В мире существует много механизмов, копирующих и распределяющих информацию, а вирусы — это объекты, которые часто умножаются и распространяются.

 

Эти механизмы производят непосредственно копии объектов или же действуют более сложным способом. Так или иначе самые распространенные вирусы, которые продуцируются теми механизмами, которые крепко с ними связываются и терпеливо их умножают.

Если мы ограничим область своих интересов до эффективных вирусов, то заметим, что их общая черта — это быстрота распространения. Вирусы ДНК нашли эффективные способы распространения с помощью клеточных механизмов копирования, а компьютерные преступники открыли, как можно использовать для рХотя программа в определенный момент должна была остановиться, в результате мелкой ошибки вирус не прекратил создания собственных копий, которые быстро переполнили всю сеть, отключив ее на много часов. Управляющие сетью служащие так расстроились из-за этого далеко не приятного инцидента, что обвинили растерянного студента в преступлении против государства. Программа Морриса, известная как Червь Интернета, была типом компьютерного вируса. Вся история намекает нам на почти не ограниченные возможности вирусов, которые однажды освобожденные, вырываются из-под контроля своего создателя./trаспространения вирусов копирующие структуры компьютеров. Отсюда уже недалеко до самого интересного множительного аппарата: человеческого разума.

РАЗУМ

Наши умы лидируют как в копировании информации, так и в выполнении команд. Напомню четыре типичные черты вируса: внедрение, копирование, отдавание команд (при случае), а также распространение. Это может показаться чудовищным, но трудно себе представить среду более податливую вирусной инфекции, чем человеческие умы. Психические вирусы инфильтруют нашу психику, поскольку мы прекрасно усваиваем новые понятия и информацию. Мы копируем их, когда общаемся с другими людьми, и это получается все лучше и лучше, психические вирусы отдают команды, внедряя в наши программы мемы, влияющие на поведение. И наконец — распространяются, когда вызванная новым поведением цепь событий доберется до, еще пока свободного от вирусов, ума.

Можно привести много примеров психических вирусов, от течений моды до религиозных культов. Вирусом может быть любая часть культуры, присутствие которой влияет на людей, изменяя образ их мыслей, а тем самым — поведение, что в конце концов приводит к усилению или разрастанию этой частицы. В 9, 10 и 11 разделах ты встретишь много примеров психических вирусов.

Сейчас я бы хотел ввести различие между психическими вирусами, возникшими произвольно, и вирусами сознательно созданными. Первые мы назовем культурными вирусами, другие же — вирусами открытиями. Создатели последних намеренно заражают людей собранием мемов, побуждающим к распространению вируса во всей популяции.

Хотя на дороге к счастью могут встретиться оба рода вирусов, зачастую мы предпочли бы пасть жертвой обычного стечения обстоятельств, чем дать себя использовать кому-то конкретному. Тем не менее оба рода психических вирусов приводят к одному и тому же: какая-то часть Тебя самого невольно оттаскивает Тебя от собственных намерений и подключает к деятельности в пользу вируса.

Меметика позволяет взглянуть свежим взглядом на деятельность человеческих умов, общества и культур. До сих пор мы считали, что культура — это сгусток идей и открытий; теперь мы можем попробовать трактовать ее как собрание мемов, в котором идеи формируются и передаются различными силами. Ответим же на свои вопросы: Сколько вирусов вы уже поймали? Вредны они или полезны? Можем ли мы контролировать их действия? Могут ли наши враги создавать новые пункты и заражать ими?

Эта линия понимания приводит к грустным и ужасным результатам. Однако я считаю, что понимание основных принципов действия психических вирусов может принести больше полезного, чем вредного. И пусть нам придется изменить свой образ мыслей, все же я считаю, что нам следует стараться понять это явление и овладеть им для нашей же пользы.

Перейдем к научной теории, вокруг которой накопилось больше всего недоразумений, — теории эволюции на пути естественного отбора.

 

Раздел 4

ЭВОЛЮЦИЯ

Можно сказать, что человеческий

мозг был так спроектирован, чтобы

превратно понимать дарвинизм и

не верить в него.

Ричард Докинз

 

Трудно найти другую научную теорию, которая была бы так популярна и вместе с тем так часто оспариваема, как теория эволюции. Собственно, мне следовало бы использовать определение «теории» эволюции, так как даже самые серьезные авторитеты в этой области имеют иногда другую точку зрения на механизм этого процесса. В ненаучных кругах расхождение во мнениях еще большее: религиозные фундаменталисты считают, что эволюционная модель противоречит принципам веры; сторонники философии New Age интерпретируют эволюцию как сознательное стремление к духовному совершенству; некоторые просто считают, что эволюция не объясняет всего богатства и разнообразия форм жизни на нашей планете.

На мой взгляд, вся эта суматоха вокруг эволюции происходит от непонимания ее сути. Поскольку человеческие чувства не лучшим образом приспособлены к тому, чтобы охватить процесс, длящийся миллионы или миллиарды лет, нет ничего особенного в том, что есть люди, скептически к нему относящиеся. До сих пор эволюцию трактовали так, что человек, глубоко верующий, никак не мог увязать ее со своими взглядами. Ученые же каждый раз с нуля выстраивают и объясняют сложную модель эволюции, исключая из нее все мешающие элементы. Короче говоря, необходим свежий взгляд на эволюцию.

ЭВОЛЮЦИЯ И ЭНТРОПИЯ

В самом простом и общем понимании, эволюция означает, что вещи изменяются с течением времени. По ходу изменений оказывается, что одни объекты продолжаются и размножаются, а другие исчезают.

Вещи, которые благополучно существуют и воспроизводят (реплицируют) сами себя, мы называем репликаторами. Среди самых известных репликаторов по крайней мере два вызывают наибольший интерес, поскольку касаются нас и эволюционируют быстрее всего. Это ген, самый важный репликатор в мире биологии, и мем, главный репликатор домены разума. В качестве репликаторов в области информатики можно назвать команды или компьютерные программы, однако в этом значении программная база является скорее продуктом целенаправленной деятельности человека нежели результатом эволюционного естественного отбора. Таким образом, до тех пор, пока мы не предоставим программам эволюционировать самостоятельно, они будут просто специфической формой мема. Экспериментальное моделирование эволюции с помощью компьютеров — это домена новой, увлекательной отрасли знаний, называемой искусственной жизнью. Подробнее об этом можно узнать из прекрасной книги Artificial Life Steven Levy ( Vintage Books, 1992).

Употребляя термин эволюция в дарвиновском определении «эволюция видов путем естественного отбора», мы определяем победителей, которые выживают, и проигравших, которые погибают. Под естественным отбором мы понимаем силы природы, осуществляющие отбор, в отличие от искусственной селекции, например, породистых собак, которая проводится человеком. Объекты, не выдержавшие проверки на жизнестойкость, как, например, редеющий туман или замки из песка, исключаются энтропией, обладая тенденцией к распаду и нивелированию.

 

Эволюция — это научная модель, отражающая путь усложнения вещей и явлений, энтропия же объясняет их упрощение. Это две противоположные силы: творящая и уничтожающая.

 

Эти две силы действуют не только в мире материальном, но также и в области разума. К примеру, параллельно изменениям, происходящим в языке на протяжении векоp style=text-indent: 35px;в, некоторые слова и их вариативные значения эволюционируют, охватывая новые распространенные категории. Одновременно, как следствие энтропии, могут исчезать категории, связанные с реже употребляемыми словами, такие как оттенки значения, орфографические исключения или же специфическое произношение.

КОПИРОВАНИЕ

Изучая эволюцию, мы анализируем копирование — репликатор, это просто размножаемый материал. Может показаться, что репликатор играет в этом процессе какую-то активную роль: он не столько «копируем», сколько «копирует себя». Все зависит от точки зрения: иногда, как в случае деления клеток или репликации ДНК, нам проще полагать, что репликатор сам производит свои копии; в другой раз, когда мы говорим о людях, напевающих популярную мелодию, или распространении идей демократии, мы скорее предположим, что репликаторы — это всего лишь размножаемые объекты. Так или иначе происходит копирование, а для эволюции ничего больше и не нужно.

 

Репликатором называется любой копируемый объект, независимо ни от механизма размножения, ни от того, было ли размножение преднамеренным или случайным.

 

Ошибки, которые иногда случаются при копировании, — это также необходимый элемент эволюции. Если бы объекты воспроизводились в точности, то никогда бы ничего не изменялось. И наоборот — слишком большое количество ошибок привело бы к тому, что вскоре репликатор утратил бы свою способность к дальнейшей репликации, как это происходит при многократном копировании документов.

 

Для эволюции необходимы две вещи: репликация, то есть определенная точность копирования, а также новшество, то есть определенное искажение.

 

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ

Репликатор, способный произвести только одну или две свои копии, — это не лучший образец эволюции. Нас больше интересуют репликаторы, продуцирующие соответствующее количество верных копий, которые в свою очередь тоже становятся репликаторами, арифметическая профессия быстро приводит к возникновению значительного количества копий.

Выживание наиболее приспособленных означает выживание самых реплицирующих — лучше всего размножающихся — объектов.

 

В эволюционном смысле приспособление означает правдоподобие копирования. Чем лучше данный объект приспособлен, тем больше у него шансов размножения.

 

В нашей модели эволюции слово «приспособленный» означает именно это и ничего более. Мы не говорим ни о силе, ни о ловкости, ни о долговечности, ни о исключительном уме. Чем лучше репликатор приспособлен, тем лучше он реплицирует — и это все.

Может показаться, что устойчивый, долговечный репликатор имеет преимущество перед недолговечным, пусть и лучше размножающимся, однако расчеты говорят о другом. Представьте себе двух репЭВОЛЮЦИЯ И ЭНТРОПИЯ/strongприспособлен, ликаторов: Матузалем живет сто лет и каждый год создает одну копию самого себя, то есть, имеет вместе сто детей. Гигант живет только год, но перед смертью увеличивается в трех экземплярах. Таблица показывает состояние обеих популяций на конец каждого года.

Итак, 1030 — единица с тридцатью нолями — кажется большим достижением Матузалема. Но по прошествии ста лет было бы в 1018 раз больше размножающихся Гигантов, чем долговечных Матузалемов, то есть, 1.000.000.000.000.000.000 Гигантов на одного Матузалема . Как видишь, у Матузалемов нет никаких шансов на успех.

Лучше всего приспособленные репликаторы производят больше всего своих копий, поэтому становятся более многочисленными, чем другие. Формулировка выживание наиболее приспособленных может ввести в заблуждение, следовало бы использовать определение количество наиболее приспособленных. Конечно, если в окружении недостает необходимых ресурсов, то успех самых приспособленных становится поражением тех, кто приспособлен хуже.

 

 

Матузалем

Гигант

1

2

3

2

4

9

3

8

27

4

16

81

 

100

_1030

_1048

 

СЕБЯЛЮБИВЫЙ ГЕН

Наши рассуждения привели к определению себялюбивый ген, выдвинутому Докинзом. Гениальная теория себялюбивого гена позволила проникнуть в сущность эволюции, она ответила на многочисленные трудные вопросы и объяснила так много загадок, что ее можно сравнить, пожалуй, только с открытием, что Земля не является центром Вселенной.

И хотя именно Докинз развил теорию самолюбивого гена в изданной в 1976 году книге — той самой, впрочем, в которой он первым использовал термин мем — однако концепцию эту выдвинул раньше, в 1963 году, английский биолог Уильям Д. Гамильтон. До Гамильтона большинство ученых считало, что предметом эволюции являются единицы нашего или другого вида. Это Дарвин сделал вывод о том, что движущей силой эволюции является выживание и размножение самых приспособленных особей. Поскольку дарвиновская теория эволюции путем естественного отбора прекрасно объясняла факты, она долго господствовала. Но не стоит забывать, что Дарвин никогда не слышал о ДНК.

Теория самолюбивого гена обусловила, что вместо самых приспособленных особей, эволюционисты занялись самым приспособленным ДНК, поскольку именно там хранится информация, передаваемая из поколения в поколение. Скажем прямо: отдельные представители данного вида не производят собственных копий. Родители не столько размножают сами себя, сколько стремятся, чтобы скопированные фрагменты их ДНК воспроизводились в новой особи. Наиболее эффективно реплицирующиеся части ДНК становятся самыми многочисленными; это они — а не созданные на их основе организмы — являются объектом «выживания самых приспособленных».

Участвующие в этой игре, размножающиеся элементы ДНК мы называем генами. А поскольку эволюция направлена скорее на их выживание, а не на реализацию наших интересов, мы говорим, что это себялюбивые гены.

Подтверждением теории самолюбивого гена — какой парадокс! — служит альтруистическое поведение животных. Каким же образом эволюция могла бы допустить, что рабочие пчелы не размножаются сами, а всю жизнь трудятся на королеву-матку? По воле генетического каприза природы дети королевы имеют больше общего ДНК с рабочими, чем имели бы их собственные дети. Попросту говоря, себялюбивым генам рабочих пчел более выгодно такое, а не иное поведение.

В животном мире так заведено, что матери идут на риск, защищая детей. Допустим, к матери с двумя детенышами приближается хищник, допустим, одна мать могла бы убежать, однако ее дети не смогут этого сделать. Если мать останется с ними, то вероятность смерти и выживания всех троих будет составлять 50% на 50%. Поскольку нам известно, что каждый ребенок наследует по крайней мере половину ДНК от матери (поскольку часть ДНК отца идентична ДНК матери, то ребенок может иметь напр., с матерью больше, чем половину, общего ДНК), то легко можно подсчитать, что ДНК отвечающее за выбор остаться с детьми будет иметь количественное преимущество над ДНК, предлагающим матери бросить свое потомство и спасать собственную шкуру. Статистически конфронтация с хищником способствует возникновению многочисленных копий гена «защищай своих детей», бегство же оставляет после себя малое количество копий гена «спасай собственную шкуру».

Эволюция в биологии всегда была только соперничеством фрагментов ДНК за то, какой из генов размножится в наибольшем количестве экземпляров.

 

С точки зрения гена человек есть всего лишь орудие для копирования генов.

 

ИНАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Желая понять генетическую эволюцию, неплохо было бы рассмотреть ее с точки зрения фрагментов ДНК, соперничающих между собой за право репликации. Итак, посмотрим, как выглядит жизнь с перспективы произвольно выбранного репликатора — фрагмента ДНК — которого мы назовем Даном.

Когда я думаю о Дане и его точке зрения, то не предполагаю, что у него есть сознание, глаза, душа или что-нибудь вроде этого. Я лишь предлагаю подключить наш интеллект и обдумать модель эволюции, сосредоточенный вокруг Дана как астрономы, которые открыли, что гелиоцентрическая модель лучше объясняет особенности Солнечной Системы нежели модель геоцентрическая.

Жизненная ситуация Дана чем-то напоминает профессора университета: чтобы продержаться, надо публиковаться. Разница лишь в том, что Дан распространяет копии самого себя. А волнует Дана на самом деле собственное выживание? Только в определенном символическом, метафорическом значении. Дан — это всего лишь органический комок, клубок аминокислот — нельзя говорить, что его вообще что-то заботит. Это нас может беспокоить его судьба, мы дали ему имя, поэтому он стал нам близок и дорог. На самом деле его исчезновение незначительно изменило бы ход вещей; механизм репликации ДНК по-прежнему работал бы на полную катушку, создавая копии Дона, Дианы, Денис, Дуга и Артура. Жизнь продолжалась бы.

Допустим все же, что Дан принадлежит к тем элементам ДНК, которые всегда прекрасно реплицировались, что привело к тому, что он теперь присутствует в клетках всех людей в мире, не говоря уже об огромном количестве шимпанзе, павианов и других обезьян. Если изучить вопрос более подробно, то мы нашли бы копии Дана у примитивных млекопитающих, и даже у рыб. Неплохо, не правда ли? По-видимому, Дан — очень важный ген, отвечающий за появление какой-то структуры, генным законом для нашего позвоночника, крови или центральной нервной системы. Возможно ли, чтобы Дан сохранялся так долго, не будучи геном того, что является необходимым для выживания?

Сейчас, сейчас: похоже, я зарапортовался. Ну да, я смотрел на все с собственной точки зрения. Я прощаю себе это отступление, поскольку я всего лишь человек, но все же попробуем еще раз воплотиться в шкуру Дана. Оказывается, Дан занимается только продукцией энзима, который добавляет к нити ДНК много его копий, одну за другой — и все. Дан занимается только своими делами. (Схожесть Дана в этом с профессорами университета — чисто случайное).

Дан никоим образом не причастен к нашему выживанию. У него нет такой обязанности, также как мы не обязаны ничего делать, чтобы светило солнце. Дан живет на фабрике ДНК и обеспечен всем необходимым для размножения в данной среде. Самые последние научные исследования показывают, что значительные отрезки ДНК наших собственных хромосом не имеют никакого отношения к нашему развитию. Это могло бы удивить, если бы мы считали, что эволюция вертится вокруг нас, однако с точки зрения Дана это так же естественно, как факт, что большинство человеческих начинаний не влияет на выживание Земли.

Дан просто умело размножается в своей среде. Под этой средой мы понимаем:

— Клетки нашего тела и все клеточные механизмы, предназначенные для репликации ДНК.

— Оставшуюся часть ДНК, с которой Дан находится в одной клетке. Некоторые фрагменты этой ДНК отвечают за развитие и воспроизводство тел и умов; без них мы не могли бы жить, а Дан должен был бы погибнуть вместе с нами.

— Нас самих, нашу жизнь и стремления. Хотя мы живем меньше, чем слоны, у которых в клетках есть Дан, мы умножаемся быстрее, и вообще мы прекрасные хозяева — поскольку никак не откроем лекарство от рака (злокачественные опухоли — это одно из жизненных удовольствий Дана, они с сумасшедшей скоростью производят огромное количество его копий).

— Нашу среду. Дану неплохо жилось у динозавров, пока что-то не испортилось. К своему счастью, Дан хорошо застраховался, оставляя свои доли в других организмах; его товарищи по генам, которые поставили все на одну карту, исчезли вместе с динозаврами.

Все эти элементы вместе создают подходящую среду для Дана. Собственно, вся Вселенная — это среда для него; его приспособляемость как репликатора, более или менее зависит от всего, что существует. Как сказал поэт Джон Донн, ни один человек — ни даже ген — не является одиноким островом.

Здесь мы прощаемся с Даном, прекрасно приспособленным репликатором, с которым эволюция так хорошо обошлась. Однако прежде чем закрыть тему генетической эволюции, давайте подумаем, к чему, собственно, ведет эволюция.

К ЧЕМУ ВЕДЕТ ЭВОЛЮЦИЯ

Те из нас, кто овладел биологией на уровне средней школы, предполагают вообще, что в результате эволюции люди — и другие животные — все лучше приспосабливаются к среде, а качество жизни постепенно улучшается. С блаженным удовольствием мы полагаем, что выживут и размножатся лучше всего приспособленные, давая начало расе высоких, сильных и добрых человеческих существ. Животные также будут совершенствоваться; можно ожидать, что уже скоро рекорд в главной гонке упадет ниже одной минуты, а наши собачки будут сами себя выгуливать. Мы можем воскликнуть: «Как прекрасен этот мир!»

А может, концепция выживания самых приспособленных Тебе вообще не подходит? С какой стати эволюция должна была привести к большей плодовитости и силе. Почему мы должны были бы стать расой отвратительных откровенно сексуальных культуристов? Почему бы не дать шанс людям типа Stephena Hawkinga или Hellen Keller — разве технология не позволяет победить многие недостатки? Возможно, эволюция будет предпочитать людей умных или тех, кто действительно осуществят расцвет этого мира.

Не стоит спорить, поскольку эволюция не отдает предпочтения ни одной из вышеописанных сил.

Эволюция генов имеет, вероятно, ввиду только репликации самого приспособленного ДНК. «Самый приспособленный» это тот, кто быстрее и ловчее распространяется. Таким образом, пока мы заботимся о репликации ДНК, размножаясь и развиваясь, генетическая эволюция будет к нам благосклонна. В то же время эволюция содействует насекомым, которые значительно превосходят нас по численности, и конечно же, вирусам, которые успешно эксплуатируют любую доступную машину для размножения, включая нас. Победа людей, насекомых или вирусов в этой борьбе — это вопрос относительный. Считается только эволюция ДНК — игра, в которой мы всего лишь участники.

ЭВОЛЮЦИЯ ЭТО НЕ ТЕХНИКА

Эволюция генов или мемов — есть результат непрестанной борьбы; ее произведения - экстравагантны и случайны, так как не родились в уме гениального конструктора.

Чем эволюция отличается от техники? Инженерные конструкции — это служащие определенной цели комплексы, состоящие из выполняющих разные задачи элементов, эволюционные же изменения происходят постепенно и в разной степени увеличивают потенциал выживания и репродукции объектов. Хороший инженер избегает случайных и необдуманных решений — халтур. В то же время эволюция не только предпочитает, но и просто обожает халтуры. Нахождение нового применения для уже существующего элемента при по крайней мере частичном сохранении его предыдущей функции — это типичная схема процесса эволюции.

Классическим примером такой эволюционной халтуры является строение человеческого глаза. Так вот, нервы, соединяющие светочувствительные клетки с мозгом, выходят из передней, а не задней части сетчатки — проходящие спереди «проводники» заслоняют поле зрения! Трудно себе представить, чтобы какой-нибудь инженер приготовил такой проект. А эволюция именно таким образом сконструировала глаз, продуцируя очередные халтуры из того, что было в ее распоряжении. Представьте себе примитивную форму жизни миллион лет назад: ее светочувствительные клетки постепенно эволюционировали, превращаясь во все более совершенный орган зрения. Поскольку светочувствительные клетки вначале были несложными, их расположение не имело значения. Когда они со временем преобразовались в сложный, снабженный хрусталиком глаз, было уже поздно исправлять проект и перекладывать «провода» на тыльную сторону сетчатки.

Непосредственное действие эволюции вызвало появление кода ДНК, который очень трудно расшифровать. Если бы ДНК хоть немного напоминало компьютерные программы, с миллиардами «строк кода», разделенных на процедуры и подпрограммы, мы бы уже давно их разработали. Камнем преткновения политиков стал/strongи бы тогда их моральные предпочтения, которые align=они отдают использованию генной инженерии для создания новых жизней. Если бы действие ДНК было таким простым, генные инженеры начали бы по своему усмотрению проектировать (а предположительно также и патентовать) различных животных и другие организмы. Я думаю, что даже законы, запрещающие создание новых существ, не остановили бы конструирование интересующих видов. Что бы ты сказал, если бы создали убойный скот, дающий полностью чистое и здоровое мясо; специальные бактерии, введение в кровь которых уничтожало бы злокачественные опухоли или уд valign=аляло бы атероtext-indent: 35px; text-align: justify; cellpadding=склеротические бляшки со стенок артерий; собак, которых не надо было бы учить приносить туфли или газету, лаять на не прошенных гостей, готовить...?! Независимо от наших предпочтений, моральных дебатов о биотоварах не следует ожидать слишком скоро.

Эволюция ДНК не похожа на процесс создания компьютерных программ. ДНК эволюционирует благодаря мутациям — изменениям, основанным на обращении, скрещивании, перемещении с места на место и удалении мелких фрагментов генетического материала — оказывающим влияние на развитие зародыша и формирование взрослого организма. За малым исключением — отсутствует однозначное соотнесение определенного фрагмента ДНК и определенной части возникшего на его основе организма. Вопреки распространенному сравнению, ДНК — это не матрица. Невозможно выделить, какой конкретно фрагмент человеческого ДНК отвечает за формирование правого указательного пальца или ногтя малого пальца левой ноги.

Конечно, ученые открыли несколько отрезков ДНК, отвечающих за такие черты, как цвет глаз, группа крови или подверженность различным болезням. Однако число этих отрезков несоизмеримо мало по сравнению со всем генетическим материалом человека, а ученые склоняются к выводу, что значительные сегменты человеческого ДНК не выполняют никакой существенной для человека функции.

Удивительно? Возможно. Если мы станем рассматривать функцию ДНК через призму личности, организма. Если мы признаем, что ДНК — это только орган репродукции, то существование огромного количества бесполезного ДНК — дополнительного багажа — не будет иметь никакого смысла.

И все же с перспективы самой ДНК все имеет свой смысл. С точки зрения генетического материала, человек, существование которого — это результат присутствия ДНК в мужских и женских половых клетках, он просто самое успешное из разработанных природой средств копирования именно этого генетического материала. В тепле материнского лона ДНК производит одну клетку за другой, каждая из которых содержит его копию, что в конце концов может привести к возникновению новой единицы (или даже близнецов) готовых пойти вперед и способствовать размножению ДНК. Когда-то мы удивлялись, почему каждая клетка всегда содержит полную копию исходной ДНК, раз это ничему не служит. Фактически, не служит ничему; мы не могли этого понять, так как всегда были необычайно эгоцентричны!

 

С точки зрения ДНК существование человека служит исключительно хранению копии генетического материала.

 

Фрагменты ДНК не соперничают друг с другом за пропитание или партнеров — таким образом по сути нет повода думать, чтобы природа помогла нам избавиться хотя бы от части лишнего генетического багажа. Малюсенький ДНК сидит себе спокойно в самой середине клеток, создающих наши красивые тельца. Хотя кажется, что нас — высокоразвитых существ — это не касается, все же цель жизни состоит по сути в нахождении соответственных партнеров и способствованию дальнейшему размножению нашего ДНК. Ты думаешь, что я преувеличиваю? Помни, что виды формировались в течение миллионов лет в ходе непрестанного отбора и копирования самого приспособленного (реплицирующегося) ДНК. Модель эволюции себялюбивых генов позволяет объяснить многие загадочные до сих пор особенности поведения организмов.

ЭВОЛЮЦИЯ ВИДОВ

Однажды я просматривал один из доступных на рынке подборок ответов на навязчивые вопросы типа: «Откуда берутся пустые страницы в конце книг?» или «Почему кнопки для закрывания дверей в лифтах никогда не работают?» и натолкнулся на вопрос: «Зачем кашалотам в головах ямы, заполненные растительным маслом?» (Felaman, David. When Did Wild Poodles Roam the Earth?» (Когда жили дикие пудели?) изд., Harper Perennial, 1992). Пустые страницы в конце книжек получаются оттого, что печатаются одновременно несколько страниц на одной карте, называемой сигнатурой. Если количество страниц книги не делится целиком на количество страниц, выпадающих на сигнатуру, получаются пустые страницы. Кнопками, закрывающими дверь в лифте по правилам могут пользоваться прежде всего пожарные во время тушения пожара. Масло это, так наз. спермацет, собирается в ямах голов кашалотов, а также вдоль их позвоночников).

Автор сборника цитировал высказывания нескольких авторитетов в этой области, каждый из которых называл свое вероятное предназначение этих пространств. Знатоки убеждали, что хранилища масла каким-то образом способствовали выживанию и размножению китов. Интересно, что ученые свои ответы строили так, словно механизм производства масла был специально спроектирован, а не сформирован естественным отбором. Словом, любая новая в эволюционном смысле черта служит копированию репликатора, т. е. ДНК, отвечающего за вырабатывание этой черты. Обычно новая особенность либо помогает животному выжить, либо размножаться. Наличие сборников спермацета в головах кашалотов, вероятнее всего имеет какое-то влияние на выживание этих зверей. Следует полагать, что у их предков ямы эти были небольшими или же располагались в другой части тела, а может быть, их не было вовсе — в этом мы не можем быть уверены.

Существуют однако другие возможности. Хотя генные репликаторы очень сильно связаны со своими хозяевами, эта связь далеко не совершенна. Иногда интересы ДНК и интересы его обладателя противоречат друг другу. В доказательство этого утверждения я представлю одну гипотезу, касающуюся кашалотов.

Предположим, что много лет назад у кашалотов не было сборников масла. Однажды, вследствие мутации или другого генетического нарушения, на свет появился самец кашалота с ямой в голове. Наличие дополнительной структуры увеличило — за счет мозга — голову кашалота, что уменьшило быстроту передвижения животного, сделало его более подверженным атакам хищников и уменьшило шансы найти пропитание, в конечном итоге укорачивая предусмотренную продолжительность жизни. Тем не менее мутация эта имела один интересный побочный эффект. Если предположить, что сексуальная привлекательность самцов кашалотов зависит от размеров головы, то самец, у которого появилась яма, имел больший успех у самок, чем его товарищи. И хотя у него было меньше шансов на выживание, он часто совокуплялся, передавая ген сборника спермацета половине своего потомства.

Та же история повторилась с участием детей нашего кашалота. Вскоре несчастные малоголовые кашалоты влачили существование судьбы старых кавалеров, в то время, как более глупые и свободные самцы с большими головами привлекали всех самок. Если такая история на самом деле произошла, то эволюция встала на сторону себялюбивого репликатора, отвечающего за появление ямы с маслом, уменьшая шансы на выживание не имеющих их кашалотов. Поскольку мне бы не хотелось вдаваться в дискуссии с эволюционными биологами, вышеописанный пример — это исключительно плод моего воображения. Должен признаться, что никогда не слышал о таких гипотезах о кашалотах, однако знаю, что подобным образом ученые пытались объяснить возникновение разноцветных павлиньих перьев.

Другой пример: откуда взялись сложные ритуалы некоторых пауков, имеющие целью определить соответствующего партнера противоположного пола. Не родилось ли бы такое же плодовитое, здоровое потомство от связи между другими особями? Мы опять склонны расценивать все с точки зрения личности, что никак не облегчает нам понимание эволюционных фактов. Обработанные до мельчайших подробностей танцы пауков призваны обеспечить подбор партнеров с тем же ДНК.

Явление, аналогичное танцам пауков — это деятельность производителей приставок для компьютерных игр: фирма Nintendo снабжает свои приставки специальными приспособлениями, призванными сделать невозможными их контакт с картриджами других фирм. Возможно, тебе, как пользователю, больше бы подошли именно эти картриджи, но только один их вид приносит прибыль фирме Nintendo. Также и с ДНК — производителем организмов — только один биологический вид гарантирует ему репликацию.

 

Эволюция всегда работает в пользу себялюбивых репликаторов. Обыкновенно их копирование и распространение идет параллельно с выживанием и воспроизводством животного, однако в случае расхождения интересов преимущество остается за репликатором.

 

КОНЕЦ ЭПОХИ

И это было бы все, что касается эволюции генетической, истории успеха ДНК, в которой мы играем лишь второстепенную роль. Однако не надо переживать: придет и наше время. Хотя генетическая эволюция — это весьма увлекательная тема, она не имеет большого влияния на человеческую жизнь. Беспокоиться по поводу генетической эволюции, это как переживать, что нас раздавит ледник. И если ты не намереваешься стоять на месте все ближайшие несколько тысяч лет, то нечего волноваться. Что касается Твоей и моей жизни, то генетическая эволюция стоит на месте. С каплей счастья наше ДНК не изменится до конца наших дней.

Это конец века ДНК, но не конец рассказа. Для нас, людей, это только начало! Я уже упоминал, что люди вероятнее всего вступили в новую фазу эволюции. Я не хочу этим сказать, что мы стоим морально выше животных или что мы избраны Богом, хотя, возможно, так оно и есть. Я имею в виду лишь то, что наши умы, жизненные пути и культуры, в которых мы живем, находятся под влиянием фактора, отличного от ДНК. В то время как генp style= text-indent: 35px;етическая эволюция происходит так медленно, что собственно трудно в нее поверить, та другая эволюция происходит молниеносно, оставляя позади Дарвина и ДНК. Эта эволюция касается того, что на много ближе нам, чем ДНК.

Еще несколько тысяч лет назад ДНК решительно лидировало по части существующих во Вселенной средств хранения и размножения информации. Именно поэтому невозможно говорить об эволюции, не вспомнив о ДНК: эволюция касается копирования информации, а почти вся информация на Земле в те времена хранилась в ДНК.

Сегодня мы располагаем иным средством информации, в котором репликация, мутация и распространение происходят во много раз быстрее. Эта новая среда эволюционирует так успешно, что репликаторы создаются, испытываются и интенсивно пропагандируются в течение дней и даже часов, в то время как ДНК на это требовались тысячи лет. Новое средство информации так сильно, по сравнению с ДНК, притягивает наше внимание и так важно для нас, что вся генетическая эволюция бледнеет в его тени. Как называется это новое, зрелое и экспансивное орудие эволюции?

Мы называем его разумом, а репликаторы, эволюционирующие в умах, называются мемами.

 

Раздел 5

ЭВОЛЮЦИЯ МЕМОВ

Можно успешно сдерживать натиск

целой армии, но нельзя сдержать

идею, если пришло ее время.

Виктор Гюго.

 

Когда мозг усовершенствовался настолько, что мы могли воспринимать, накапливать, модифицировать и передавать друг другу идеи, неожиданно возникла новая среда, способная выполнять два необходимых для эволюции действия: копирования и введения новшеств. Мозг, который развился благодаря тому, что способствовал выживанию и размножению своего владельца, вдруг оказался в свете прожектора эволюции.

С возникновением человеческого ума эволюция приобрела не только новое, но намного лучшее поле деятельности, на котором она могла быстро набирать скорость. Биологические силы эволюции, которые обусловили, что на определенном этапе развития мозга появился разум, остались позади в миллион раз более быстрых маметических сил, управляющих эволюцией мысли, культуры и общества. Будущее эволюции мемов было обеспечено.

 

Мем — это репликатор, автоматически воспроизводящийся в сфере человеческих умов. Мемы эволюционируют благодаря тому, что умы очень быстро размножают и модифицируют идеи, образцы поведения, мелодии, формы, конструкции и т. д.

 

СЕБЯЛЮБИВЫЙ ГЕН РАЗУМА

С точки зрения генетической эволюции, к возникновению разума или его предшественника был причастен один из себялюбивых генов. Поскольку разум упрощал жизнь, люди выжили и размножились, воспроизводя заодно и этот себялюбивый ген.

ДНК, которое создало разум, не так хорошо приспособлено, как ДНК насекомых, благодаря которому его хозяева такие маленькие, быстрые и покрыты панцирем. Насекомых намного больше; мы проигрываем им в любом бою, хотя бы в бою за территорию. Как бы то ни было, разум несомненно приносит какую-то пользу, то есть, помогает нашему ДНК. Так мы и живем, мыслим и правим миром (по крайней мере так нам кажется).

Конечно, с точки зрения ДНК мы существуем лишь для того, чтобы плодиться и размножаться. Тем не менее, ДНК реализует свою цель необычайно медленно: один этап генетической эволюции длится около двадцати лет. Это просто черепаший шаг по сравнению с головокружительной скоростью эволюции мемов! Мутация идеи занимает не больше времени, чем необходимо для прочтения предложения.

В связи с тем, что меметическая эволюция происходит так быстро, большинство тех вещей, для которых мы используем мозг, имеет мало общего с генетической эволюцией. Даже самое гениальное достижение разума — научное открытие, изобретение, произведение искусства или литературы — это только надстройка других функций мозга, служащих размножению человеческой расы.

Я не хочу этим сказать, что теперь мы можем игнорировать гены. Тревожная статистика свидетельствует общее снижение умственных способностей, поскольку умные люди имеют преимущественно мало детей.

Я слышал, что один из членов Менсы, международной организации, объединяющей людей с очень высоким показателем интеллекта (который имеет место только у 2% популяции), вероятно желая сохранить ДНК, отвечающее за высокий интеллект, распространил в печати такое объявление: «Ты умен? Размножайся!» И хотя его призыв, кажется, не имеет ничего общего с преступной мечтой Гитлера о заселении Земли расой сверхлюдей, все же предложение селекционного воспроизводства людей — с какой либо целью — весьма спорно. Гены, под влиянием которых человек склоняется к принятию мемов, которые навязывают ему ограничение числа потомства — если они вообще у него имеются — погибнут через несколько поколений, уступая место конкурирующим генам, благодаря которым люди будут придерживаться мемов, склоняющих их к размножению.

Короче говоря, не забывайте иногда поглядывать в зеркало заднего вида, чтобы контролировать успехи генетической эволюции, но сначала давайте выедем на дорогу с быстрым движением — на которой и останемся уже до конца книги — на автостраду, по которой мчатся мемы.

ТАКИЕ ЖЕ СЕБЯЛЮБИВЫЕ МЕМЫ

Если мы хотим понять эволюцию мемов, то должны провести наши мысли окольным путем. Прямой вопрос о цели эволюции, типа:

 «Чему было приtext-align: justify;звано служить возникновение разума?» — бессмыслен, так как цель — это вопрос относительный.

 

У эволюции нет цели. Эволюция это просто беспардонная борьба репликаторов за доступ к механизмам репликации.

 

Представьте себе отрезок ДНК, благодаря которому существует разум. Назовем этот отрезок Минервой. Итакp align=/tr, Минерва может считать, что человеческий разум обеспечивает ей защиту и возможность репликации, мы же можем полагать, что Минерва существует лишь для того, чтобы мы имели умы. Все зависит от позиции наблюдателя.

Поэтому вместо того, чтобы смотреть на эволюцию мемов с нашей точки зрения, взглянем на проблему с иной перспективы. Положим, каждый мем действует в собственных интересах и изо всех сил старается реплицироваться и распространиться. Я ничуть не имею в виду, что «себялюбивые мемы» наделены сознанием или мотивацией; я лишь говорю, что лучше можно осознать природу эволюции, если взглянуть на вопрос с точки зрения мема.

 

Эволюция идеи, культуры и общества вращается вокруг себялюбивого мема, так же как осью эволюции видов является себялюбивый ген.

 

Я хочу еще раз подчеркнуть, что это не единственно правильный взгляд, а отвечающая определенныОднажды я просматривал один из доступных на рынке подборок ответов на навязчивые вопросы типа: «Откуда берутся пустые страницы в конце книг?» или «Почему кнопки для закрывания дверей в лифтах никогда не работают?» и натолкнулся /tablep style=на вопрос: «Зачем кашалотам в головах ямы, заполненные растительным маслом?» (Felaman, David. When Did Wild Poodles Roam the Earth?» (Когда жилtop1и дРаздел 5 икие пудели?) иtopзд., Harper Perennial, 1992). Пустые страницы в конце книжек получаются оттого, что печатаются одновременно несколько страниц на одной карте, называемой м целям модель. То, что мы увидим черtopp style=ез его призму, может быть неприятно — ведь мы привыкли к роли выдающихся, независимых интеллектуально личностей, а роль пассивных участников игры мемов нам совсем не подходит — стоит все же проглотить эту пилюлю: она помогает освободиться от проблемы непонимания культуры, в которой мы живем.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ МЕМА

С точки зрения мема предназначение человеческого ума — копировать мемы. Я не утверждаю, что у мемов вообще есть какая-то точка зрения по этому вопросу. Я хочу сказать, что если бы мемы были мыслящими существами, их точка зрения выглядела бы именно так. Они в такой же степени себялюбивы, как гены, конечно, в метафорическом смысле. Вся эта мыслительная конструкция — взгляда на мир с перспективы неразумных репликаторов — должна помочь в осознании трудностей. Таким образом с точки зрения мема не только наш ум и мозги, но также тела, города, государства и... телевизоры существуют исключительно для его пользы. Постарайся это обдумать: если бы телевизоры не содействовали копированию мемов (особенно мема-стратегии имей дома телевизор), не было бы их! Не скажешь же ты, что телевидение было создано биологической эволюцией?

 

Самые распространенные и доминирующие элементы нашей культуры те, которые эффективнее всего размножают мемы.

 

Каждый элемент нашей культуры, выходящий за рамки того, что мы наблюдаем у животных — а может быть, и это тоже — продукт эволюции мема. Самые популярные идеи — те, которые легче всего распространяются; самые ценные произведения искусства имеют лучше всего приспособленные мемы. Телепрограммы, которые не имеют высокого рейтинга, быстро гибнут, заменяемые каким-либо мутантом или другой программой. Самые популярные концепции ведения бизнеса, распоряжения деньгами или самосовершенствования это не те, которые можно назвать самыми лучшими, а те, которые лучше всего распространяются. Эти два момента иногда бывают связаны между собой, чаще же их ничто не объединяет.

Какие мемы хорошо распространяются? Что делает их хорошими репликаторами? Есть ведь столько путей распространения мемов — речь, письмо, язык тела, подражание, телевидение. Почему же тогда некоторые мемы, как злые вести из поговорки, разносятся молниеносно, тогда как другие, к примеру, непопулярные телепрограммы, гибнут? В поисках ответа обратимся к истокам эволюции мемов, когда генетическая эволюция все еще оказывала более мощное влияние на содержание умов, чем эволюция мемов. Вернемся во времена, когда ДНК, отвечающее за умные мозги, выиграло в борьбе с конкурентами.

ЗАЧЕМ НУЖЕН МОЗГ?

Первоначально мозг человека действовал исключительно в интересах своей ДНК, помогая ей размножаться. Его задачей было облегчить выживание, найти подходящего с генетической точки зрения партнера и способствовать произведению на свет как можно большего количества детей, которые достигли бы возраста размножения. Таким образом, изначальным предназначением наших мозгов было выполнение хотя бы одной из следующих задач:

— способствование увеличению шансов достигнуть или пережить репродуктивный возраст;

— увеличение количества потомства;

— помощь в поисках партнера, при участии которого возникло бы как можно больше копий «мозгового» ДНК.

Иными словами, мозг позволил эффективнее удовлетворять четыре основных влечения: борьбы, бегства, поисков пропитания и половое влечение.

До возникновения разума уже существовали мозговые механизмы удовлетворения этих влечений. Мы унаследовали от животных такие механизмы, как страх, отправление и прием слуховых и зрительных сигналов, память, а также стадный инстинкт. Все эти механизмы поддерживают репликацию ДНК.

Разделение мемов на группы, представленное во втором разделе, подтверждает первоначальное предназначение мозга, который обеспечивал выживание и размножение. Животным также можно привить такие категории, как лицо матери, картины безопасного питания; стратегии: дороги, по которой можно двигаться; способы нахождения пропитания; ассоциации: приятные либо означающие угрозу, облегчающие различение врага и друга. Эти основные функции мозга — это исходный момент для мемов, «компьютерное оборудование», в котором могут работать программы, называемые мемами.

ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩЕНИЯ

В процессе эволюции животные, которые успешно общались друг с другом, имели больше шансов выжить, чем другие. Какая информация имеется в виду? Конечно же, любая, имеющая отношение к опасности, пище и совокуплению. Ум помогает размножать мемы любого рода: стратегии, категории и ассоциации. Трудно переоценить значение копирования для эволюции человеческой культуры и знания. Если бы мы не могли копировать друг у друга возникающие в умах концепции, то должны были бы удовлетвориться знанием, добытым каждым в отдельности.

Когда разум созрел для появления речи, эволюция мемов набрала скорость. Речь революционным образом изменила процесс общения, способствуя появлению новых понятий или категорий, ассоциирование фактов и взаимную передачу стратегий. Ниже стоящие животные не могли этого сделать. С той поры способности общения постоянно совершенствовались, что способствовало выживанию и размножению человека. Облегчить общение можно двумя способами: громче говорить или внимательнее слушать. Кажется очевидным, что естественный отбор отдает предпочтение животным, которые, подавая звуковые или зрительные сигналы, хвастаются своей сексуальной ловкостью — в отличие от тех, которые несмело ждут. пока их заметит Тот или Та единственная. Немного сложнее понять, почему «себялюбивый» отбор выделяет также крикунов, которые своим поведением дают знать о грозящей опасности или доступной еде. Это обретает смысл только тогда, когда мы осознаем, что «кричащим» геном снабжены как громкие, так и прислушивающиеся в молчании. Не будем забывать, что генетическая эволюция симпатизирует генам, а не особям.

Что касается восприятия сигналов, то естественный отбор благосклонен к тем животным, которые готовы в любой момент прервать, текущее занятие и прислушаться к важной информации; и избавляется от тех, которые на это не способны. Важной для гена информацией можно назвать ту, которая влияет на его безопасность и возможность размножения, то есть, касающаяся угрозы, еды и секса. Если бы мама слоненка Бэмби немного раньше превратилась бы в слух, то, может быть, была бы жива и сейчас и рассказывала историю о том, как она как раз вовремя услышала треск веточки под ногой охотника, его неудачливого убийцы.

Первоначальной целью общения животных была передача информации, касающейся трех конкретных вещей: опасности, пропитания и секса. Мы так же, как продукт эволюции животного мира, охотно говорим об этом и уделяем этому больше внимания, нежели чему-то другому.

 

Мемы, касающиеся опасности, пищи и секса распространяются быстрее других, поскольку мы по природе своей к ним очень чувствительны эти мемы раздражают наши чувствительные точки.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ МЕМОВ

Рассмотрим, какие мемы оказали наибольшее влияние на наше выживание и размножение, способствуя распространению человеческого рода, наделенного способностью к общению. Мы можем их без труда назвать:

1. Кризис. Если страх быстро распространяется в группе, то ее члены узнают об опасности и имеют шансы уцелеть. Низшие животные передают друг другу мем кризиса своим поведением, примером чего служит паническое, стадное бегство. Только люди научились точнее передавать мем-категорию кризиса, что способствовало выживанию вида.

2. Вывод. Взаимная передача миссий для выполнения, таких, как борьба с врагом или поиск пищи, позволяла людям справиться с превратностями судьбы и пережить голодные времена. Люди, которые эволюционным путем выработали способность передачи и восприятия мема вывода, научились сотрудничать для достижения общей цели, обеспечивая тем самым выживание всей группе и своему ДНК.

3. Угроза. Сознание грозящей опасности, даже такой, которая не создает кризисной ситуации, было особенно полезно. Знание маршрута хищника или загрязненных отравленных источников было важным для выживания.

4. Проблема. Понимание того, что определенная ситуация — отсутствие пищи, присутствие потенциальных соперников — создает проблему, облегчило данной особи выживание и нахождение партнера.

5. Случай. Мы замечаем трофей, которым раньше была пища, животное или потенциальный партнер: значит должны действовать быстро, если не хотим упустить случай.

С вышеназванными мемами мы до сих пор имеем контакт. Чему тут удивляться, если возникновение наших мозгов, появление сознания, а вместе с ним — способности к передаче мемов в таком масштабе — это, по сравнению с продолжительностью эволюции ДНК, — относительно недавние события. Как бы то ни было, сейчас сложно было бы назвать культуру или субкультуру, в которой понятия кризиса, вывода, проблемы, угрозы или случая не вызывали интереса, хотя в каждом обществе их понимают по-разному.

Можешь проверить сам, действительно ли эти темы (особенно если прибавить сюда еще наших сtd style=В процессе эволюции животные, которые успешно общались друг с другом, имели больше шансов выжить, чем другие. Какая информация имеется в виду? Конечно же, любая, имеющая отношение к опасности, пище и совокуплению. Ум помогает размножать мемы любого рода: стратегии, категории и ассоциации. Трудно переоценить значение копирования для эволюции человеческой культуры и знания. Если бы мы не могли копировать друг у друга возникающие в умах концепции, td style=то должны были бы удовлетвориться знанием, добытым каждым в отдельности.тарых знакомых: опасность, пищу и секс) являются основными элементами человеческого общения — переключи несколько раз каналы телевидения, просмотри прессу, которую обычно читаешь. В настоящий момент список бестселлеров страны переполнен «ужастиками» и романами. Среди других в числе самых популярных оказались книги, описывающие смертельные болезни (вирусы!) и кризисные политические ситуации, а также сексуальные и кулинарные советы; время от времени появляется к text-indent: 35px; text-align: justify;Что касается восприятия сигналов, то естественный отбор благосклонен к тем животным, которые готовы в любой момент прервать, текущее занятие и прислушаться к важной информации; и избавляется от тех, которые на это не способны. Важной для гена информацией можно назвать ту, которая влияет на его безопасность и возможность размножения, то есть, касающаяся угрозы, еды и секса. Если бы мама слоненка Бэмби немного раньше превратилась бы в слух, то, может быть, была бы жива и сейчас и рассказывала историю о том, как она как раз вовремя услышала треск веточки под ногой охотника, его неудачливого убийцы.акая-нибудь книга, посвященная самосовершенствованию, дающая лучик надежды. Наверно, люди читают это все, так как боятся опасности, угрожающей им, если они этого не сделают. Книга The Doctor's Quick Weight-Loss Diet (Врач советует: молниеносная диета для похудания) была распродана в несколько миллионов экземпляров наверно только благодаря мемам, заключенным в названии. Разве это не прекрасный случай: купить книгу, в которой некто, кому ты доверяешь, описывает проблему кризиса Твоей сексапильности в связи с питанием.

Чтобы проиллюстрировать эффективность мемов кризиса, вывода, проблемы, угрозы и случая, я представлю два абзаца, правильно передающие содержание книги о мемах. В первом из них упомянутые мемы отсутствуют.

 

Введение в меметику это сборник основных понятий науки о мемах. В следующих главах представлены самые разнообразные положения из этой области и показано, как меметика влияет на человеческую жизнь, как она объясняет исторические факты, а также что предлагает на будущее.

 

В другой абзац я впихнул все пять важнейших мемов:

 

«Психические вирусы» показывают, что нам грозит кризис, связанный с появлением враждебной технологии, называемой меметикой. На чем основана эта угроза и как мы можем уберечься от ее пагубных последствий? Наш единственный шанс состоит в том, чтобы каждый человек прочитал «Психические вирусы», пока еще не поздно!

 

Люди обычно засыпают в середине изучения текстов первого типа и больше обращают внимание на второй. Эту тенденцию трудно сдержать: такая реакция закодирована в наших мозгах. Возможно, при прочтении второго абзаца, ты почувствовал сомнения. Скептицизм — это мем-стратегия, в некотором смысле защищающая мемы, которые сейчас населяют Твой ум. К сожалению, эта стратегия приводит к отрицанию как вредных, так и полезных мемов.

ЧТО РАЗДРАЖАЕТ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ТОЧКИ

Дальше дело немного запутается, поэтому держись крепче. Помни, что мозг человека был создан не с какой-то конкретной целью. Наоборот — естественный отбор к одной халтуре добавлял другую, укрепляя одни структуры и ослабляя другие, пока не вычленилась конструкция, облегчающая репликацию генов, отвечающих за ее создание.

Эволюция мозга обусловила, что животные и люди еще больше сосредоточились на информации, касающейся угрозы, пропитания и секса. Когда эволюция мемов набрала темп, эти мемы оказались в числе победителей. То есть, не только эти мемы выжили? Нет, мозг конечно обращает внимание и на другие вещи. Например, смех или зевота — заразительны: когда мозг имеет с ними дело, то подражает им.

Однако прежде всего мозг обращает внимание на то, что существенно для выживания и репродукции. Казалось бы, у людей также бывают другие интересы. Даже если это так — то только потому, что генетическая эволюция не прекратилась, когда люди наконец смогли заметить атакующего тигра, готовую пищу или поглядывающего сквозь ресницы представителя противоположного пола.

 

Эволюция выработала много хитрых, коварных или опосредованных методов избегания опасности, добычи пропитания и завлекания партнера.

 

До появления сознания мы не умели логично, рационально использовать эти стратегии; но у нас были чувства, инстинкты и влечения, которыми, кажется, обладают и животные.

У животных имеются 4 врожденных влечения: инстинкт борьбы, бегства, питания и совокупления. Таким образом, опасность, пища и секс не просто притягивают внимание, у нас есть также закодированные автоматические, не требующие размышлений реакции: два способа справиться с угрозой и по одному в вопросах питания и секса. Как действуют эти влечения? Внешний стимул раздражает определенную часть мозга, которая отвечает за поведение, обеспечивающее удовлетворение потребности — разве что мы сознательно сдержим свою реакцию. Даже если это удастся, мы будем чувствовать, что в нас происходит; не трудно назвать чувства, сопутствующие инстинктам борьбы, бегства, утоления голода и совокупления: гнев, страх, голод и вожделение.

Эти четыре чувства однозначно закодированы в мозге. До сих пор нам, людям цивилизованным, случается, что кто-то или что-то «затрагивает наши чувствительные пункты», то есть, делает или говорит что-то, что вызывает какое-нибудь из этих основных чувств. «Чувствительное место» обычно ассоциируется с гневом, однако существуют также чувствительные точки, высвобождающие страх, голод или вожделение. Конечно, мы знаем, что не следует поддаваться импульсу и действовать, когда что-то затронет чувствительное место, но трудно не обращать внимания на то, что происходит — а в то время, когда мы сосредотачиваемся, появляются мемы.

Понятие концентрации играет ключевую роль в понимании природы мемов: выигрывают те мемы, которые являются предметом внимания многих людей. Поскольку генетическая эволюция длилась миллионы лет, нас не удивляет тот факт, что большинство животных, включая человека, проявляют врожденную тенденцию сосредоточения на вопросах, существенных для выживания: угрозе, пище и сексе.

Принимая во внимание вышесказанное, в поисках вируса обратимся вначале к ситуациям, которые затрагивают хотя бы одну из упомянутых четырех чувствительных точек, высвобождая гнев, страх, голод или желание. Эти ситуации только напрасно отвлекают наше внимание и засоряют сознание.

СОЗНАНИЕ

Усовершенствование коммуникации повысило шансы на выживание человеческого рода. Новшеством, которое на самом деле сделало нас людьми, было все же появление сознания. Именно эта инновация обусловила также, что мы стали идеальной средой эволюции мемов. Вначале сознание служило той же цели, что остальные функции мозга: облегчало нам выживание и размножение, а тем самым — репликацию ДНК. Каким образом? Возможно именно так:

— Сознание способствовало общению и сотрудничеству людей в поисках пропитания и борьбе с врагами.

— Делало возможным планирование.

— Благодаря умению разрешать проблемы людям легче было найти еду и партнеров.

— Лучшее понимание мира способствовало повышению эффективности действия во всех сферах жизни.

Неплохо было бы понять, что эти вопросы самым естественным образом находятся в центре нашего внимания — это приоритеты действия человеческих мозгов.

 

Все глубокие мысли и интеллектуальные модели — это только временная надстройка функций мозга, связанных с выживанием и репродукцией (воспроизводством), основанных на примитивных автоматизмах страха, гнева, голода и вожделения.

 

ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ТОЧКИ ВТОРОГО ПОРЯДКА

Остановилась ли генетическая эволюция на этапе четырех основных влечений? Нет, она развивалась дальше. Мозг сформулировал многочисленные вторичные стратегии, призванные не только облегчить выживание и воспроизводство, но также удовлетворить четыре потребности первого порядка. Вот некоторые из вторичных инстинктов, которые могут использоваться мемами:

Принадлежность. Люди — существа стадные — они любят компанию. Можно перечислить достаточно много эволюционных причин образования этого инстинкта, между прочим — большая безопасность в группе, возможность проще хранить и распоряжаться запасами или хотя бы большее количество потенциальных партнеров. Мемы, передающие людям чувство принадлежности, сильнее тех, у которых нет этой особенности.

Стремление выделиться. Склонность к новаторским или выдающимся поступкам способствует нахождению пропитания или убежища, кроме того позволяет возвыситься над соперниками. Мемы, благодаря которым люди чувствуют себя другими, выделенными или важными, эволюционно очень сильны.

Забота. Поскольку большую часть нашего ДНК мы делим с другими, нет ничего удивительного в том, что в ходе эволюции сформировался инстинкт заботы о благе других людей.

ДНК животных во многом напоминает наше собственное — что объясняет любовь людей к животным. Интересно, каков был бы результат научных исследований, оценивающих качество человеческой заботы о более или менее родственных нам генетически видах животных. Уверен, однако, что собаки и коты на голову разбили бы шимпанзе, хотя эти последние имеют с нами больше общего ДНК.

Желание угодить (подстроиться). Это влечение к действию, приносящему аплодисменты или одобрение. Вместе с формированием человеческих или звериных общностей, члены, выполняющие предписанные им роли, способствовали закреплению не только своих, но наверняка также общих для группы генов, в отличие от особей, не придерживающихся правил. Мемы используют это влечение и играют на чувствах, сопутствующих его неудовлетворению, таких как чувство вины, стыд и сожаление.

Повиновение авторитетам. В генетических интересах каждой особи — то есть в интересах ее ДНК — признавать превосходство кого-то более сильного или умного. Согласие с авторитетом увеличивает шансы на выживание и воспроизводство, конфронтация же грозит смертью или одиночеством.

Все эти второстепенные инстинкты действуют аналогично первичным влечениям: когда ты поступаешь согласно инстинкту, чувствуешь себя хорошо, сопротивляясь ему, чувствуешь себя плохо. Возникшие на этой почве вторичные чувства не так выразительны, как злость, страх, голод или физическое влечение; нет также абсолютной уверенности, в одинаковой ли степени они у, всех подчинены соответственным инстинктам. Во всяком случае люди, у которых силен инстинкт принадлежности или стремления выделиться, знают, о чем я говорю. Самый важный это следующий вопрос:

 

Существует много вторичных влечений, связанных с разными сильными чувствами. Мемы, которые вызывают эти чувства, имеют эволюционное преимущество над другими мемами.

 

Мы обращаем более пристальное внимание на мемы, которые затрагивают чувствительные точки просто потому, что мемы этого рода легче реплицируются и врастают в культуру. Мемы, которые раздражают первичные и вторичные чувствительные места, имеют эволюционное преимущество перед остальными — даже тогда, когда те другие мемы лучше подходят к обстоятельствам или положительнее влияtext-indent: 35px;ют на качество нашей жизни. Запомни, естественный отбор не имеет ничего общего с качеством жизни, а только — с количеством произведенных копий.

Так же как реплицируется ДНК, если созданный им организм выживет и размножится, так и мемы реплицируются, когда инициированное ими поведение привлекает внимание. Раздражение чувствительных точек — прекрасный способ оказаться в центре внимания; таким образом распространяются мемы, которые нас беспокоят, возбуждают, нервируют или ввергают в ужас.

ЛУЧШЕ ПРИСПОСОБЛЕННЫЕ МЕМЫ

Мемы всегда эволюционировали — да и сейчас эволюционируют с большой скоростью. Их эволюция началась в момент, когда мы научились копировать. В своем развитии они прошли путь от базовых мемов, в копировании которых состояло первоначальное предназначение мозгов, до мемов, которые по разным причинам лучше распространялись, то есть, лучше приспособленных. Центром эволюции мемов являются «организмы» культуры, обитающие в природе человеческих умов, аналогично ДНК, эволюционировавшему с помощью живых существ, присутствующих в природе нашей планеты.

Кроме мемов, служащих выживанию, существуют и такие, которые не имеют прямого отношения к выживанию человеческого рода, однако благодаря своей природе хорошо распространяются. Это у них так хорошо получается, потому что они являются вариантами идеи «распространяй этот мем».

Традиция. Служит автоматическому закреплению мемов-стратегий, связанных с продолжением существующих до сих пор действий или убеждений, причем не имеет значения, хороша ли данная традиция или плоха, существенна или нет. Давайте представим себе два фиктивных общества: Клуб Кенгуру и Союз Улиток. В статусе Улиток делается ставка на традицию: члены союза встречаются в субботу до полудня, придерживаются определенных ритуалов, например, опустошения солонок до обеда; Клуб Кенгуру делает ставку на новизну и разнообразие. Двадцатью годами позже мем традиции Улиток будет по-прежнему жив, а вместе с ним встреча в субботу утром, а также опустошения солонок. Первичные мемы Кенгуру погибнут по причине разнообразия.

Когда кто-то начинает традицию, она продолжается произвольно, пока не будет прервана чем-то более сильным, чем она. Люди, зараженные мемом традиции, оказываются запрограммированными «повторять этот мем в будущем, а также передавать этот мем будущим поколениям!». Традиции упрямо держатся за жизнь.

Обращение (в веру во что-либо). Мемы, которые без обиняков рекомендуют популяризировать себя, имеют большое преимущество перед другими. Обращение часто бывает подкреплено мемом вывода (заключения). Независимо от того, истинна или фальшива проповедуемая идея, обращение так эффективно, что стало p/pодним из самых распространенных мемов на земле. Обращение, это приказ «распространять мем любой ценой!»

А сейчас подошла очередь мемов, которые окапываются в человеческих умах и защищаются до последнего:

Вера. Мемы, которые наказывают тебе слепо верить, невозможно удалить из системы ни силой, ни уговорами. Вера в совокупности с обращением — это прекрасная рамка, которую можно заполнить любым материалом.

Скептицизм. Сомневаясь в новых идеях, мы защищаемся от новых мемов. Хотя скептицизм и является противоположностью веры, подобно ей он воздействует на покоренный собой разум. Скептики наравне с верующими сопротивляются новым идеям: как одни, так и другие часто ведут нескончаемые диспуты и ничего не принимают к сведению.

Эффективность следующей группы мемов вытекает из сущности общения. Помнишь игру в «глухой телефон»? Начинается все с того, что кто-то шепчет какое-то предложение на ухо другому, который шепотом передает его следующему участнику игры. Когда круг замыкается, фраза выходит, как правило, искаженной до неузнаваемости, а ее создатель взрывается смехом, видя, как изменились его слова. «Глухой телефон» — это эволюция мемов в миниатюре — какие мемы выдержат такое испытание и останутся нетронутыми?

Знакомость. Неизвестные слова или фразеологизмы быстро преобразуются в знакомо звучащие определения: «pate, de fai gras» (паштет из гусиной печени) быстро превращается в «боты швагра» (бел.). То, что известно, распространяется быстрее, поскольку у людей есть мемы-категории, связанные со знакомыми объектами, и их замечают чаще.

Осмысленность. Мемы с логическим содержанием распространяются быстрее, чем бессмысленные. Люди скорее воспримут объяснения ошибочные, но способные убедить, чем правильные, но непонятные. Хороший пример это искаженные цитаты известных людей. «Еще защищается звеж (зверь) (бел. с башен) Альпухари Альманзор с горсткой рыцарей». В тексте Мицкевича Альманзор защищается с башен Альпухари. Мой любимый пример того, как мем может измениться в мировом глухом телефоне, — цитата из эссе Эмерсона «Рассчитывать на себя»: «Глупые последствия — пугало для малых умов». Эту фразу так часто перевирают, что даже автор книги, посвященной фактам искажений смысла цитат и событий, сама ошибается, корректируя очередную версию фразы Эмерсона! (Dane Jordan, 1001 Facts Somebody Screwed Up (1001 переиначивание) изд. Zongstreet Press, 1993. Автор смущенно констатирует «Rafph Waldo Emerson сказал не «Непоследовательность — пугало для малых умов», а: «Глупая непоследовательность — пугало для малых умов». А это большая разница»).

Цитата Эмерсона показывает всю опасность «ловушки правды». Пугало для малых умов — то, что удерживает людей от использования всех жизненных возможностей — способствует тому, что первая попавшаяся меметическая программа, усвоенная человеком еще в детстве, долгие годы продолжает управлять всей его жизнью. Когда ты усвоишь принципы меметики, то познаешь все программы, которые неосознанно реализуешь. Если захочешь, то научишься, как себя перепрограммировать и направить свою жизнь в новое русло.

Конечно, тебе придется тогда предусмотреть влияние других программ: оценивающих твою прежнюю программную базу, побуждающих к ее изменению, определяющих Твои «настоящие» предпочтения и т.д. и т.п. Хватит этих философских рассуждений! Меметика не занимается оцениванием; не навязывает образа жизни, а только предоставляет возможность существовать согласно с принятым решением, сознательным выбором.

Теория меметики — коллекция метамемов, касающихся меметики — возникла уже двадцать лет назад, а распространяется все еще очень медленно. Моя цель, как автора «Психических вирусов», состоит в том, чтобы объединить как можно больше успешных мемов с метамемом меметики, и тем самым способствовать его быстрейшему и эффективному распространению. В этом есть свой смысл, правда?

СТАРЫЙ МОЗГ В НОВОМ СВЕТЕ

Меметика — не единственная малоизвестная научная теория. Очень многие научные теории трудно понять. Честно говоря, наука — это ' только один из многих сложных аспектов культуры, которые сложно понять. Видно, человеческий мозг не способен на это. Но, собственно говоря, с чего мы взяли, что должно быть иначе? Или мы ждали, что компьютер «поймет» свою собственную программу? Ничего подобного! Задача компьютера — выполнять программу, а не понимать ее. Мозг возник не для того, чтобы понять сущность своего действия, а чтобы исполнять определенные функции. Понимание науки, то есть, использование мозга в целях непредусмотренных, требует много-много труда.

«Зачатки» мозга человека возникли миллионы лет назад. На протяжении большей части этого далекого периода, как подтверждают археологические раскопки, наша среда изменилась очень незначительно. По сравнению с временными рамками генетической эволюции, его динамические изменения начались только недавно, но происходят достаточно быстро, настолько, что теперешнему поколению придется существенно изменить свои привычки. Стремясь понять сущность мемов, мы должны помнить, что изначально целью человеческого мозга было облегчение выживания в относительно стабильных условиях. И если с момента появления сознания, они изменились до неузнаваемости, то мозг сам по себе вообще не изменился.

Эволюция мемов предпочитает те идеи, убеждения, отношения и мифы, которым мы посвящаем больше всего внимания и которые мы громче всего провозглашаем. Они определяются в результате сложной цепи взаимодействий между чувствами и влечениями, а также между вожделениями и страхами. Они призваны облегчить выживание и воспроизводство — разве что мы сами решим посвятить внимание чему-нибудь другому.

Слово «посвятить» в словосочетании «посвятить внимание» прекрасно передает значение этого определения. Внимание — это часть сознания, сектор нашей жизни, то есть — ценный товар. Когда мы сосредоточиваем его на чем-нибудь, то лишаемся части сознательного опыта (переживания). Кто из нас сознательно концентрируется на вопросах действительно сущностных? Я уверен в одном: я не терплю, когда мое внимание отвлекают особы и события, которые раздражают унаследованные от предков-животных чувствительные точки выживания и воспроизводства. Из-за этого я постоянно неосознанно растрачиваю попусtbodyту много ценной энергии.

Сосредоточенность на вопросах угрозы, питани я и секса обусловлена генетически и не зависит от наших предпочтений. Знай, что если вместо важных дел в центре Твоего внимания оказывается какой-то бесспорный кризис, новейшиp style=й и вкуснейший вариант пиццы или привле кательный прохожий, — это гены стараются прорваться к хранилищу Твоего сознания.

Идеи заразны. Мы заражаемся от других людей, наблюдая за их поведением, копируя разные элементы окружающей нас культуры. Хорошо, если мы принимаем идеи полезные, т.е. служащие реализации наших целей. Но ты сам знаешь, что распространяемость идей зависит от того, насколько хороши их мемы, а не от их полезности или правдивости.

 

Очень приятно представлять, что мир становится все лучше и лучше, цивилизованнее и человечнее, но по сути эволюция ведет к заселению его все лучше воспроизводящимися темами и вирусами ума.

 

Ты не задумывался, почему в жизни приходится так много страдать? Людям кажется, что идеальная жизнь — это отдых и непосредственность. Мне очень жаль, но я вынужден вывести их из заблуждения: спонтанность совершенно не соответствует нынешним временам. Лавинообразные изменения культурных, технологических и социальных условий привели к тому, что естественное поведение уже не способствует успешной репликации наших генов. В настоящее время имеет место полная неприспособленность анахроничных схем мозга к задачам и возможностям человека.

Ввиду такого, а не иного строения человеческого мозга, определенные ситуации легко притягивают внимание и мгновенно вызывают соответствующие реакции. Проблема в том, что эти обстоятельства для нас уже не так важны, как в доисторические времена, а их значение не выходит за рамки влияния на процесс копирования генов. Быстрее всего множатся в обществе идеи, которые проворней всего изучают доисторические мозги человека. Наука всегда последовательно противопоставлялась естественному отбору неактуальных идей, стремясь отобрать полезные, цельные идеи, верно отражающие действительность, однако в связи с этим значительно опередила остальные элементы культуры.

С ДАЛЬНИМ ПРИЦЕЛОМ

Сейчас, минуточку. Ведь мемы — это продукт человеческой приспособленности. Быть может, их сумасшествие — это тот метод, который наконец даст человечеству хорошие результаты! Можем ли мы спокойно спать, зная, что в дальнейшей перспективе благодаря мемам мы лучше приспособимся к среде? Быть может, независимо от того, что содержится во всех этих мемах, мы упадем на четыре лапы, потому что, ну что ж..., наш вид просто напросто автоматически приспособится к изменениям в окружении?

Это очень симпатичная точка зрения, однако совсем не реальная, разве что эволюция вытеснит все мемы, а нас — вместе с ними. У мемов — свой эволюционный путь; их цель — не способствование репликации наших генов. Если ты мне не веришь, то как бы ты объяснил факт, что общества с высочайшим уровнем культуры имеют самую низкую скорость демографического прироста, и самую эффективную культурную экспансию. Они распространяют свои мемы — не гены!

Ну, хорошо. Ты можешь не согласиться с тем, что эволюция мемов, не поправит нам эффективно нашу сексуальную жизнь и не увеличит количество семей. Но по крайней мере долгое время будет способствовать выживанию, правда! Разве нет другого выхода? Ведь мемы живут в наших умах, не так ли?

Ничего подобного. В то время, как ты читаешь эти строки, информация как раз и находит новые способы размножения и выживания. Идеи, которые некогда были бы забыты, не оставив и следа, сейчас в любой момент доступны, благодаря системам поиска информации. Компьютеры создают копии безопасности данных — размножают информацию — совершенно автоматически. Письма «по цепочке», рассылаемые электронной почтой (e-mail) — это предвестники будущих вирусов, обиталищем которых могли бы быть как умы, так и компьютеры. (Эволюция компьютерных писем-цепочек — весьма интересное явление. Недавно на одной из BBS Интернета появилось сообщение, предупреждающее об опасности чтения определенных посланий, возможно, зараженных компьютерным вирусом. Автор предостережения, естественно, убеждал, чтобы получатели письма скопировали его и разослали, чтобы уберечь от опасности. Думающие пользователи сети удивлялись, каким таким чудесным образом информация может содержать вирус, если общеизвестно, что заразить компьютер вирусом можно только запустив какую-нибудь программу, а самого по себе вывода текста на экран не достаточно. И все же через неделю копии предостережения стали «вездесущи». Вопрос — какое из электронных посланий содержало вирус?)

Параллельно повышению интеллекта компьютеров будет возрастать число населяющих их репликаторов, которые будут не просто распространяться, но и эволюционировать. Если компьютерные репликаторы возьмут верх над действующими в умах мемами и станут главными хранителями и переносчиками информации, то, возможно, именно они начнут определять, каким быть нашему миру, вытесняя мемы — как некогда мемы вытеснили ДНК при формировании земной среды. Кто знает, быть может, машинные репликаторы отодвинут нас на второй план: мы превратимся в мелкие знаки в статистической книге Вселенной. А если бы нам пришло в голову встать на пути этих новых компьютерных репликаторов, то нас ожидает участь многих других генных репликаторов, которые вымерли или были уничтожены...

Даже если мы выживем, какой будет наша жизнь? Лучшей или худшей? Некоторым может показаться, что если мы позволим культуре свободно эволюционировать, то соперничающие между собой политические, религиозные, экономические и научные концепции в конце концов перемешаются, образовав своего рода умственную систему свободной конкуренции, которая превратит мир в утопию, рай на земле, страну вечного счастья. Такие представления распространили в конце XIX века в эпоху хищного капитализма, сторонники популярной тогда философии, так называемого социального дарвинизма.

С другой стороны, принимая во внимание тот факт, что эволюция мемов происходит в молниеносной скоростью по сравнению с генетической эволюцией нашего вида, мы можем предположить, что неконтролируемая меметическая эволюция обусловит, что мы все больше умственных резервов будем посвящать эволюции мемов. Мы могли бы опасаться, что эволюционирующие вирусы будут действовать все более ловко, подталкивая человека к роли ничего не подозревающего несчастливого слуги. Если даже они согласятся с его существованием и общением, то ничто не заставит их сделать жизнь приятнее или хотя бы «не разгоняться» со страданиями. Если до этого дойдет, то большинство людей погрузится в немое отчаяние.

Куда приведет нас эволюция мемов? В рай или в ад на земле? А может, никуда? Можем ли мы повлиять на ее ход? А если — да, то стоит ли пытаться?

Ответ может дать новая противоречивая наука, называемая эволюционной психологией, занимающаяся изучением эволюции умов: каким образом и под влиянием каких факторов они приобрели свой нынешний вид. Мы уже вступили на территstrongор/pию интересов эвоtext-indent: 35px;люционной психологии, когда обсуждали четыре основных влечения и сущность общения. Теперь пора представить ключевое положение эволюционной психологии, а заодно, и наш любимый секс.

 

Тема: Куча бабок.

 Отправитель: Анонимный. Выполни точно следующие задания, и в течение от 20 до 60 дней получишь более 50000 долларов наличными.

(1) Немедленно вышли по 1 доллару первым пяти особам из прилагаемого списка, то есть, по адресам, обозначенным номерами от 1 до 5. Высылай только наличные. (Полная инвестиция? 5$). К каждому письму добавь следующую приписку: «Прошу вписать мою фамилию в твой список рассылок». Назови свое имя, фамилию и адрес. (Ты просишь выполнить законную услугу, за которую платишь 1$).

(2) Убери из списка фамилию человека, находящегося на первом месте. Передвинь остальные фамилии на одну позицию вверх. Впиши свое имя, фамилию и адрес вместе с почтовым кодом под номером 10.

(3) Когда впишешь все свои данные, вышли весь файл в 15 (пятнадцать) разных BBS (BBSBulletin Board Service — система компьютерных «досок объявлений», используемых в Интернете) как информацию или в архив файлов под названием MONEY.TXT. Используй прилагаемую описательную часть, чтобы обратить внимание на этот файл и подчеркнуть его значение для всех.

(4) В течение 60 дней ты получишь свыше 50.000 долларов наличными.

Оставь себе копию этого файла, чтобы иметь возможность воспользоваться им снова, когда тебе понадобятся деньги. С момента высылки упомянутых писем ты вступаешь в отрасль пересылочных услуг: люди платят тебе по 1 доллару за то, что ты внесешь их в своп рассылочный список. Распоряжение письмом ты можешь передать посреднику, данные которого ты можешь отыскать в местной адресной книге, обретая дополнительный источник доходов. Письмо будет иметь тем большую ценность, чем больше будет участников.

Внимание!

Проверь, не пропустил ли ты какой-нибудь фамилии или адреса в списке (в оперативной и постоянной памяти). Не выбрасывай ни списков фамилий, ни посланий, полученных от людей: это доказательство того, что ты предлагаешь услуги, на случай если бы финансовый отдел или другой институт пытался Тебя в чем-нибудь обвинить!

Помни, что когда один человек получит это послание и выполнит содержащиеся в ней инструкции, то пять других участников будут вознаграждены за свой вклад в ее создание квотой 1 доллара каждый. Твоя фамилия будет перемещаться вверх в списке в геометрической прогрессии, то есть, когда ты дойдешь до номера 5, то будешь получать тысячи долларов наличными. Помни — эта программа не выполнится только в том случае, если ты будешь нечестен... Поэтому поступай, пожалуйста, благородно! Это на самом деле действует! Спасибо.

(список фамилий изъят)

Нижеприведенное письмо написал один из участников программы: ... ... ..........

Всем тем, кто настолько благоразумен, чтобы принять участие в этом прибыльном предприятии: около шести месяцев назад я получил послание в виде электронного письма. Я проигнорировал его. В течение следующих двух недель я получил еще 5 копий информации. С ними я тоже ничего не сделал. Меня, конечно, тянуло принять в этом участие. Я мечтал, как заработаю пару тысяч, но я был убежден, что это очередная афера, которая не имеет шансов на успех. Я ошибался! Каких-то 3 недели спустя я увидел это же письмо в местном BBS в Монреале. Я подумал, что хорошо было бы попробовать то же благоразумен, самое на моем компьютере. Я не ожидал такого ответа, потому что считал, что если другие люди будут столь же скептичны, как я, то они вряд ли захотят расстаться со своими пятью долларами. А я еженедельно участвую в лотерее, и все, что я с этого имею — лишь ворох купонов! И вот на той неделе я решил, что сочту это все за некую лотерею. Я подписал конверты и выслал соответствующим особам по 1 доллару. За первые две недели я не получил ни одного письма. Когда настала четвертая неделя, я не мог поверить в то, что произошло: не скажу, что я получил 50000, но там было больше 35000 долларов! Я впервые за 10 лет вылез из долгов. Это была фантастика! Конечно, я вскоре растратил все бабки; теперь я опять пытаюсь воспользоваться этим чудесным способом зарабатывания денег. Выполни указания и успеха тебе!

Очень прошу, перешли копию этого письма вместе с прилагаемой информацией, так чтобы мы общими силами смогли убедить этих «маловеров», что это точно действует!

*****

Это неуничтожимое электронное письмо-цепочка — пример репликатора, заселяющего как умы, так и компьютеры.

 

Раздел 6

СЕКС — ФУНДАМЕНТ ЭВОЛЮЦИИ

Если ты увидишь парня,

карабкающегося за звездами,

можешь ручаться, что он это делает

ради какой-то куколки.

Frank Zoesser, Guys and Dolls

(Парни и куколки).

 

Самым интригующим открытием новой области знаний, эволюционной психологии, является ведущая роль секса в формировании человеческой культуры и поведения. Лавируя между Фрейдом и мужским шовинизмом, пуританством и сексуальной распущенностью, эволюционная психология лучше других наук объясняет сложное и полное внутренних противоречий поведение людей.

Когда будешь читать этот раздел, помни, что эволюционная психология занимается общими тенденциями — предрасположенностью, фактами из истории эволюции. Может это правда, что мужчины родом с Марса, а женщины — с Венеры (Намек на одноименную книгу John Gray (прим. перев.), но значит ли это, что мы должны перебраться на эти планеты? Люди могут развиваться согласно собственной воле. То, о чем ты прочтешь, не будет ни пессимистическим предсказанием будущих судеб человечества, ни оправданием его морального разложения и духовной деградации. Просто не стоит забывать о своем происхождении — ведь все мы до одного являемся плодами половой жизни предков.

Этот очевидный факт позволяет выдвинуть новый, простой тезис:

 

 

Ты — конечное звено непрерывной цепочки тысячи поколений людей женщин и мужчин — каждый из которых нашел себе партнера.

 

Если взглянуть на вещи с этой точки зрения, то стоит ли удивляться, что половое влечение столь сильно? Что люди ради секса готовы врать, изворачиваться и воровать? Что американские сенаторы предпочитают подставить свою карьеру, чем упустить случай переспать с молоденькой стюардессой. Что женщины предпочитают, чтобы мужчины их использовали, чем потерять потенциальных защитников своих детей? Хоть с рациональной точки зрения такие решения кажутся ошибочными но несмотря ни на что, мы принимаем их (потому что) настолько сильно нас влечет секс.

С тех пор, как организмы начали размножаться половым путем, гены, облегчающие животным, а затем и людям нахождение партнера, передавались следующим поколениям. И наоборот, естественный отбор был неумолим к особям, которые случайно или по собственной воле не объединялись в пары. Их ДНК погибло вместе с ними.

БОРЬБА ЗА СЕКС

Борьба за секс была первой битвой в войне ДНК за самовоспроизводство. Все организмы, размножающиеся половым путем, всегда оставались под прицелом естественного отбора, мгновенно уничтожающего каждое ДНК, которое уменьшало численность детей своего обладателя, и оберегающего генетический материал, способствующий его размножению.

У ДНК есть сотни способов влиять на сексуальный успех, простейший из которых — усиление сексуальной привлекательности — акцентирование достоинств и скрывание недостатков. Поскольку наиболее привлекательные особи интенсивнее размножаются, можно ожидать, что естественный отбор будет сохранять привлекательность, которой может быть не только интересная внешность, но и любая черта, привлекающая противоположный пол.

 

В результате генетической эволюции особи становятся все более сексуально привлекательны.

 

Здорово, правда? Ты не чувствуешь блаженного довольства собой? Наконец-то хоть что-то хорошее последовало из всей этой эволюции. Теперь ты можешь устроиться поудобнее в ожидании толпы потенциальных партнеров! Ах, как хорошо! Если хочешь, отложи книгу и отдайся во власть грез. Жизнь так приятна...

К сожалению, то, что является истиной для всего человечества, не обязательно истинно в случае конкретной особы. Хотя эволюция вида может идти, как по маслу, мы сами должны довольствоваться тем ДНК, которое выпало нам на долю. И распоряжаемся мы им очень плохо! Человеческой потребностью подчеркивать сексуальную привлекательность питаются целые отрасли хозяйства: производство модной одежды и косметики, программы для похудания и атлетические залы — это лишь некоторые культурные институты, выросшие на этой почве. Как прежде — если не считать клонирования и детей из пробирок — мы обречены на половое размножение, поскольку в нем заключается сущность выживания наиболее приспособленных (то есть генов).

По этой же причине независимо от личностных предпочтений человека, много врожденных склонностей связывает нас с сексом и половым отбором. А теперь оглянемся вокруг: каким образом генетическая эволюция привела нас к настоящему положению вещей? Мы вынуждены ограничиться мысленными операциями, поскольку не располагаем слишком подробными данными о поведении людей в доисторические времена. За основу своих рассуждений возьмем концепцию себялюбивого гена.

КАК В ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА БЫЛО С СЕКСОМ?

Представь себе зачатки полового размножения животных. Животные выбирали себе партнеров совершенно случайно, по собственной прихоти. Более того, самцы пытались совокупляться с другими самцами, а самки с самками, гак как никто из них не мог разобраться в разделяющих их отличиях. (Мы здесь конечно говорим об очень далеких временах.) Мало того, животные, совокуплялись со скалами, деревьями, грибами, представителями других видов — с чем попало. Подобным образом размножаются растения: их пыльцу или зародыши разносит ветер; большинство падает где попало, но малая часть попадает в соответствующее место женского растения, что достаточно для оплодотворения. Эта система не особенно продуктивна, но все-таки срабатывает.

Со временем появились гены, которые обусловили, что их носители стали немного более привередливы в вопросах выбора партнеров: перестали интересоваться камнями, деревьями и животными других видов — а тем самым гены немного увеличили шансы своей репликации. Таким образом, эволюция начала предпочитать животных, которые основательнее оценивали своих партнеров. Как они это делали? Не будем забывать, что эволюция не является ни целенаправленным процессом, ни даже постепенным улучшением конструкций, а всего лишь доклеиванием «на авось» временных надстроек. Допустим, что какой-то из видов выработал острое чувство обоняния, служащее для предупреждения о появлении хищников. Умение отличать собратьев от животных других видов давала особям, наделенным обонянием, эволюционное преимущество. Вскоре они научились по запаху определять присутствие потенциальных партнеров, хотя по-прежнему не умели отличать самцов от самок.

Предположим теперь, что самки этого вида обладали неким гормоном, не вырабатываемым самцами, и что гормон этот по не вполне объяснимым причинам выделял специфический аромат, который самцы могли различать. Самцы, использующие эту информацию для поиска партнерш, имели больший успех, чем самцы, не обращающие внимания на обонятельные сигналы. Более же расторопные особи не заставляли себя долго ждать.

И так постепенно более привередливые самцы достигали все больших репродуктивных успехов, заполняя генный пул копиями своего ДНК.

Теперь посмотрим, как обстояли дела с точки зрения самок: те из них, которые выделяли больше запаховой субстанции, вызывали больший интерес у вынюхивающих знатоков женских ароматов. Потом вновь пришла очередь способностей восприятия самцов, обращающих внимание на другие отличия между полами: окрас, величину и форму тела — vive la diference (да здравствуют различия)! Самые быстрые самцы, а также ярче подчеркивающие свою привлекательность самки добивались успеха, что приводит обратно к исходному утверждению, что в ходе эволюции особи становятся все более привлекательны сексуально.

Эволюция иногда действует в обратном направлении. Если самки смогут однажды оказать сопротивление добивающимся их самцам, то начинают предъявлять все большие требования. Хороший пример — птицы: часто можно увидеть пестрых самцов, добивающихся внимания серо-бурых самок. В этом случае способность различать партнеров сформировалась у самок, четко выделенные половые признаки же — у самцов.

Важно осознать, что эволюция половых признаков не происходит планомерно, а является следствием взаимодействия беспорядочной природной изменчивости с упорядочивающей силой развития. Эволюция действует подобно механизму, предотвращающему обратный ход зубчатых колесиков в автоматически заводящихся часах: он направляет в желоба происходящие в среде хаотические процессы и изменения, таким образом происходит непрерывное, хоть и медленное, длящееся веками развитие.

Одним из способов эволюционного развития была специализация ролей самок и самцов, называемая половой дифференциацией. Эволюционная психология указывает, что влечения и склонности мужчин и женщин действительно очень различаются. Когда черты, отличающие оба пола трактуются схематично и используются против конкретных людей, мы имеем дело с сексизмом.

ИСТОЧНИКИ СЕКСИЗМА

Причины возникновения психических различий между женщинами и мужчинами следует искать во временах, когда млекопитающие начали, так сказать, складывать все яйца в одну корзину, находящуюся в теле самки. Собственно, различение полов началось намного раньше, в момент выделения половых функций, когда самки начали производить большие, относительно ценные яйцеклетки, а самцы — маленькие, дешевые сперматозоиды. Особенности поведения самцов и самок вытекали из факта, что каждая оплодотворенная яйцеклетка была для женского организма большой инвестицией, о которой надо было заботиться, мужские же гены ничего не теряли, но много приобретали. Они наделяли своих хозяев склонностью оплодотворять любую доступную самку и искать тех из них, которых в данный момент не было поблизости.

Если этот образ кажется Тебе утрированным, вспомни, что многие черты, которые мы унаследовали от животных и пещерных людей, существовали задолго до появления понятий супружества или моногамии. ДНК самцов, которые совокуплялись только с одной партнершей, имело большой недостаток: другие самцы, рассеивающие свои гены где только было возможно, имели больше детей. Не обязательно учитывать дополнительные факторы, чтобы убедиться, что эволюция предпочитала самцов, отличившихся более эффективной репродукцией. Помни, что мы говорим здесь только о генетических склонностях: о ДНК.

В то же время самки, у которых было только несколько возможностей передать свое ДНК потомству, а много «желающих» — партнеров, стали более разборчивы. Чем они руководствовались в своем выборе? Здесь входили в игру несколько факторов. Во-первых, самки предпочитали самцов с «хорошим» ДНК, которые могли быть переданы потомству, облегчая ему выживание, или же присутствие общего у самца и самки ДНК, проявляющегося в похожем строении тела или поведения, что удваивало шансы передачи желаемой черты молодым.

Во-вторых, самкам нужен был партнер, который посвятил бы I свое время и все средства слабому и незрелому потомству. Очевидно, что j товарищем жизни и воспитателем детей не обязательно должен был быть тот, кто их зачал. Идеальной ситуацией для доисторической женщины была та, при которой биологическим отцом ребенка был бы обладающий хорошими генами macho, а воспитывал их домашний подкаблучник, если бы нашелся претендент на эту роль.

Теперь пришла очередь самцов: в зависимости от таких приоритетов женщин мужчины эволюционировали в двух направлениях: они становились все более сильными и привлекательными, либо все более убедительными, как потенциальные мужья и отцы. Хотя представители обоих типов были заинтересованы в интенсивной половой жизни, macho мог поступать открыто, прибегая если надо даже к сексуальному насилию, поскольку его потомству и так было обеспечено выживание. Домашние подкаблучники развили умение выискивать женщин, которые не станут им изменять и тем самым дадут им уверенность в отцовстве. Они могли выбирать менее привлекательных партнерш, не пользующихся успехом у соблазнителей. Мужчины этого покроя, также были заинтересованы в том, чтобы часто заниматься сексом, но вынуждены были действовать осторожно — большие, сильные «настоящие мужчины» не ловили ворон, а женщин не устраивал партнер, который связался с кем-то еще.

ВРЕМЯ ДЛЯ АВТОРА

Необходимо напомнить о двух вещах: во-первых, я говорю об общих эволюционных тенденциях, а не о конкретных людях. Отдельные единицы могут использовать стратегию ниши, которой мы займемся позже. Кроме того, я не утверждаю, что все одинаковы. Каждый ведет себя иначе, оказывается в иных обстоятельствах, имеет другие вкусы. Откуда же тогда могли взяться гомосексуалисты? (Ученые спорят, каким образом эволюция могла привести к появлению гомосексуалистов. В последующей части главы я попробую объяснить эту проблему).

Другой вопрос: все это происходит неосознанно. Люди, читающие этот раздел, наверно, периодически говорят себе: «Это смешно! Ведь я так не думаю! Она (или он) не думает так!»

 

Речь не о том, что мы думаем. Обусловленный очередными эволюционными халтурками процесс выбора партнера происходит неосознанно, а как результат, возникает впечатление о привлекательности определенного человека.

 

Естественно, если бы склонность к раздумьям о чем-то увеличивала бы шансы нахождения партнера, эволюция предпочитала бы эту тенденцию. Воистину, нет наверное другой столь же сложной системы, как периодически совершенствуемый поколениями процесс сексуального выбора.

ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЭВОЛЮЦИИ СЕКСА

Столетиями вопросы секса, играющие в эволюции главную роль, все более запутывались и включали в себя все большее количество элементов. Кроме двух мужских ролей — соблазнителя и домоседа — появлялись их производные; иерархия значимости самцов, территориальные стычки самок, всякие штучки и уловки усиливались, поскольку были эффективны. Когда еще не было мемов, то есть, относительно недавно, разнообразие сексуального поведения было обусловлено его прямой связью с передачей ДНК. В шероховатой реальности генетической эволюции не было ни любви, ни впечатлительности, ни галантности, — в расчет бралось только потомство, которое по достижении зрелости должно было размножаться.

А теперь следующий противоречивый вопрос: обычно люди считают, что секс — это несущественный, и даже немного стыдный отрезок их прекрасной культуры, основанной на ценностях, этике, традициях и Законе Божьем.

 

Меметика считает, что все ценности, законы морали, традиции, а также представления о данных Богом законах — это продукты эволюции мемов. Эволюцией мемов управляют врожденные склонности человека, вращающиеся вокруг секса.

 

Прекрасный тому пример — иерархическая система, в которой доминируют мужчины, называемая патриархатом. Некоторые (феминистски настроенные) писательницы-феминистки предупреждают об опасности размножения ее схем. У них к этому имеется существенный повод: система эта возникла для облегчения самцам передачи своего ДНК. Можно ли ее назвать подходящей моделью функционирования хозяйства?

Почему мужчины не могут жить, не сравнивая себя постоянно с другими? Почему они постоянно выясняют, кто из них важнее, кто стоит выше, а кто — ниже на социальной лестнице? Думаю, это адаптация, служащая мирному установлению, которые из самцов имеют право на определенных женщин, ликвидирующая потребность ведения непрерывных изнурительных сражений. Именно в этом следует усматривать причины действия своего родtext-align: justify;а шестого чувства, благодаря которому мужчины всегда безошибочно определяют свою позицию по отношению к другим мужчинам. Что касается женщин, то их ощущение социального статуса более зависит от привлекательности или успеха, нежели от доминирования над другими представительницами своего пола.

Иерархическая структура большинства рабочих предприятий, учреждений, армии и даже католической церкви очевидна; не подлежит сомнению, кого вызывают на ковер, кто отдает приказы, а кто их исполняет. На первый взгляд, эти структуры имеют мало общег о с завоеванием женщин, однако поступки и чувства мужчин, задействованных в них, остаются теми же. Установление иерархии, правда, исключает необходимость прямых столкновений за высшую социальную позицию, но все же мучительно для людей, убежденных, что они заслуживают повышения — получения доступа к большему числу интересных партнерш.

Сейчас, сейчас — ведь некоторые мужчины (и некоторые женщины) любят власть ради нее самой! Они испытывают радость от контролирования собственной судьбы, от возможности жить по собственным правилам — или попросту любят тот трепет, который дает власть. Все это правда, важнее однако, почему власть над другими так нас возбуждает. Жажду власти закодировала в наших мозгах эволюция.

 

В ходе эволюции мужчины, которым нравилось и которые стремились управлять другими, прилагали больше усилий, чтобы взобраться на вершину иерархии и, благодаря этому, имели больше партнерш.

 

Эти мужчины не только пользовались большим успехом у женщин, но также располагали большими ресурсами и могли передать их своим детям, увеличивая их шансы воспроизводства. Самая безжалостная из эволюционных сил, половое размножение, вытеснила мужчин, которым не нравилась власть. Поскольку они не размножались даже прибкаждый лизительно так интенсив/tdно, как те, кто был на вершине иерархии, и не делали ничего, что могло бы помочь размножаться детям, их гены погибли, уступая место генам, отвечающим за желание власти . Ошибкой было быtext-align: justify;em предполагать, что мужчины сознательно рассуждают примерно так: «Я должен начать взбираться по служебной лестнице, потому что когда я окажусь на вершине, то смогу склонить больше женщин переспать со мной». Стремление к власти следует расценивать скорее как эволюционно сформировавшуюся инстинктивную потребность.

ЦИВИЛИЗУЮЩАЯ РОЛЬ ЖЕНЩИН

В то время, как мужчины провозглашали экспансионизм, завоевания и растущее значение власти, женщины представляли своеобразную цивилизующую силу. Это было обусловлено их потребностью в уверенности и безопасности, что непосредственно вытекает из различных приоритетов мужских и женских генов. Мужские гены успешны, если склоняют своих хозяев к совокуплению с как можно большим числом женщин, успех же генов женских зависит от того, смогут ли их кормилицы создать безопасные и спокойные условия жизни детям.

Почему так происходит? Потому, что мужчины тратили относительно мало времени и энергии на произведение потомка, женщины же не могли родить в течение года больше, чем одного ребенка и вынуждены были охранять свой генетический капитал. Участвовали ли мужчины в выживании своих детей? Наверняка. Так же ли (относительно) велика была ценность их вклада, как инвестиция женщины? Наверняка нет, по крайней мере не в случае мужчин, которые имели возможность оплодотворения множества женщин и передачи самого большого количества генов. Отсюда вывод, что именно женщины, чтобы сберечь свой вклад, должны были установить стандарты, определяющие принципы мужского поведения.

 

Поскольку отбор партнеров положительно сказывался на дальнейших судьбах женских генов, эволюция поощряла ситуацию, в которой женщины выбирали одного из ухажеров, а мужчины должны были соперничать между собой, чтобы оказаться избранными.

 

Короче говоря, женщины могли капризничать. Они могли подвергать своих ухажеров испытанию: проверять, серьезно ли они относятся к связи. Сопротивляясь до тех пор, пока мужчина не потратит значительного количества времени и денег, они уменьшали вероятность того, что окажутся героинями мимолетного флирта. Они проверяли, действительно ли обожатель хочет исполнять роль мужа и отца, а не ищет лишь мимолетного приключения.

Если это покажется тебе потрясающим холодным расчетом, помни, что женщины подвергают испытанию мужчин не обязательно сознательно. Просто эволюция так нас устроила: гены, способствующие проявлению у женщин таких тенденций, передавались чаще, чем те, которые не имели этой особенности. Как следствие, у женщин сложилось впечатление, что они хорошо поступают, убедившись в намерениях партнера до начала половой жизни.

ХИТРОСТИ

Я не претендую на то, что смогу представить роль пола кратко и исчерпывающе, даже если бы я мог посвятить этому всю книгу. Образы macho, мужа/отца; ухажера, а также подвергающей его испытанию женщины, воплощают только основные способы поведения мужчин и женщин во взаимных отношениях. Эволюция допускает все возможные способы поведения; поэтому стоит ли удивляться, что появляются гены, которые в своем неудержимом стремлении к самовоспроизводству приказывают своим хозяевам использовать других, оказывать на них давление, хитрить, обманывать и обкрадывать.

Одна из такого рода практик — тайные половые связи. В отношении мужчин здесь имеется ввиду внесупружеский секс. Что интересно, с генетической точки зрения у женщин нет причин для беспокойства по поводу неверности партнера до тех пор, пока мужчина не полюбит другую женщину и не бросит семью. (David Buss в книге «Эволюция похоти» сравнивает результаты исследований, которые выявили разительные отличия в причинах ревности мужчин и женщин. Одной из исследуемых самим Бассом группе мужчин был задан вопрос: Что бы ты предпочел: чтобы твоя партнерша вступила в эмоциональную связь с другим мужчиной или в половую связь? 60% мужчин выбрало первый вариант. В изучаемой группеЯ не претендую на то, что смогу представить роль пола кратко и исчерпывающе, даже если бы я мог посвятить этому всю книгу. Образы macho, мужа/отца; ухажера, а также подвергающей его испытанию женщины, воплощают только основные способы поведения мужчин и женщин во взаимных отношениях. Эволюция допускает все возможные способы поведениВ ходе эволюции мужчины, которым нравилось и которые стремились управлять другими, прилагали больше усилий, чтобы взобраться на вершину иерархии и, благодаря этому, имели больше партнерш.я; поэтому стоит ли удивляться, что появляются гены, которые в своем неудержимом стремлении к самовоспроизводству приказывают своим хозяевам использовать других, оказывать на них давление, хитрить, обманывать и обкрадывать. женщин результаты оказались противоположными: 83% женщин скорее согласились бы с физической, нежели с эмоциональной изменой).

Женская хитрость может проявляться в том, чтобы втайне от мужа-домоседа забеременеть от стоящего выше генетически «настоящего мужчины». Но неверность для женщины — для ее генов — не так полез на, как для мужчины, поскольку лишь незначительно увеличивает шансы выживания потомства, зато повышает риск быть оставленной мужем; поэтому не следует ожидать, что влечение к измене будет у женщин столь же сильно, как у мужчин. Отсюда можно сделать вывод: мужчины гораздо более склонны к неверности; оплодотворение очередной женщины собственно ничего не стоит, зато увеличивает шансы появления на свет ребенка с их генами.

ОЧЕРЕДНОЙ ПЕРЕРЫВ ДЛЯ АВТОРА — ЭВОЛЮЦИОННЫЕ «МОТИВЫ»

Перерыв! Перерыв! Слово автору! Ведь люди, которые идут «налево», вовсе не желают иметь ребенка! Как же я говорю, что они изменяют, чтобы иметь больше детей, если известно, что им это не нужно?

Необходимо уяснить разницу между нашими теперешними сознательными мыслями и действующими в далекие времена силами, управляющими естественным отбором ДНК. Проявляющаяся в определенных обстоятельствах неосознанная склонность к измене была в результате эволюции закодирована в мозгах, ее передали нам наши предки, и плод ее — мы сами! Несмотря на наши возвышенные мысли, этические нормы и идеалы, нашими действиями по-прежнему управляет доисторическая программа, под влиянием которой некоторые люди привлекают внимание, очаровывают и внушают любовь. Это необычайно сильное половое влечение — результат эволюционного естественного отбора.

Половое влечение послужило основой новых, немедленно принятых эволюционных решений. Антропологические исследования утверждают, что одна из главных целей женской неверности — не столько забеременеть, сколько добиться другого внимания, напр., дополнительной порции мяса для детей. «Настоящие мужчины» ходили на охоту не потому, что это был самый эффективный способ получения белка (собирательство гораздо более дорогостояще), а потому, что в случае успешного похода, у них было чем заплатить за благосклонность женщин всей деревни.

А вообще, трудно отказать людям в праве на секс-развлечение, которым можно заняться в свободное от дел время. Поскольку естественный отбор сделал таким приятным то, что призвано было служить воспроизводству, то — это очевидно — секс сам по себе, даже чуть менее приятный, будет любимым занятием, если не станет угрожать нашему выживанию или воспроизводству.

ЭВОЛЮЦИЯ ОБМАНА

С течением времени появились новые стратегии наступления и обороны в процессе полового отбора. Сексуальные обманщики совершенствовали свое ремесло, а их потенциальные партнеры все лучше распознавали обманщиков и учились, как обходить расставленные ловушки. Однако поскольку с генетической точки зрения обман окупается, то продолжает оставаться важным фактором в передаче генов.

Притворство — один из способов увеличения своих генетических шансов. Трудно изображать «настоящего мужчину», когда поблизости есть другие, которые быстро покажут смельчаку, где его место. Однако можно ожидать, что как только мужчина окажется в ситуации, когда его позиция будет самой сильной, то не преминет этим воспользоваться, распространяя свои гены.

Играть роль мужа и отца еще более выгодно. Женатые мужчины чаще всего убеждают своих новых партнерш, что они свободны. Кавалеры, как правило, обещают вечную любовь и привязанность, однако зачастую уходят после нескольких приятных минут, проведенных вдвоем. Ясное дело, женщины, которые со временем станут подозрительными и наловчатся распознавать эти «штучки», приобретут более выгодную позицию. Противоположные позиции обманщиков и детективов совершенствовались тысячелетиями. Подобная логика управляет продолжающимися почти до бесконечности брачными танцами некоторых птиц, неимоверно изнурительные для обоих партнеров. Самки этих птиц «знают» (в эволюционном значении), что ни один самец, уже связанный с другой, не стал бы вкладывать столько энергии в мимолетный роман, одновременно рискуя своей уже имеющейся семьей; самка заставляет его выложиться полностью, желая убедиться, что тот действительно одинок.

НАЙТИ НИШУ

Если бы все люди применяли одинаковые стратегии выбора партнера, то менее привлекательные всегда бы проигрывали — им бы никогда не удалось совокупиться. В связи с этим часть ухажеров разработала стратегию ниши, заключающуюся в поисках партнера там, где нет большого выбора, а конкуренция значительно слабее — приобретая тем самым больший вес на меньшем рынке. В конечном итоге стратегия ниши облегчает использующим стратегию наши особям передачу ДНК следующим поколениям.

Нишевые стратегии выбора партнера — это причина, объясняющая, почему люди так по-разному себя ведут. В то время, как большинство мужчин предпочитают женщин до тридцати, которые наиболее плодоспособны, другим нравятся старшие. Хотя большинство из нас считают привлекательными людей с типичными чертами, указывающими на присутствие общих генетических признаков, некоторые ищут партнеров с экзотической внешностью. Большинство женщин испытывают своих поклонников, но некоторые из них всегда готовы к сексу — благодаря чему они обеспечивают своим детям какую-то часть материальных ресурсов подразумеваемых отцов. Особи, применяющие стратегию ниши действуют немного «на авось», желая как можно шире распространить собственное ДНК.

НРАВЫ И ЛИЦЕМЕРИЕ

В состязаниях за воспроизводство выигрывает не только то ДНК, которое способствует наиболее эффективному размножению своего ДНК, но и то, которое затрудняет размножение других. Когда на свете еще не было мемов, то наиболее физически сильные самцы отпугивали остальных, «резервируя» для себя всех самок. Самцы, ниже стоящие в иерархии, чаще всего притворялись, что издалека обходят гарем доминирующего самца, но втайне все же использовали любую возможность, чтобы передать свое ДНК. Как показывают научные исследования, именно так ведут себя шимпанзе.

Когда уже существовали мемы, в генетических интересах самцов было распространять те из них, которые уменьшат шансы на совокупление других самцов. Провозглашать мемы, навязывающие обожателям определенное поведение, было полезно также и для женского ДНК. Наши деды были заинтересованы в распространении мемов, которые бы надлежащим образом влияли на внуков. Так возникли сексуальные нормы.

Сексуальные нормы — это своего рода правила игры, мемы-стратегии с содержанием «не делай того, что тебе хочется». Они удерживают от совокупления с определенной группой потенциальных партнеров; их прививают нам с самых младших лет.

 

Интересно в сексуальных нормах то, что когда мы их усваиваем, то действуем часто вопреки интересам своего себялюбивого ДНК.

 

Чего хочет Твое ДНК, определить не трудно: просто обрати внимание на то, кто Тебя привлекает сексуально. Это указание на то, что с генетической точки зрения совокупление с этим человеком было бы хорошим способом передачи Твоего ДНК.

Под эту модель подходят более древние сексуальные ограничения, содержащиеся в декалоге. Одна заповедь запрещает совокупляться с женой другого мужчины, а другие — даже желать ее. Мужчины, которые инвестируют свои ресурсы в создание дома и семьи, с эволюционной точки зрения могут много потерять, когда какая-нибудь кукушка отложит яйца не в своем гнезде. Ничего удивительного, что они заинтересованы в распространении мемов, отговаривающих других мужчин совокупляться с их женами.

Соблюдение сексуальных норм служит исключительно интересам ДНК других людей. Поэтому пока люди не уяснили себе, что смысл их жизни может заключаться в чем-то большем, нежели простое размножение ДНК, оптимальная стратегия себялюбивых генов состояла в пропаганде сексуальных норм с одновременным их тайным крушением при малейшей возможности. В этом заключалось эволюционное объяснение двуличия. Можно ожидать, что больше всего двуличное поведение будет проявляться в сексуальной сфере, поскольку одновременное распространение антисексуальных мемов и информирование их по отношению к себе самому полезно для любого ДНК.

С РАЗНЫХ ПЛАНЕТ

Если принять во внимание, как иногда бывает сложно общаться в партнерских союзах, то может показаться правдоподобным, что мужчины и женщины происходят с разных планет. Но вероятнее все же, что принципиальные различия — это следствие вышеописанной борьбы полов. Мужчины вообще склонны интересоваться властью, позицией в иерархии, а также быстрым и ловким использованием любой возможности совокупления. В наиболее общем представлении, их интересуют женщины наиболее плодоспособные, то есть, молодые и здоровые. Они в большинстве своем ревностно охраняют своих женщин от притязаний других.

Женщины вообще ценят безопасность, постоянство связи, а также мужчин, которые хотели бы посвятить им все. Их чаще всего привлекают мужчины сильные, с высоким положением, либо заинтересованные и щедрые. Преимущественно настороженно они относятся к другим женщинам, которые могли бы отбить у них мужей; они чутко реагируют на проявления ослабевающей заинтересованности со стороны своих партнеров и делают все, что в их силах, чтобы ситуация вернулась к норме.

Ты не задумывался, почему мужчины украдкой посматривают на привлекательных женщин? Это выработанное эволюцией орудие мгновенной оценки потенциальной партнерши, способствующее молниеносной реакции на встреченную возможность совокупления. По этой же причине мужчины легко реагируют на зрительные стимулы, и поэтому больше, чем женщины, интересуются порнографией.

 

Естественным образом мужчины стараются произвести на женщин впечатление своей силой и властью — с положительным результатом.

 

А почему женщины нервничают, если их партнеры не звонят целый день? Им кажется, что их уверенности и безопасности, которых они инстинктивно жаждут, что-то угрожает и, хотят они этого или нет, защитные механизмы психики начинают действовать. Даже эмоционально зрелые и доверяющие своим мужчинам женщины не могут не чувствовать беспокойства, такой силой обладает это первобытное чувство.

 

Естественным образом женщины, желая проверить привязанность своих партнеров, подвергают их испытанию — с положительным результатом.

 

На притяжении последних нескольких столетий стереотипные виды поведения оказались под влиянием эволюции мемов. Мы уже не размножаемся так успешно, мы зачастую ощущаем фрустрацию и дезориентацию в связях. Несложные общности, к которым мы привыкли в ходе эволюции, уступили место непонятным и мощным культурным явлениям. Несмотря ни на что, влечения, с которыми мы родились, не исчезают; они становятся мишенью атаки вирусов разума.

В разных культурах сложились различные комплексы сексуальных норм, детерминирующих различия в поведении женщин и мужчин. В Швеции, где социал-демократические принципы сочетаются с большой экономической независимостью прекрасного пола, у женщин больше сексуальной свободы. Поскольку их благосостояние не зависит от мужчин, то отпадает необходимость подвергать мужчин испытаниям на степень посвященности и щедрости. Вследствие этого женщины не так рьяно исполняют сексуальные нормы; в ходе научных исследований, посвященных сравнению разных культур, установлено, что девственность женщин представляет относительно малую ценность для шведов. Если говорить о мужчинах, то у шведов обнаружен один из самых низких в мире показателей насилия; поскольку женщины более доступны, мужчинам нет нужды прибегать к жесткому «мужскому» поведению, которое с генетической точки зрения способствует продвижению вверх по социальной лестнице и завоевание большего количества женщин. Поэтому жесткие юридические санкции за насилие становятся излишними.

В Саудовской Аравии, где очень строго соблюдаются сексуальные нормы, дело обстоит иначе. Экономическое положение женщин в большой степени зависит от мужчин. Аравийские женщины имеют весьма ограниченный доступ к сексу, а девственность высоко ценится потенциальными партнерами. Исключительная жестокость мужчин — реликт доисторических времен, когда такое поведение увеличивало шансы на совокупление — находит свое выражение в жестоких наказаниях за преступления с применением насилия.

 

Степень доступности секса — это скрытая сила, проявляющаяся во многих аспектах культуры.

 

Легкость нахождения сексуальной партнерши является фактором, который может косвенно влиять на нравы, увеличение фактов насилия, а также его юридические и культурные санкции. В Соединенных Штатах сексуальные нормы изменились начиная с 60-х годов, времен свободной любви, когда молодые женщины поколения демографического пика «делали свое» и заканчивая 90-ыми годами, когда из опасения перед СПИДом девушек призывают, чтобы они «попросту говорили нет» и воздерживались от секса. Этим переменам сопутствует рост жестоких преступлений, совершаемых мужчинами, что можно было предвидеть на основании нашей модели.

СЕКСУАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ПУНКТЫ

А теперь представим чувствительные точки, которые возникли под влиянием полового влечения и связанных с ним ролей. Хотя первые три из нижеописанных наиболее часто встречаются у мужчин, а три остальные — у женщин, то, ввиду случайной природы эволюции и применения стратегии ниши, это разделение не ригористично: часто встречаются мужчины с «женскими» чувствительными точками и наоборот. В конце концов ведь оба пола относятся к одному виду!

Власть. Любая возможность обретения власти вызывает особый интерес у мужчин. Здесь имеется ввиду также контроль над территорией, независимо от того, будет ли это кусок земли или условное пространство, как, например, рынок компьютерного обеспечения или Сенат Соединенных Штатов. В давние времена благодаря такому подходу мужчины приобретали преимущество в глазах избранниц. Хотя женщины также имели возможность бороться за власть и увеличивать свои шансы выживания, естественный отбор был не столь безжалостен к тем из них, кто не имел инстинкта власти. Поскольку сексуальная привлекательность женщины изначально зависела от возраста и состояния здоровья, власть не стала их чувствительным пунктом.

Доминирование. Место в иерархии для мужчин очень важный вопрос. В доисторические времена высокое социальное положение давало им доступ к женщинам без необходимости ведения изнурительных сражений. Женщины не так ценили доминирование, как мужчины, поскольку это им дано было право выбора партнера.

Использование момента. С точки зрения ДНК мужчины, которые использовали любой момент возможности совокупления, ничего не теряли, но много приобретали. Умение заметить подходящую возможность можно использовать в другой области. («Если вы, Господа, еще сегодня оформите заказ, то получите в дополнение бесплатно нож Ginsu!») Поскольку каждый ребенок это инвестиция на 9 месяцев, женщины выработали другую черту: терпеливость.

Безопасность. Женщины жаждут безопасности; в давние времена этот инстинкт увеличивал шансы их детей на достижение зрелости. Интересно, что почти все программы власти, обеспечивающие права частных инвесторов, провозгласили вскоре после получения женщинами избирательных прав. Хотя мужчины также ценят безопасность, но все же часто рискуют, если могут таким образом «подняться».

Вовлечение. Мужчин интересует совокупление со многими разными партнершами, женщины же предпочитают мужчин, создающих видимость вовлеченности — таких, которые систематически появляются поблизости. Это использует реклама, откровенно играющая на этих чувствительных точках: их цель — привязать клиента к марке или продукту.

Инвестиция. Женщины обращают внимание на мужчин, которые в них инвестируют; благодаря этому цветочные магазины процветают. Эволюция не дала мужчинам повода ожидать того же самого от женщин, которые по природе вещей склонны заботиться о потомстве.

Размножение — это главный двигатель генетической эволюции. Инстинкты и склонности, которые позволили нам успешно плодиться, сложились задолго до возникновения культуры. Мы стоим на пороге XXI века, а нами по-прежнему управляют все те же допотопные схемы. Нет ничего удивительного, что полки книжных магазинов прогибаются под тяжестью рекомендаций по саморазвитию.

БУДУЩЕЕ СЕКСА

Эволюционной целью всех представленных здесь инстинктов и влечений было увеличение шансов на беременность и рождение ребенка. Однако, как я уже упоминал, наши желания зачастую противоположны: мужчины просто хотят заниматься сексом и уже не заинтересованы в оплодотворении женщин. Откуда взялась потребность избегания беременности? Почему мужчины перевязывают себе семенные канатики? Это наверняка не полезно для их ДНК!

Вот ответ:

 

Генетическая эволюция, которая на протяжении миллионов лет формировала инстинкты, не предусмотрела, что мы найдем способ отделить секс от положения детей.

 

Мы сбили с ритма генетическую фабрику с помощью маленького резинового приспособления. С тех пор, как мы узнали, как можно заниматься любовью и избежать беременности, совокупление перестало приносить генам прежнюю пользу, как в течение миллионов лет. Инстинктивно мы все еще отождествляем совокупление с воспроизводством, поэтому половое влечение по-прежнему так сильно. Но теперь все изменилось. В настоящее время действительно полезна для нашего себялюбивого ДНК потребность пложения детей, осознанное решение иметь ребенка. Генетическая эволюция обусловит, что для будущих поколений иметь детей станет непреодолимой потребностью. Если бы мы на самом деле ответственно подходили к предотвращению беременности и избегали всех «залетов», то половое влечение стало бы со временем излишним и совершенно исчезло.

Я бы не стал убеждать, что так случится. Естественный отбор быстро обращается против тех, кто не размножается. При существующем юридическом регулировании, гарантирующем здоровье и благополучие всем детям, можно ожидать демографического роста той части популяции, которая не использует методов контрацепции. Это реально касается многих, кто считает, что имеет хорошие гены и хочет их воспроизвести, но также людей безответственных и необразованных. К тому же некоторые религии запрещают избегать беременности: вот уж воистину стратегия генетических победителей!

 

Нравится нам это или нет, живем мы мало. Люди, проявляющие склонность к бездетности, быстро вымрут вместе со своим ДНК; те, у кого меньше детей, будут вытеснены многодетными.

 

Поэтому если мы будем вести легкомысленную жизнь, нашим поведением завладеют влечения, задача которых — способствовать распространению генов. Если же мы будем послушно приспосабливаться к социальным нормам, то не достигнем успеха даже в генетическом смысле. А как быть с бездетными? Что с гомосексуалистами? Каким образом гомосексуалисты просачиваются сквозь сито естественного отбора? Это одна из самых трудных проблем, с которой столкнулись эволюционисты, стремясь объяснить поведение человека с помощью понятий дарвинизма.

Одна из теорий, объясняющих это явление, полагает, что в настоящий момент эволюция, как и прежде, продолжается. Поскольку мемы стали важнее, чем гены только сравнительно недавно, гены еще не сократили образовавшуюся дистанцию. Если так обстоят дела, ДНК наверняка наберет обороты и мы скоро станем свидетелями увеличения рождаемости почти во всей популяции.

Возможно также, что люди бездетные стали генетическими рабами тех, у которых есть потомство. Родители как социальная группа распространяют соответствующую смесь мемов, заражают соответствующими вирусами ума и с удовольствием смотрят, как бездетные улучшают этот мир для пользы их детей. Так может выглядеть жизнь, если взглянуть на нее с перспективы размножающихся ДНК.

Тем не менее жизнь вовсе не обязана ассоциироваться исключительно с распространением ДНК.

 

Мы можем распознать и преодолеть все наши чувствительные пункты и склонности: жизнь может быть чем-то большим. Однако до тех пор, пока мы не поймем, что в нас заложено, мы не сможем создать собственной программы реализации жизненных целей.

 

Сложная и неоднородная эволюция сексуального влечения сформировала большинство из наших чувствительных мест и тенденций, которые вовсю используют программирующие нас вирусы ума. Другое такое влечение это инстинкт самосохранения, отвечающий за отдельную группу чувствительных пунктов, атакуемых вирусами ума.

 

Раздел 7

ВЫЖИВАНИЕ И СТРАХ

Теперь займемся подробнее

проблемой борьбы за

существование.

Чарльз Дарвин

 

В древние времена самым эффективным методом выживания была разумная оценка двух вопросов: пропитания и безопасности. В ту эпоху, когда угроза жизни была повседневностью, неоценимую услугу оказала нам та часть мозга, благодаря которой мы были всегда настороже. Я подумал, сколько времени должно было бы пройти от изобретения языка до появления первого обманщика, который отрезал первого наивного от собранных им запасов: «Эй, Ог! Моя видеть большой саблезубый тигр входить в пещеру, где ты спрятать еду! Ты туда лучше не ходить! Ха, ха, ха...»

Во многих мифах и религиях встречается угроза божьей кары, а также доктрины предостережения от различных запрещенных действий. Почему? Потому что мемы, связанные с опасностью, притягивают внимание! Когда начала развиваться устная традиция, человеческий мозг уже содержал встроенную склонность преувеличения угрозы и приписывания ему значения большего, чем реальное.

Также в этом случае эволюция началась с момента, когда люди начали предупреждать об опасности. Сегодня, несмотря на то, что мы искоренили из повседневности большинство угроз, мы неустанно натыкаемся на мемы угрозы; чем большей опасности они касаются, тем сильнее приковывают они внимание. Посмотри, на чем сосредоточены люди и кому это выгодно, начиная от производителей фильмов ужасов и кончая страховыми фирмами. Никто не хочет смотреть «безопасные» фильмы. В ходе школьного курса по вождению автомобиля нам демонстрировали фильмы, касающиеся безопасности на дороге; только один из них, под названием «Механическая смерть» имел успех. В отличие от скучных фильмов, представляющих правильное, безопасное ведение машины, в этом показано было несколько кровавых сцен катастроф, живо иллюстрирующих, чем может обернуться лихачество. Это был всего один час из двадцати с лишним лекций курса, но именно эта лекция отпечаталась в моей па мяти — наверное потому, что только опасность способна была отвлечь мое внимание от нормальных школьных приоритетов: ланча и девчонок. Опасность, еда и секс...

ЭВОЛЮЦИЯ СТРАХА

Иногда мы боимся/strong больше, чем следовало бы, потому что безопасность всегда была детищем эволюции. Почему? Да это ясно, как белый день: ничто так не способствует воспроизводству, как безопасность. Только выживание без изъянов способствует размножению. Эволюция направлена не на улучшение нашей жизни, а на увеличение нашего потомства. Естественным образом (естественным в буквальном значении, то есть в ходе естественного отбора) инстинкт безопасного выживания играл все более важную роль в жизни людей и животных. Как и остальные /emвлечения, этот инстинкт связан с одним из чувств — со страхом.

Сила страха в большой степени зависит от ситуации. Сам факт, что прогулка по темной улице одних наполняет тревогой, а других — вдохновляет, как было с Gen Kelly и его «Дождливой песней» — показывает, что универсальных лекарств не существует. Меня, к примеру, ужасало когда-то любое публичное выступление, а сейчас это доставляет мне радость. Могу подтвердить, что от страха можно избавиться еще в этой жизни.

С безопасностью связан еще один инстинкт, который можно было бы назвать отвращением. Это очередной пример случайной природы эволюции: неизвестно, почему в одних трудных ситуациях мы испытываем омерзение, а в других — страх. Мне кажется, что отвращение — более старшая и менее сложная реакция, чем страх; это подтверждает факт, что отвращение вызывают эволюционно старые угрозы, такие как очевидные проявления болезни, токсичные испарения или потенциально ядовитые субстанции. Природа сформировала много отдельных инстинктов у одноклеточных организмов, которые вообще избегают неблагоприятной среды, а ищут благоприятные условия.

 

Страх — это инстинктивная реакция людей на действительность, воспринимаемую через призму мемов. В высвобождении страха инстинкты выполняют пассивную роль «компьютерного обеспечения», включа емог p style=о меметической «программой»p style=, то есть всеми типами мемов (стратегиями, категориями и разнообразием), возникшими в ходе приобретения жизненного опыта, как результат собственных рассуждений, вещей где-то услышанных или заучен/emных.

 

Врожденная способность к защите от опасности — великое достижение генетической эволюции.

Рассмотрим, какие генетические процессы могли выработать реакцию страха. Представим себе двух доисторических животных: Тямтю и Бродягу, которые нашли возможность предупреждать друг друга об опасности. Допустим, Тямтя заметил, что в отдаленной пещере прячется тигр. Он мчится со всех лап в противоположном направлении и, запыхавшись, кричит Бродяге: «Ухх, осторожно, брат! Уфф, опасность, там, в пещере!» Бродяга реагирует так, словно сам увидел врага, и тоже бросается наутек. Такая реакция — весьма полезное приспособление, уменьшающее вероятность для Бродяги быть съеденным. Сигналом, вызывающим реакцию, мог бы быть сам вид убегающего Тямти.

Однако вся эта беготня достаточно изнурительна; Тямтя быстро устанет и проголодается — и будет вынужден поискать чего-нибудь поесть. У Тямти наверняка все получалось гораздо лучше, чем у его предков, которые даже не умели заметить опасность, но его реакции по-прежнему оставляли желать лучшего.

У нашего Тямти появилась кучка детей, один из которых на угрозу реагировал несколько иначе. Тямтя Младший внимательно отслеживал любую опасность, но не убегал до тех пор, пока не возникала необходимость. Он достиг того же, что и отец, но не растрачивал энергии, что требует регенерации сил и не застраховывает от дальнейших опасностей. По этой причине гены стар/strong/pого Тямти со временем были замещены генами молодых Тямтей.

Шли годы, эволюция генов продолжалась... Сегодня в случае опасности мы испытываем несколько отдельных чувств. Усиленное сознание неопределенной опасности называется ужасом. Старый добрый страх появляется, если инстинкт подсказывает нам бегство; если же мы остаемся и боремся, то чувствуем гнев. Любой вид или смесь этих чувств имеет свое название: волнение, опасение, подозрительность, отчаяние и так далее. Само разнообразие терминов, связанных с опасностями, — которых у нас столько, сколько у эскимосов для обозначения снега — образно подтверждает, что это — ключевое понятие нашей жизни. А впрочем, надо ли кого-то об этом предупреждать?

ПОЧЕМУ ЭТО ПЕРЕСТАЛО ДЕЙСТВОВАТЬ?

Как случилось, что страх, будучи совершенной, сложной адаптационной реакцией на угрозу, стал всеобщей болячкой современности? Почему так много людей должны лечиться, искать смысл существования в справочник width=Поэтому если мы будем вести легкомысленную жизнь, нашим поведением завладеют влечения, задача которых — способствовать распространению генов. Если же мы будем послушно приспосабливаться к социальным нормам, то не достигнем успеха даже в генетическом смысле. А как быть с бездетными? Что с гомосексуалистами? Каким образом гомосексуалисты просачиваются сквозь сито естественного отбора? Это одна из самых трудных проблем, с которой столкнулись эволюционисты, стремясь объяснить поведение человека с помощью понятий дарвинизма.ах или, что emсамое грустное, жить в отчаянии? Почему реакция на опасность, некогда такая полезная, вдруг обернулась против нас и стала главным препятствием, отделяющим нас от самореализации?

Это сложный вопрос: страх — такой же мощный двигатель жизни, как и секс. Сегодня условия так разительно отличаются от тех, в которых тысячелетиями эволюционировали гены, что механизм опасности — страх — гнев уже не выполняет свою функцию. Львы, тигры и медведи уже не играют в жизни человека первоочередную роль. Сейчас ценятся такие культурные институты, как работа, общество и идеи, но мы боимся поражения в любой из этих областей, словно дикого животного, которое может разорвать нас в клочья. Если мы жаждем чего-то большего, чем физическое выживание, то мы не должны руководствоваться влечениями и эмоциями, которыми снабдила нас эволюция. Постмодернистский лозунг «доверься своим инстинктам» приводит в тупик.

 

Хотя известно, что достижение успеха зависит от твердого стремления к цели наперекор всем поражениям, инстинкты, касающиеся культурных угроз, толкают нас в противоположном направлении.

 

Можно сказать, что мы живем в искусственной, придуманной человеком среде; нет ничего удивительного, что наши измерители страха свихнулись! Представьте себе, что часть мозга, отвечающая за реакцию страха — это прибор, вроде того, какими кассирши в супермаркетах считывают метки продуктов. Когда сканер распознает объект, который должен вызывать боязнь, он пищит и выдает цену — сколько страха требует данная ситуация. Миллионы лет назад этот механизм действовал безотказно: каждый встреченный объект был снабжен меткой со штрих-кодом. К сожалению, ситуации, распознаваемые без труда, уже в прошлом. Сегодня мы стараемся «считать» разрисованные галстуки, абстрактные произведения искусства и психоделические световые эффекты. Прямо удивительно, что у нас так хорошо получается!

На самом же деле мы живем во времена неуверенности и стресса. Любой, кто когда-то мечтал «убежать от этого», тосковал по месту, где все было бы просто и ясно — как в давние времена, когда наши умы позволили себе во всем хорошо сориентироваться.

СТРАХ И УЗЫ КРОВИ

Человек заинтересован не только в собственной безопасности. Поскольку часть генов мы делим с близкими, то наше Внимание привлекают также ситуации, в которых мы можем недорогой ценой сделать что-то для родственников. Это явление называется альтруизмом; что интересно — общество столь же активно проповедует альтруизм, сколько " осуждает потакание влечениям. Обе эти склонности возникли в процессе выживания наиболее приспособленных генов. Вот несколько связанных с альтруизмом мемов, затрагивающих больные точки.

Помощь детям. Если нам удается выжить и размножиться, то лучшее, что мы можем сделать для наших генов, это оказать помощь нашим детям достигнуть того же, и даже чужим детям, если они имеют идентичные гены. Наука все еще не может объяснить разные виды поведения человека по отношению к детям, от заботы о потомстве других рас до убийства собственного. Это крайние примеры, потребность помогать детям есть у большинства людей.

Свой своего видит. Если люди с похожими генами живут вместе и помогают друг другу, то не только обеспечивают себе выживание, но также охраняют собственный пул генов от нашествия генов чужаков.

Ну наконец-то хоть какие-то симпатичные мемы! Таким образом, мы — не банда достойных жалости выродков... Но радоваться рано — эволюция, которая приказала нам лучше заботиться о судьбе генов, чем людей, то создала также менее приятные мемы.

Расизм. Привязанность к близким имеет обратную сторону: вытеснение либо свержение людей, генетический код которых явно отличается, также способствует неизменности генетического пула. Сегодня в Америке подобный подход встречает достаточно серьезную критику, однако еще несколько веков назад такое поведение одобрялось большинством культур, встречающихся с другими расами.

Элитарность. Когда наступают тяжелые времена, группы людей, убежденных в своем превосходстве и настойчиво добивающихся особых привилегий, прав или доходов, имеют по сравнению с другими больше шансов выжить и распространить свои гены.

Мемы помощи детям, привязанности к своим, расизма и элитарности затрагивают наши чувствительные струны. Наряду с кризисом и угрозой, а также с другими мемами, связанными со страхом, это излюбленные объекты атаки вирусов ума, использующих сосредоточенность на опасности для прорыва линии обороны. Эта угроза не обязательно должна быть реальной — достаточно лишь, чтобы мы были уверены в ее реальности.

Если мы хотим хорошо жить в современном мире, то не должны посвящать большего, чем они того заслуживают, внимания тому, что сообщают нам органы чувств, а наоборот — руководствоваться идеями, обычаями и убеждениями, источником которых является наш разум. Тем не менее страх — это инстинкт, с которым трудно справиться; именно поэтому мемы, вызывающие ужас, всегда успешно притягивают наше внимание. Ниже я представляю несколько вариантов мемов, которые используют нашу впечатлительность по отношению к опасности.

Дети в Опасности!

Спаси их, пока не поздно...

Детям всего мира угрожает опасность! Незнание основ меметики чревато возможностью инфицирования психическими вирусами, которые отравят им жизнь.

Как ты можешь помочь? Обучи их основам меметики! У тебя мало времени — ты должен немедленно начать действовать. Не жди, что Твои дети или же дети знакомых или родственников получат помощь от кого-то другого; дай им понять, что они могут рассчитывать именно на Тебя. Измени жизнь своих детей и всего их поколения. Инвестируй в их будущее уже сейчас. Предложи им сегодня экземпляр «Психических вирусов».

Когда создатели рекламы приклеивают какому-нибудь явлению культур этикетку «угрозы», то по крайней мере добиваются того, что люди обращают внимание на рекламу. Вызывающие страх мемы часто входят в состав психических вирусов.

ПСИХОЛОГИЯ АЗАРТА

Когда я начал интересоваться функционированием разума, мое внимание привлекла философия азарта. Почему люди играют «ва-банк», зная, что на самом деле не имеют шансов? Почему они считают, что ошибки других игроков увеличивают их собственные шансы на успех?

Все станет ясно, если мы поймем, что предчувствие игроков выводятся еще из доисторических времен. Руководствование интуицией в сфере, где правило игры основано на использовании наивных — не очень хорошая стратегия. Вот некоторые из фальшивых инстинктов.

Переоценка шансов. В давние времена выгодно было заниматься чем-то, что может принести большую прибыль дешевой ценой — например, поиском пропитания — даже если удача случалась редко. В лотереях или азартных играх главные призы огромны, а шансы их получить почти равны нулю. Несмотря ни на что, люди играют, поскольку риск мал, а потенциальный доход велик.

Дешевая страховка. Мемом, привлекающим получением большой прибыли малой ценой, является также «дешевая страховка». Без особого труда можно уменьшить риск, маскируя, например, вход в пещеру перед сном. Когда я играл в блэкджек, то слышал, что хорошо бы «купить страховку» — поставить определенную сумму, страхующую от проигрыша в момент, когда раздающий также имеет очко. Но проанализировав шансы, мы убеждаемся, что покупка страховки — плохой ход, независимо от того, имеет партнер очко или нет. И все-таки интуиция подсказывает нам дешево застраховаться.

Использование везения. Вопреки рекламным слоганам некоторых инвестиционных фондов, предыдущие достижения позволяют оценить будущие результаты. Если животное появлялось у водопоя каждое утро в течение предыдущих семи дней, есть большие шансы, что оно появится снова. К сожалению, в большинстве розыгрышных лотерей очередные розыгрыши — это явления совершенно независимые. Хотя период везения — всего лишь стечение обстоятельств, люди играют так, словно он имеет какое-то значение.

Ставки вопреки невезению. Некоторые люди выработали у себя инстинкт плыть против течения, поступать вопреки сложившимся мнениям. Это не только прекрасный пример разнообразия человеческого рода, но и хорошая стратегия, позволяющая добиться преимущества над конкурентами. Однако в играх, основанных на случае, этот метод поведения приносит такие же плохие результаты, как и плавание по течению или же использование везения.

Экономь, когда Тебе не везет, поставь, когда выигрываешь. Инстинкт выживания подсказывает, чтобы мы оставляли на потом скудные запасы, и «развязывали пояс» (шиковали), когда имеем всего в достатке. Однако так складывается, что эта стратегия противоречит оптимальному распоряжению финансами. Компьютерные симуляции показывают, что дольше всего можно избегать поражения, ставя много, если находишься под чертой, и мало — если выигрываешь.

Игра на предчувствие. Случайное применение новой стратегии или творческого подхода к проблеме бывает полезно для выживания. В азартных играх же такое поведение преимущественно приносит плачевные результаты. Особенно это касается игры в блэкджек, в которой существует только один способ оптимального розыгрыша карт. Казино зарабатывают миллионы на «предчувствиях» игроков, которые не придерживаются этой скучной стратегии.

Факт, что ошибочные предчувствия приводят к проигрышу, — не самое важное. Главное в том, что в наших инстинктах кроется причина существования азартных игр. Больше всего денег для казино приносили всегда игры, которые больше всего одурачивают участников. Они распространялись, все более вытесняя другие, не приносящие таких больших прибылей.

Мемы, использующие эти тенденции, переселились также в другие области культуры. Понимание этого поможет тебе не только быть сравнительно хорошим игроком, но также улучшить многие стороны жизни.

Теоретическая ценность выигрыша для ставки 10$ при

предположении, что играющий имеет очко.

Величина ставки

 

Величина выигрыша, если партнер имеет очко

Величина выигрыша, если  партнёр не имеет очка

Вероятность, что партнер имеет очко

 

Вероятность, что партнер не имеет очко

Теоретическая общая величина выигрыша

 

10$ + 5$ на страховку

20$

 

20$

 

15/49 = 0,31

 

34/49 = 0,69

 

20,00$

 

10$ без страховки

10$

25$

15/49 = 0,31

34/49 = 0,69

20,41$

 

Страхование себя в игре в блэкджек — плохой шаг, разве что вы считаете карты или есть уверенность, что в закрытых картах находится очень много десяток. Несмотря на это, люди и так поддаются искушению мема «дешевой страховки».

ЛЕГЕНДЫ УЛИЦЫ

Если задуматься, в чем причина того, что определенные мифы, поговорки, легенды и другие элементы устной традиции предаются от поколения к поколению, напрашивается ответ, что, вероятнее всего, они правдивы или полезны, а может быть, представляют выражение народной мудрости. А мы, как эксперты по мемам, знаем, что выжить могут только те истории, мифы и выражения коллективной мудрости, которые обладают хорошими мемами.

Рассмотрим несколько Современных легенд улицы, которые не погибают, сколько бы раз ни подвергалась сомнению их истинность. Откуда эта неуничтожимость? Просто неинтересные истории, из которых следует, что «собственно ничего интересного или угрожающего не происходит», не могут сравниться с выражающими угрозу, полными пикантных мемов легендами улицы! Пришла очередь нескольких моих любимых историй; в скобках я обозначаю, какие больные места раздражаются:

Один мальчик болен белокровием (кризис). Перед смертью он хочет проверить, удастся ли ему попасть в Книгу рекордов Гиннеса (послание) благодаря получению рекордного количества открыток с пожеланиями (отличие). Можно ему помочь (помощь детям), выслав открытку (большая прибыль малой ценой).

Одна пара спорит, стоит ли купить на распродаже поломанный стул за пять долларов (случай). Решают покупать. Когда приносят стул в дом, их собака начинает обнюхивать и царапать обшивку стула (опасность). Они заглядывают под оторванную материю и находят бумажный пакет с 38000$ в 100-долларовых купюрах (большая прибыль малой ценой).

Многие годы Procter and Gamble, лидер на рынке средств соблюдения чистоты, получает письма от людей, которые слышали, что знак фирмы, изображающий человека на Луне, является по сути символом сатанинским (опасность), эти люди настаивают, чтобы фирма изменила свой знак во имя Бога (послание).

Один человек в Твоей любимой сети баров быстрого обслуживания (близость) ел Твое лакомство (еда), в котором обнаружил нечто, чего ты не переносишь (опасность). Он затеял процесс с рестораном и выиграл 2 миллиона долларов (большая выгода малой ценой).

ПРЕДРАССУДКИ

Ты веришь в предрассудки? Даже если нет, то наверняка знаешь больше вещей, приносящих счастье или неудачу, чем имен польских королей. Если предположить, что забобоны не имеют действительного обоснования (постучи по некрашеному дереву), почему мы все знаем столько предрассудков? Подсказка: это каким-то образом связано со страхом и с мемами.

В основе большинства предрассудков лежит мем дешевой страховки. Избегание черных котов, сидение дома в пятницы 13-го, или бросание соли через левое (исключительно левое) плечо немногого стоит, а потенциально оберегает от плохого течения событий.

Некоторые предрассудки включают также другие мемы, например, использование везения. Игроки в кости стремятся, чтобы за них бросал один и тот же человек, пока ему везет — с каждым хорошим броском возбуждение игроков растет. Легкоатлеты часто не меняют белье, если у них хорошо получается. Бейсболист Wade Boggs перед каждым матчем ест курятину: однажды он отступил от этого обычая и три раза не попал по мячу, а также сделал три ошибки на третьей базе. Стоит ли удивляться его привычке?

Мой приятель Greg Kusnick — ты помнишь его по разговору в кафе Microsoft, во время которого я впервые услышал о мемах — ежедневно утром, встав с постели, внимает из почтового ящика газету и, возвращаясь, просматривает заголовки. Просто бросает взгляд на названия,которые и больше ничего. Когда ему случалось поступить иначе, умер Римский Папа. Это, конечно, произошло за много часов до того момента, когда Kusnick повел себя вопреки обыкновению, однако трудно рационально противостоять предрассудкам! Сам Kusnick вспо минает: «Я не мог отделаться от навязчивой мысли, что в этом моя вина. Я пренебрег своей обязанностью... хватило минуты, а Папы не стало».

Плохо ли быть суеверным? Только в том смысле, что когда ты настолько сосредотачиваешься на бросании соли и черных котах, то от Тебя может ускользнуть нечто более существенное, а также если ты считаешь, что Тебе не везет потому, что в прошлом году разбил зеркало. Если ты так считаешь, то не ищешь настоящие причины, с которыми мог бы справиться. Может быть, виной всему было несвежее дыхание...

Как возникают суеверия? Самым разным образом. Люди скажут что-то в шутку, кто-то увидит кажущуюся последовательность в случайных событиях... истоки забобонов не настолько важны, как пути их закрепления.

 

Предрассудки закрепляются, поскольку содержат элемент дешевой страховки, благодаря которому легко раздражают какие-либо больные места.

 

Предрассудки притягивают внимание. Поскольку распространение опасности есть наше любимое занятие, предрассудки распространяются без ограничений: становятся вирусами ума, которые отвлекают наше внимание, влияют на поведение и программируют нас, чтобы мы распространяли их дальше.

Я недавно столкнулся с явлением, которое можно назвать началом нового суеверия. Когда я ездил по стране, представляя свою первую книгу Getting Past OK, в трех разных городах я слышал о новом ритуале молодежных тусовок. Это выглядело примерно так: группа молодых людей выезжает вечером за город на автомобиле с выключенными фарами. Когда они встретят Самаритянина, который из добрых побуждений замигает им фарами, они настигают его и убивают.

Опасность! Кризис! Ну и, конечно, дешевая страховка: достаточно всего лишь не мигать фарами и ничего не случится. Скорее всего вся эта история высосана из пальца; похоже, информацию кто-то сознательно разослал по факсу на многие теле- и радиостанции. Однако она имеет все, чтобы стать очередной легендой улицы или суеверием. Я бы не удивился, если бы через 50 лет люди избегали мигания фарами, также, как сейчас стараются не наступать на край тротуарной плиты, хотя не имеют понятия, откуда взялся этот предрассудок.

В давние времена генетически обусловленная склонность информировать друг друга об опасности хорошо нам служила. Сложившийся механизм предостережения об опасности позволил суевериям проникнуть в умы и питаться их ценными ресурсами.

Трактование страха и сопутствующих мемов с такой неосмотрительностью весьма угрожающе ввиду возможности принять под их влиянием неверное решение. Инстинктивно преувеличивая наши страхи, мы часто упускаем предоставляющиеся возможности.

ПОБЕДИТЬ СТРАХ

Склонность к преувеличенной реакции на культурные «опасности» проявляется не только в предрассудках. Мы боимся неудачи, боимся негативного отношения к себе, боимся оказаться отвергнутыми и т.д. Это все приводит к факту, что система механизмов, высвобождающих страх, не изменилась со времен, когда за каждым камнем скрывалась реальная опасность.

 

Времена, в которых было чего бояться, давно прошли.

 

Если ты хочешь победить страх, то должен выработать у себя навык, чтобы в момент, когда ты осознаешь, что боишься, не реагировать инстинктивно, а думать. Я в таких случаях думаю приблизительно так:

Я боюсь. Существует ли какая-то конкретная физическая угроза? Нет. В таком случае, поскольку я знаю, что под влиянием страха я принимаю чаще всего ошибочные решения, я отодвину его в сторону и подумаю, что мне действительно нужно в данной ситуации. Вместо того, чтобы действовать неосознанно, под влиянием инстинктивного желания бежать, я сделаю осознанный выбор, руководствуясь тем, что для меня лучше всего.

Это кажется тебе странным и искусственным? Именно благодаря логическому мышлению я победил скованность и стал оратором. Через некоторое время это так вошло в мою кровь, что мне не надо было мысленно произносить какие-то слова; я, наверное, создал новый, неосознанный мысленный образец — мем-стратегию — который вытеснял архаические происки моего ДНК. Логика это сила. На курсах по достижению успеха редко обучают той непривлекательной правде, что трезвое, логическое мышление и упорство в реализации планов это безотказные составляющие успеха.

Генетическая эволюция обусловила нашу склонность обращать внимание на некоторые мемы. Заметь, я сказал «склонны», но не «вынуждены». Мы можем сознательно отключить генетическую программу и даже через некоторое время создать собственную, благодаря которой мы будем неосознанно концентрироваться на других вопросах — если они окажутся существенными.

Было бы прекрасно, если бы на этом заканчивалось влияние генов, которые мы унаследовали от животных предков. Ты мог бы идти по жизни, смеясь над генами, пытающимися отвлечь Твое внимание. Ты бы знал, что хотя гены используют Твое сознание, ты по крайней мере докладываешь свой кирпичик в эволюции, полагая, естественно, что тебя интересует что-то большее, чем выживание. Если ты просто хочешь выжить, то ты на верном пути: будешь жить, пока не умрешь. Можешь смело оставить дальнейшее изучение; так или иначе естественный отбор сделает свое дело: выберет Твои гены или нет. Если хочешь посвятить себя службе собственным генам, я дам Тебе подсказку: ты удовлетворишь их, имея столько детей, сколько получится.

Однако жизнь на этом не кончается. Помни, что существуют вирусы ума, с которыми ты должен справиться. Теперь, когда ты уже знаешь, какие больные места раздражают мемы, посмотри, как мы усваиваем чужие программы.

 

Раздел 8

КАК ПРОГРАММИРУЕТСЯ ПСИХИКА

Меня поражает, что ты со мной

делаешь.

Cole Porter

 

Это и есть тот самый раздел, которого ты никак не мог дождаться. Здесь я описываю, как манипулировать людьми: как, используя мемы и «болевые» точки, навязать им свою волю — ха, ха, ха...

Ты уже знаешь, что такое мем, это мысль, убеждение или установка, передающаяся от одного ума к другому. Тебе известно, что мы, люди, — посредники в эволюции мемов. Тебе ясна сущность действия эволюции: естественный отбор, выживание сильнейших. Ты понимаешь, каким образом эволюция сформировала чувствительные точки — склонность обращать особое внимание на определенные вещи, особенно на опасность, пищу и секс — которые помогли нам в древние времена выжить и размножиться. Теперь пришла очередь неприятных, вызывающих опасение новостей:

 

Мемы передаются по умам, не нуждаясь ни в чьем согласии. Они входят в состав программной базы разума и оказывают влияние на "жизнь своего хозяина, который зачастую од, этом совершенно не подозревает.

 

В этом разделе я покажу, каким образом наше поведение программируется новыми мемами, и опишу способы того, как избежать присвоения нежелательных программ.

ИНФИЦИРОВАНИЕ

3аражение новым мемом происходит по одному из трех путей. Я по очереди представлю все три способа передачи инфекции, а потом каждый опишу подробно.

Во-первых, мы заражаемся в ходе усвоения или повторения. Когда что-то достаточно долго находится у нас на слуху, то становится частью нашей программы. Об этом хорошо известно продавцам и авторам реклам. В каждой солидной книге по искусству продажи говорится, что клиент не сделает покупку, пока его об этом не попросят от пяти до семи раз: стольких повторений обычно бывает достаточно, чтобы мем купи меня основательно поселился в нашем уме.

Другими вратами инфекции является механизм, называемый когнитивным диссонансом. Когда что-то не согласуется, разум пытается найти скрытый смысл. Представь себе, например, что твой друг сегодня злится на тебя, но ты не знаешь за что. В твоем уме борются два мема; "друг" и "зол на меня". Ты разрешаешь этот конфликт или диссонанс создавая новые мемы, перестраивая свою меметическую программу так, чтобы все встало на свои мecта. Ты можешь подумать: «Ну конечно же, Билл злится, потому что уже в третий раз «поставил» мне обед». Прав ты или нет, но ты создал новый мем, касающийся Билла и обедов, который повлияет на твое дальнейшее поведение.

Я слышал, что гении приходят к самым блистательным выводам с помощью навязанного себе когнитивного диссонанса. Нетрудно заметить, что этот метод программирования особенно эффективен по отношению к людям умным, которые считают вновь созданный мем своим собственным детищем.

.Третий путь проникновения мемов в разум — это основанный на чувствительных точках метод троянского кон border=p style=я. Как тебе известно, м ы по своей природе сосредотачиваемся на угрожающей опасности, плачущих детях или же сексуально привлекательных особах. Мы - легкая добыча для группы мемов, которых раздражает "болевые мp style=/ph2 style=еста", все остальные, пользуясь случаем, прокрадываются в разум.

И пусть подчиниться программирующим мемам — не то же самое, что поймать готовый, приспособленный к своей роли психический вирус, однако помощью вышеназванных мемов пользуется на начальном этапе и он. В конце этого раздела я подытожу эти методы, а также представлю составляющие психических вирусов.

УСВОЕНИЕ

Мемы, которые не достаточно сильно раздражают больные точки, также находят свой путь к умам. Самый простой путь — это усвоение, то есть создание программы благодаря повторению. Если, к примеру, ты хочешь выучить французский, то слушаешь слова, произносимые на этом языке. Поначалу это звучит для тебя так, словно кто-то хрюкает и стонет, однако после многих повторений привитые мемы-категории начинают приниматься. Вскоре ты уже начинаешь различать французские слова и предложения там. где слышал только лепет.

Помнишь ли ты, как учился в школе читать и писать или пытался запомнить таблицу умножения? У меня есть два воспоминания из первого класса. Сначала скука: мы по очереди повторяли подобные арифметические задачи; потом мука — мы постоянно слушали одну и ту же сказку. Хотя усвоение через повторение может быть скучным или мучительным, главное, что оно успешно.

В средней школе нас обучали не только чтению, письму и арифметике. Каждый день мы отдавали честь знамени Соединенных Штатов. Повторенstrongие... Усвоение... Сегодня все родовитые американцы уверены в справедливости: Согласен?

Патриотизм не возник спонтанно - мы были им запрограммированы! Нам не предоставили ни одного логического аргумента; просто мы повторяли и слышали эти вещи так часто, что они в конце-концов стали нашими убеждениями, ценностями, мемами. Заключенные, отбывающие долгие сроки, со временем «десоциализируются»: они так усвоили тюремную культуру, что не хотят жить на свободе. Освободившись, они делают все, чтобы вернуться в камеру. Не сtopтоит строить иллюзии, что освоение с плохой работой или неудачным брак ом не приносит подобных результатов.

Таким же образом детям прививают религиозные убеждения. Независимо от верtext-align: justify;оисповедания он/pи проходят эволюцию от отсутствия убеждений до веры. Им так долго рассказывают о сверхъестественной природе Бога, Иисуса или Давида, что в итоге божественность становится реальностью, а мемы принимаются.

Если мы достаточно долго знакомимся с религиозным видением действительности, то начинаем видеть перст Божий в хаотических сплетениях жизни. Случаи становятся чудесами, боль — предназначением, а человеческая природа — грехом. Мы усваиваем религиозные мемы независимо от того, представляются ли они как правда, или только как аллегорические мифы.

 

Мы осваиваемся с явлениями, которые часто повторяются. В умах, поселяются все новые мемы-категории, которые изменяют точку зрения, а также питают самозакрепляющейся обратной информацией.

 

В психологии термин усвоение - или обусловливание — относится к прививанию мемов-ассоциаций. Собака Павлова была обусловлена, чтобы ассоциировать звонок с едой. «Кока-кола» платит миллионы долларов за то, чтобы ты мог увидеть, как чудесно развлекаются молодые люди в пляжных костюмах, попивая выпускаемые фирмой напитки; таким образом фирма стремится Тебя обусловить, чтобы Ты связывал ее продукты с хорошим самочувствием. Если ты будешь часто смотреть эту рекламу, то в твоем уме возникнет соответствующий мем-ассоциация; когда ты остановишься в магазине перед витриной с напитками, то захочешь Кола-Колы. Хотя это традиционное желание можно осознанно подавить или же другие мемы могут оказаться сильнее, в фирме знают, что само желание Кока-Колы стоит потраченных денег.

Существует также определение использования повторений в создании мемов-стратегий: обусловливание совершения. Человек, смотрящий рекламу или слушающий звонок, пассивен: он не действует, не применяет никакой стратегии. С обусловливанием совершения мы имеем дело, когда какой-либо определенный способ нашего поведения поощряется. Полученная компенсация создает или подкрепляет мемы-стратегии.

Классический пример обусловливания совершения — дрессировка крысы в лабиринте. Вначале крыса бегает без цели. В определенный момент она в каком-то углу находит кусочек сыра — награду. Она быстро учится бежать к сыру по кратчайшему пути.

Обусловливанием совершения мы пользуемся повседневно по отношению к детям: мы оцениваем их успехи в учебе, хвалим за поведение, отвечающее нашим ожиданиям. Возобновляя поощрение, мы навязываем детям определенное поведение. Тем самым дети перенимают мемы-стратегии, которые помогут им в стремлении к счастью во взрослой жизни - конечно, если мы окажемся достаточно хорошими воспитателями и учителями!

Обусловливание совершения можно применить во многих других целях, кроме формирования счастливого будущего. Любая повторяющаяся ситуация, в которой можно получить вознаграждение определенное поведение — есть обусловливание.

 

Если ты состоишь в таких отношениях, когда тебя вознаграждают за определенное поведение, задумайся, какие мемы Тебе таким образом прививаются. Служат ли они Твоим жизненым целям?

 

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

Следующая техника программирования — это нагнетание и высвобождение психического напряжения, то есть когнитивный диссонанс. Почему продавцы постоянно применяют тактику нажима, хотя большинство клиентов ее терпеть не могут? Ответ на этот вопрос, также и на все меметические «почему» звучит: потому что мемы, отвечающие за такой подход продавцов, хорошо распространяются. Продавцы заражаются мемами давления на клиента и действуют согласно им, независимо от того, является ли этот способ самым эффективным из тех, которыми они реально располагают. Конечно, эта тактика приносит успех, будучи использована по отношению к некоторым лицам в некоторых ситуациях.

Успех тактики сильного давления заключается во введении клиента в замешательство, то есть в создании когнитивного диссонанса. Клиент входит в эту ситуацию, вооруженный мемами-стратегиями, сопротивляющимися данной покупке, типа «не покупай кота в мешке» или «осмотрись, прежде чем на что-то решиться». Тогда как продавец программирует клиента мемами, склоняющими к немедленному выполнению трансакции, например: «если я не куплю сразу, то упущу случай» или попросту «если я что-то куплю, то понравлюсь продавцу».

 

Ситуация, когда чужие мемы вступают в противоречие со старыми, порождает психическое напряжение. Разум пытается разрешить возникший конфликт, создавая новые мемы.

 

Напряжение, возникшее в результате когнитивного диссонанса, можно разрешить двумя способами: купить или уйти. Если ты уходишь, то скорее всего потому, что создал новый мем, типа: меня это совершенно не интересует. Однако есть люди, которые покупают, в их умах возникают иные мемы: например: мне это действительно пригодится. Когда ты создаешь такой мем, то уже не избавишься от него, а ловкий продавец подтвердит свою убежденность, говоря, что ты принял верное решение, или же позвонив через несколько дней с поздравлениями.

С помощью когнитивного диссонанса власти могут склонить общество к созданию мемов послушания и верности. Празднества, кошачьи гонки (в армии), а также разные формы духовной или религиозной обработки подвергают людей тяжелому испытанию, в котором уменьшение давления оказывается в зависимости от предоставления доводов верности. Таким образом рождается мем-ассоциация, объединяющий демонстрацию лояльности с приятным чувством, которое возникает вследствие освобождения от давления.

 

Когнитивный диссонанс приводит людей к убеждению, что они приобрели что-то ценное заслуживающее доверия, в то время как на самом деле мучители просто перестали над ними издеваться.

 

Такой же метод применяли в отношении к военнопленным, чтобы внушить им поcлyшаниe и лояльность побeдитeлям.

Исследование обусловливания выявило интересные результаты. А именно: это метод более действенен — создает более сильные мемы - если вознаграждение осуществляется только время от времени. Такая периодичность прибавляет к обусловливанию совершения элемент когнитивного диссонанса. Таким образом, если мы по-настоящему хотим манипyлиpoвaть людьми и привить им определенные мемы, то должны воздерживаться от награждения, даже если они ведут себя безукоризненно.

Продолжение применения упомянутых исследований чрезвычайно интересно. Люди часто вспоминают, что больше всего повлияли на их образование самые строгие учителя — те. которые редко ставили хорошие оценки. Редкие поощрения усиливают мем учись прилежно более, нежели груды пятерок, поскольку поддерживают когнитивный диссонанс ученика. По тeлeвизopу мы часто видим людей, которые сохраняют созданный союзы, хотя утверждают, что повседневные отношения с партнером складываются плохо. Кто знает, возможно, такая безнадежная связь, благодаря привычке и редким наградам, более способствует усилению мема: давай останемся вместе, чем та, в которой все в общем идет гладко.

ТРОЯНСКИЕ КОНИ

Программирование методом троянского коня заключается в привлечении чьего-либо внимания к одному мему с последующим проникновением вслед за ним целой группы других мемов. Если ты человек умный и образованный, то, возможно, подумаешь: «Я не настолько легковерен, чтобы позволить себя провести». Скажи это троянцам.

Существует много механизмов объединения мемов в группы. Это может выглядеть так: троянский конь раздражает чувствительную точку, отвлекает внимание, тогда как другая информация, пользуясь случаем, проникает в Твой разум. Типичным примером действия троянского коня является правило торговли: «секс — двигатель рекламы (а реклама — двигатель торговли)». Откуда пошла эта поговорка? Просто секс в рекламе раздражает чувствительные точки человека, отвлекает его внимание — является троянским конем, скрывающим другие, связанные с ним мемы. Конечно, другие мемы, такие как опасность, кризис, помощь детям, тоже хороший рычаг, но не такой эффективный, как секс. Подробнее об этом в 9-ой главе.

Троянские кони могут также использовать мем-стратегию, которая в данный момен программирует убеждения или способ обучения. Например, люди, пользующиеся мемом-стратегией если я кому-то доверяю, то верю его словам, могут легко оказаться запрограммированными мемам людей, которым они доверяют. Людей, использующих мем-стратегию: я верю в то, что соответствует моим знаниям, все остальное — отвергаю можно без труда запрограммировать при помощи мемов, которые внешне подходят под их мировоззрение. Если Твоя программа предписывает верить тому, что говорит Х, поскольку устами Икса говорит Бог, где X может означать человека, книгу или дажe действие такое, как медитация, то ты без труда усвоишь любой мем, исходящий от Икса.

Самый простой метод группировки мемов, часто применяемый политиками и адвокатами -— это провозглашение мемов одного за другим, от наиболее к наименее убедительным. Вероятность начальных утверждений наверное передается последующий, необоснованным. Вот

Мы все стремимся к свободе!

Мы все желаем, чтобы каждый американец мог выбрать американский стиль жизни!

И нам всем нужна государственная служба здравоохранения, которая это обеспечивает.

Трудно найти разумное объяснение тому, что общего имеет государственное здpaвooxранение co cвo6oдой, демократией и американским стилем жизни; несмотря на это, кажется, именно такая очередность предложений способствует преодолению естественного скептицизма слушателей.

 

Метод троянского коня способствует усвоению мемов, потенциально сомнительных: они въезжают в разум на хвосте группы, возглавляемой мемами. которые ты принимаешь.

 

Группирование предложений— один из методов техники нейролингвистического программирования (НЛП), так называемого осаждения (embedding), основанный на соответствующей дозировке мемов, что повышает степень их усвояемости.

Родственный метод, применяемый в НЛП - это якорение. (аnсhoring), то есть объединение образов, звуков или чувств с несвязанными с ним идеями. Например, если политик прикладывает руку к груди когда говорит о светом будущем, а тычет пальцем в оппонента представляя печальную реальность, то связывает позитивные чувства с собой, негативные же с личностью противника. Если он постоянно связывает определенные жесты с хорошими или плохими чувствами, то в сознании наблюдателей возникают определенные ассоциации, которые влияют на результаты дальнейших выборов.

Технику якорения ты можешь применить сам на себе, например, с целью вызвать чувство удовлетворения или энтузиазма! Закрой глаза и представь себе те минуты, когда ты бываешь оживлен и полон желания действовать. Представь себе это как можно отчетливее. Теперь, когда ты так настроен, потри легонько мизинцем об указательный палец: это и есть якорение, соединение состояния ума с телесным ощущением.

Открой глаза и вернись к реальности.

Если ты будешь повторять это упражнение в течение нескольких дней или недель, то легко научишься создавать соответствующее настроение: потираешь мизинцем указательный палец и вот у тебя готовая мотивация для работы.

Как ты сейчас убедишься, осаждение, якорение и другие техники часто используются искусными продавцами. В торговле главное — воздействовать на убеждения клиентов — заразить их соответствующими мемами — что приносит определенный экономический эффект. Поэтому нет ничего удивительного в том, что продавцы используют многие эффективные методы распространения мемов; именно поэтому значительная часть приведенных примеров будет касаться продажи.

ПРОДАЖА И ПРОГРАММИРОВАНИЕ

В торговле часто применяют успешную разновидность метода осаждения, какой является техника задавания вопросов. Наверное, самое первое, чуму учат на курсах торговли, это то, что человеком задающим вопросы, должен быть продавец. Соотвeтствующиe вопросы позволяют ему завладеть инициативой и всучить... то есть продать что-то клиенту. Почем используется этот метод?

Примерно по той же причине, по которой юристы в суде задают свидетелям конкретные вопросы, вместо общего: «Что Вы можете нам рассказать по поводу предполагаемого преступления?» Адвокат или прокурор хотят доказать определенный тезис; чтобы этого добиться, он создает логическую конструкцию, используя любой доступный элемент. Если ты смотрел фильм «Убийство первой степени» или же какой-либо другой фильм, действие которого происходит в суде, то знаешь, что юристам нельзя заходить слишком далеко в построении таких конструкций. Если, например, прокурор спросит свидетеля: «Видела ли госпожа обвиняемого, притаившегося в кустах и думающего: «Черт побери! Вот бы «почистить» это дом?», судья будет вынужден отклонить этот вопрос.

Почему? Юрист слишком далеко заходит в построении своей конструкции: самим вопросом он навязывает присяжным представления и отношение — используя технику насаждения, он генерирует мемы в умах ни о чем не подозревающих людей. Именно это делают продавцы, чтобы всучить Тебе какой-то товар; однако на них не действуют никакие законы.

Задавание вопросов — это метод введения в сознание людей мемов, скрытых внутри троянского коня.

Продавцов недвижимости учат как можно чаще использовать слова «господин», «госпожа», «ваш» или «свой». Продавец, к примеру, спрашивает: «Желают ли господа посмотреть свою спальню?» Самим, вопросом создается и подкрепляется образ обладания этим домом, программирует клиента с помощью мема-ассоциации. Коварный прием, правда? Конечно, не только вопросы способствуют закреплению представлений. «А вот камин, перед которым господин мог бы сидеть». «Господа могут развалить .эту стену: детям господ будет где играть». «В этом гараже прекрасно поместятся оба Ваши автомобиля». Все это — примеры техники насаждения, благодаря которой можно создать соответствующие образы в сознании клиентов. Однако хороший торговец знает, что именно задавание вопросов, требующих утвердительного ответа, приближает момент совершения сделки. Поэтому следующий метод — это прибавление к повествовательным предложениям коротких вопросов, имеющих целью навязать клиентам мем-стратегию отвечать «да»:

"Эта спальня роскошна, не правда ли?" "Господа именно это искали, правда?" «Я обожаю этот вид, а Господа?»

 

Часто бывает достаточно задать кому-нибудь вопрос, чтобы закрепить и усилить какие-то мем в его сознании. Задача соответственного количества подходящих вопросов способно изменить всю систему убеждений определенных людей и, как следствие — их поведение.

 

Искусство торговли основано на стимулировании поведения людей: а именно, чтобы клиент купил то, что предлагает ему продавец. Если ты — продавец, то наверняка давно используешь эти методы, даже не зная, на чем основывается их эффективность.

ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ

Ключ к успеху в торговле - узнать, что клиент ценит в данном продукте, a потом усилить в его уме cоoтвeтcтвyющий мем. Ты должен осознавать, что мнения клиента и продавца могут быть совершенно противоположны. Если клиенту понравилась картина Пикассо, потому что она подходит к набору его столовой посуды, то хороший продавец не станет его убеждать, что это не самый лучший повод для осуществления покупки! Наоборот, он уговорит клиента купить еще одного Пикассо так называемого Голубого Периода, который подойдет к скатерти. Задача продавца — спровоцировать возникновение в сознании клиента мема я уверен, что, хочу то купить. Лучшие специалисты считают, что продажа - это не борьба, но партнерская, ситуация, в которой выигрывают обе стороны. Клиент получает что-то, что ему нравится, а торговец — свою прибыль. Таким образом продавец, будет стараться помочь Тебе осознать, почему Тебе нравится этот товар, а также создать мемы, усиливающие уверенность в его ценности

Техника задавания вопросов и здесь оказывается полезной. Клиент, который просто рассматривает товары в магазине, возможно, ничего не купит и выйдет. Если же к нему подойдет продавец и спросит: «Чем я могу Вам помочь?», есть большая вероятность, что клиент назовет то, что ищет. Достаточно того, что он скажет, например: «Я рассматриваю лампы», а в его сознании уже закрепляется мнение, что он хочет купить лампу.

Тогда продавец продолжает: «Вы имеете в виду лампу торшер, настольную или люстру?» После такого вопроса, независимо от полученного ответа клиент немного лучше представляет себе, что ищет, а возможная покупка становится для него более желаема.

Вопросы становятся все более подробны, образ искомого товара все более отчетливым, а вероятность осуществления сделки возрастает. Экспедитор может забросить удочку немного дальше, расспрашивая о других качествах вещи. «В какой комнате должна стоять лампа?» «Не ищет ли господин новую лампу, чтобы заменить старую?» «Я заметил, что красивые женщины ценят мужчин, у которых красивые лампы, а Вы?»

В прошлом году ко мне позвонили с местной радиостанции. Мой собеседник хотел провести со мной анкету, по крайней мере так он утверждал. Я согласился; разговор выглядел примерно так:

 — Любите ли Вы музыку 70-х, 80-х и 90-х годов?

—Конечно.

—Знали ли Вы, что радиостанция КХYZ передает хиты 70-х, 80-х и 90-х? — Ну что ж, нет... Но теперь, кажется, уже знаю.

— Если Вам нравится музка-70-х, 80-х и 90-х, будете ли Вы слушать KXYZ чаще, реже или же так же часто, как и до сих пор? —Hy что же... может быть, чаще.

— Имеете ли вы обыкновение рекомендовать друзьям свои любимые радиостанции?

— Да, иногда. Прошу прощения, а в чем собственно...

—: Теперь, когда Вы знаете, что KXYZ — самая лучшая станция, транслирующая хиты 70-х, 80-х и 90-х, рекомендовали бы Вы ее всем знакомым?

— Ну что ж... возможно...

— А решились бы Вы выкупить объявление на полную страницу в Seattle Times и объявить общественности, что KXYZ не имеет себе равных и что весь мир должен всегда ее слушать?

— Сейчас, одну минутку, подождите...

— Спасибо, до свидания.

Трубку повесили. Разговор окончен.

Неплохо! Впечатляет, нет? Теперь ты наверное доволен, что купил «Психические вирусы», правда? Ведь прочтение «Психических вирусов» изменить Твою жизнь, не правда ли? Ты наверняка станешь всем рассказывать, какая это чудесная книга — «Психические вирусы», не прав ли я? Книга «Психические вирусы» была бы прекрасным подарком, не правда ли? Ха, ха, ха...

БОЛЬШОЙ ФИНАЛ — ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС

Поскольку искусство продажи заключается в создании мемов в умах клиентов, то есть их программировании, мы и дальше будем заниматься методами используемыми в торговле. Любимый мем продавца: «Я беру это. Заверните, пожалуйста». Задание вопроса, ведущего к формированию в уме клиента этого мема, называется финализацией. Методы финализации различны, часто очень коварны. Различают финализацию непосредственную, закрепляющую и предполагаемую.

Непосредственная финализация это прямое стремление к цели клиенту предоставляется большая или меньшая свобода выбора:

— Ты хотел бы купить "Психические вирусы" для кого-то из знакомых?

— Готов ли был бы ты позвонить 10-ти особам и предупредить их об опасности, которую представляют вирусы ума? .

— Ты наверняка знаешь людей, которые должны как можно скорее ознакомиться с «Психическими вирусами». Не медли, отправляйся сейчас же в книжный магазин и купи по одному экземпляру для каждого из них. Согласен?

Следующий метод — закрепляющая финализация. В этой технике на первый взгляд никто ничего непосредственно не требует, вследствие чего клиент не чувствует себя в осаде.

— Когда читаешь «Психические вирусы», хочется всем об этом рассказать!

— Была у меня одна супружеская чета. И вот в некоторый момент она сказала ему: «Мы должны разослать «Психические, вирусы» всем знакомым на Рождество».

— Однажды, гуляя с собакой, я подумал: «Пройдусь-ка я в город и проверю, хорошо ли выставлены «Психические вирусы» в книжных магазинах».

Третий метод финализации — это предположение. Продавец предполагает, что ты уже решился и пытается привить тебе мем хочу это купить:

— Желает ли господин, чтобы экземпляры «Психических вирусов» были доставлены по почте или экспрессом (срочно)?

— Наличными или чеком?

— Хочет ли госпожа купить еще один экземпляр «Психических вирусов» для кого-то из знакомых?

Технику финализации используют не только в сфере продажи товаров и услуг. Один приятель, который был некогда .миссионером Мормонов, рассказал мне об искусстве «последнего вопроса». В его случае это звучало: «Итак, хочешь ли ты принять Иисуса, как своего спасителя?» Убедить кого-то в истинности концепции — целой связки мемов — значит сильнее повлиять на человеческую жизнь, чем просто продав ему, пусть самый лучший, пылесос.

 

Когда ты убедишь людей в истинности какой-нибудь группы мемов, то сможешь запрограммировать их поведение таким образом, чтобы они до конца жизни поступали так, как тебе хочется.

 

Одна из групп мемов, которые мы усваиваем благодаря «последнему вопросу» — это брак. Союз двух людей — это не материальный объект, а состояние, в котором партнеры подвергают влиянию определенных мемов. Ими являются мемы-категории, такие, как муж и жена или семья, а также мемы-стратегии, вроде: держаться вместе, заботиться друг о друге, жертвовать чем-то и другие, задача которых состоит в сохранении брака. Партнеры усваивают целое собрание мемов-ассоциаций, соединяющих разнообразные чувства с концепции брака, преданности и семьи. В наше время довольно часто случается, что люди планирующие вступить в брак., имеют совершенно разные представления о будущем союзе: противоположные мемы-стратегии и разные мемы-категории. От этих перипетий молодую пару мог бы избавить консультант-меметик, способный идентифицировать разделяющие их отличия и привить обоим мемы, обеспечивающие согласие в совместной жизни.

ПРИЯТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ЯЗЫК ТЕЛА

Представь себе, что кто-то хочет навязать тебе какой-то подозрительный мём. Ты наверняка скорее купишь подержанный автомобиль у старого приятеля, чем у незнакомца. Хорошие продавцы знают об этом и делают все возможное, чтобы ты считал их своими «корешами». Установление близких отношений с клиентом и вхождение в доверие к нему самая популярная тема пособий по торговле и курсов для продавцов. По самым новым данным, чтобы найти общий язык с клиентом, следует обойти сознание и воспользоваться приемами НЛП. Большинство людей совершенно не подозревают о приемах, используемых продавцами. Когда ты усвоишь, то сможешь неплохо повеселиться.

Одна из таких методик — это зеркальное повторение языка тела. Если ты об этом еще не слышал, то наверняка подумаешь, что это идиотизм, или же просто не поверишь, что такая глупость может приносить результаты. Поверь, это делается и это действует.

 

Копировать язык тела значит попросту повторять чье-то поведение.

 

Например, если клиентка кладет ногу на ногу, ты делаешь то же самое. Если она переплетает руки, ты поступаешь так же. Если она наклоняет голову в сторону и морщит нос, ты также смотришь искоса и морщишь нос. Смешно, правда?

Х/tdtbody style=ороший подражатель не останавливается на принятии соответствующих поз, но также старается подстроить под клиента темп своих движений и жестов, говорить с такой же скоростью и использовать такую же лексику. Ты прав, таким же образом можно произвести впечатление на

противоположный пол — товаром, чаще всего продаваемым при использовании этого метода, всегда было наше Я.

НЕ ДАЙ СЕБЯ НАДУТЬ

Мастерами в искусстве вхождения в доверие к другим являются мошенники. Они ждут, что ты им поверишь, чтобы потом тебя надуть. Их работа состоит в том, чтобы создать в Тебе мем «Этому человеку можно доверять».

Есть много способов создания такого мема. Мошенники часто производят впечатление людей наивных, беззащитных или же незаинтересованных; часто они представляются сотрудниками благотворительных организаций. Их самая надежная броня — это кажущаяся доверчивость. Они рассчитывают на то, что жертва окажёт взаимное доверие в ответ на то, которое ей было оказано.

Ты, наверное, знаешь игру в «три карты». Правила просты: три карты — два туза и даму — кладут рядом рубашкой вверх. Раздающий — ловкий шулер, который способен жонглировать картами мгновенно — меняет расположение карт, перемещая их по столу. Участники делают ставки, относительно того, удастся ли им угадать, где находится дама.

Однако настоящая игра происходит вне стола, в человеческих умах. Вот один из вариантов:

Ты проходишь мимо играющих. Видишь, что один из них постоянно выигрывает у раздающего: он безошибочно указывает на даму и после каждого кона удваивает ставку. Раздающий не может уже на него смотреть, не хочет больше играть с таким экспертом. Может случиться, что он складывает свой столик и перебирается в другое место.

Заинтригованный ты наблюдаешь дальше. В некоторый момент игрок, которому так везло, подходит к тебе и раскрывает свой секрет: он знает, как найти даму; но, к сожалению, они не хотят с ним играть. Он дает тебе деньги и просит, чтобы ты поставил их за него; взамен предлагает забрать половину выигрыша. Он говорит, где следует искать даму, и убеждает, что его план безошибочен.

После нескольких удачных конов твой партнер начинает опасаться, что раздающий может о чем-то догадываться. Несмотря на это, он уговаривает тебя попробовать еще раз. «Сколько у тебя «бабок» при себе? Давай скинемся и сделаем его хорошенько?» Ну что ж, почему бы и нет? Твой партнер Тебе поверил, поэтому — смелей, вперед!

Когда ты все проигрываешь, Твой новый приятель просто потрясен и расстроен. Ему действительно очень жаль. В ту же минуту кто-то кричит: «Шухер!», а раздающий «сворачивается» и удаляется, как ни в чем не бывало. Если ты пытаешься что-то выяснить, то перед Тобой как из-под земли вырастае/pт детина криминального вида и враждебно смеривает Тебя взглядом. Тебя обули как мальчика, приятель...

 

Люди склонны веришь словам людей, внушающих доверие и перенимать у них новые мемы.

 

ВИРУСЫ РАЗУМА

Если ты не проворонил какого-нибудь важного момента из этой кнtext-align: justify;иги, то должен знать собственно все о методах действия психических вирусов. Однако не переходи сразу к разделу одиннадцатому, из которого узнаешь, как создать новый культ. Давай сначала опробуем подытожить то, что нам уже известно.

В разделе третьем ты прочитал, что любой вирус, а значит и вирус ума, должен уметь преодолевать защитные преграды, верно копировать самого себя и распространяться дальше. Каждое мнение, догма или элемент культуры, который выполняет три этих условия, является психическим вирусом.

 

Если ты в нacmoящее время имеешь какие-либо взгляды, считаешь что-либо догмой или же тесно связан с какой-либо субкультурой, независимо от того, что ты неосознанно выбрал программирующие Тебя мемы, значит ты заражен психическим вирусом.

 

Если ты считаешь, что свободен от такого рода убеждений, то это вовсе не означает, что ты свободен от вируса. Кто знает, возможно, ты просто не осознаешь, что заражен. Заражение психическим вирусом может происходить по-разному.

ВНЕДРЕНИЕ

Ты уже знаешь, что психические вирусы форсируют линию обороны, используя повторение, когнитивный диссонанс, а также метод троянского коня. Вот три сценария инфицирования:

Пtext-align: justify;овторение. Мемы, стремящиеся стать частью нашей программной базы, повторяют /tableдо тех пор, пока психическому вирусу не удастся нас победить. Вот примеры:

— Ты постоянно слышишь похожую информацию, повторяемую по телевидению, в реt opкламах, по радио и т.п.

— Ты посещаешь собрания, на которых зачитываются декларации или же повторяется текст клятвы (присяги).

— Ты часто встречаешь определенную точку зрения, например, на проблему обладания оружием или же прерывания беременности.

Если вирус, переносящий эти убеждения, распространяется в течение некоторого времени, то ты можешь услышать такое мнение от людей, не имеющих между собой ничего общего, кроме того, что были заражены этим взглядом на проблему.

Когнитивный диссонанс. Часто случается, что мы принимаем новые мемы, чтобы выйти из нетипичной или же неловкой ситуации и высвободить создавшееся напряжение:

— Проходишь обряд посвящения, подвергаешься различным испытаниям.

— Принимаешь участие в неприятном, конфликтном семинаре или курсах, окончание которых принимаешь с облегчением.

— Чтобы достигнуть какой-то цели или добиться награды, тебе пришлось здорово попотеть или же ты хотел сделать это назло кому-то, кто сомневался в твоих возможностях.

Троянский конь. Объединение мемов непривлекательных с теми, которые привлекают внимание.

— Некая концепция кажется тебе в общем-то правильной, но что-то в ней Тебе мешает.

— Ты встречаешься с призывами помочь детям, разрешить кризис, накормить голодных и т. п.

— Кто-то хочет внушить тебе нечто, во что трудно поверить.

— Кто-то склоняет Тебя проповедовать определенные взгляды, привлекая сексуальной или материальной выгодой.

Невозможно перечислить все способы внедрения психических вирусов. Если же ты хочешь проверить, заражен ли сам или нет, то вышеприведенный список будет хорошим исходным пунктом для поиска.

ВЕРНОЕ КОПИРОВАНИЕ

Для психического вируса необходим механизм, который бы копировал его верно, ничего не нарушая и не опуская. Вирус может достичь цели, используя разнообразные средства:

— Внушение убежденности в важности традиции: «Как было, так будет всегда».

— Именование какого-либо собрания мемов — Истиной. Религии часто приклеивают такую этикетку своим священным текстам. Действительно, зачем нам искажать или обходить Истину?

— Создание жесткой структуры, вознаграждающей дословное копирование, и наказывающей отступление от образца. Хороший пример

— армия, где под страхом наказания учат четко соблюдать распорядок и исполнять приказания.

Чудачества английской орфографии сохранились благодаря распространенному убеждению, что существует хорошее и плохое написание. В настоящее время обоснованию этого мема служат словари, компьютерные редакторы текста и детские орфографические игры. Мем воспользуйся словарем распространился только в XVIII и XIX веках. Раньше люди писали, как хотели. Существование орфографических норм

— это не правда, а всего лишь — мем. Марк Твен сказал: «Только малые умы считают, что существует единственно верное написание каждого слова».

Нам кажется, что это неправда, поскольку нас с детства осуждали за орфографические ошибки — наши взгляды запрограммированы. Я не имею ничего против орфографических правил. Наоборот, я считаю, что их соблюдение упрощает процесс речевого общения. Я хотел бы только показать, что так называемые «правды» состоят из мемов — в большинстве прививаемых самовольно.

Убеждения о подобающем и неподобающем поведении могут стать механизмом, верно размножающем вирусы ума. Помни, что означает «глупая последовательность». Последовательность сама по себе не имеет смысла! Подумай, служит ли последовательное поведение Твоей цели, которая может заключаться, например, в оперативной передаче информации. А может, тебя попросту запрограммировали мемом будь последователен? В этом последнем случае ты — легкая добыча для психических вирусов.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ

Распространение психических вирусов — это обращение внедрения в противоположную сторону. Этот подраздел предназначен прежде всего для людей, которые вершат судьбы мира. Если ты — влиятельный человек, если люди обращают внимание на Твои слова, если ты являешься продюсером телевизионных программ, если ты выступаешь публично или воспитываешь детей — осознай мемы, которые распространяешь.

Мы уже знаем, что вирус ума, который заражает мемами, призывающими к его непосредственному распространению, будет распространяться быстрее и интенсивнее, чем тот, который полагается на судьбу. Вирусы могут привлекать нас к их распространению следующим образом.

— Опираясь на болезненные точки кризиса и возможности привить мемы, типа «расскажи об этом всем, пока не поздно».

Привить мем «научи этому своих детей для их же блага».

— Запрограммировать людей на роль миссионеров на службе вируса. Это можно тоже назвать обращением, списком последователей, распространением истины или вербовкой.

Многие люди скептически относятся к миссионерской деятельности. Провозглашение убеждений это не только механизм распространения психических вирусов, но также основной метод позитивного воздействия на мир. Даже самая лучшая идея будет забыта, если ты не будешь ее пропагандировать словом, примером или мечом. Когда я пришел к выводу, что группа мемов, называемая меметикой, может изменить жизнь наших детей — дать им возможность самостоятельного, творческого развития и самореализации, я решил участвовать в ее популяризации: написать книгу «Психические вирусы». Ты хочешь проповедовать основы меметики вместе со мной?

 

Провозглашение убеждений это метод осознанного распространения мемов. Прежде, чем начать свою миссию, убедись, действительно ли проповедование этих мемов соответствует Твоим целям.

 

Каждый культурный институт, обладающий вышеназванными свойствами — есть вирус ума, структура, которая продолжается в бесконечности и заражает все больше людей. Институты, сознательно спроектированные для закрепления и распространения определенных идей, я называю вирусами-открытиями. Однако намного раньше, до того как кому-то пришла в голову эта маккиавелическая идея, психические вирусы эволюционировали самостоятельно, создавая институты, которые прочно закрепились в культуре. Эти спонтанно возникшие институты я называю культурными вирусами.

 

Раздел 9

ВИРУСЫ КУЛЬТУРЫ

Любое общество сговаривается

против мужских принципов любого

из своих членов. Общество — есть

акционерное товарищество, в

котором участвующие

договариваются — чтобы вернее

обеспечить хлеб каждому

акционеру — жертвовать свободой

и культурой этого поедателя хлеба.

Достоинство, ценимое превыше

всего — это приспособление.

Ralf Waldo Emerson

 

Детская игра в глухой телефон учит, что практически невозможно скопировать мемы со 100%-ой точностью, даже если очень постараться. Мелкие изменения, возникающие в процессе репликации, могут облегчить репликатору приспособление к среде. Именно на этом основана эволюция. Вместе с появлением идеи, заключающей в себе все признаки вируса, и ее распространением в популяции, мемы, составляющие эту идею также начинают эволюционировать.

К чему ведет эта эволюция? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны вернуться к ключевому аспекту меметической смены парадигмы. А именно — для всех этих мемов, идей и создаваемых ими культурных институтов, люди — это всего лишь средства воспроизводства. Их (мемы) никак не интересует ни счастье человека, ни качество его жизни. Их единственная цель — размножаться и распространяться, неважно какой ценой.

 

Эволюция культурных институтов, независимо от предполагаемых целей, движется в одном направлении: к укреплению самих себя.

 

Ты считаешь такой взгляд пессимистическим? Возможно, ты прав, но вышеназванный вывод следует из предыдущих рассуждений. Представь себе 100 культурных институтов, например, благотворительных организаций. Они различаются между собой, во-первых, успешностью реализации своих высоких целей, а во-вторых, — привлекательностью для спонсоров и общественности. Шансы выживания организации зависят исключительно от второго элемента.

По прошествии некоторого времени, предположим — пяти лет, организации, которые окажутся не способными найти финансы или же желающих работать, исчезнут с поверхности земли. Сохранятся те организации, в которых уже ранее функционировали мемы, отвечающие за их привлекательность или же были сформированы в течение пяти лет.

Поскольку средства, предназначенные на благотворительность, всегда ограничены, а организаций, не нацеленных на прибыль, становится все больше и больше, то институты, выдерживающие конкуренцию, вынуждены все лучше приспосабливаться к существующим условиям. Оказывается, каждая денежная квота или количество энергии, израсходованной для цели, не связанной с выживанием, — даже для главной цели, ради которой и была создана эта организация! — это ошибочная инвестиция, которой могут воспользоваться конкуренты, чтобы вытеснить соперника.

Мой знакомый недавно перестал перечислять деньги на счет одной организации охраны природы. Его удивило, что уже после первого вклада он стал получать многочисленные журналы, приглашающие к очередным пожертвованиям. Когда он подсчитал стоимость почтовых расходов, оказалось, что организация потратила на него больше, чем он смог ей предложить! Возмущенный ситуацией, он написал объяснительное письмо, почему он не намерен больше платить.

Если ты желаешь создать какой-либо культурный институт, то должен разбираться в меметике. Если ты не встроишь в свое произведение хорошие мемы, которые обеспечили бы ему быстрое развитие, Твой институт скоро погибнет, или же без Твоего участия начнет разрастаться непредсказуемым образом. Проблема заключается в том, что спонтанные преобразования могут до неузнаваемости изменить его первоначальный вид.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ И РЕКЛАМА

Телевидение — прекрасное орудие меметической эволюции. Новые программы и реклама в одну минуту достигают миллионов людей. Если программа понравится — будет иметь хорошие мемы — ее производители получат денежное вознаграждение от спонсоров, рекламные агентства будут иметь больше заказов, а сами спонсоры продадут больше товара. Все это длится несколько недель или месяцев, относительно недолго по сравнению со старыми временами, когда распространение культуры вместе с торговлей и разбоями продолжалось десятилетиями или даже веками.

Все чаще в последние годы звучат опасения по поводу рекламы, «воздействующей на подсознание». В двух словах это должно выглядеть примерно так: аморальные производители ловко скрывают в рекламах определенные образы, звуки и символы, склоняющие людей к тому, чтобы покупать товары, которые им вовсе не нужны. Так, наверное, некий производитель алкогольных напитков посоветовал авторам рекламы вписать слово «секс» в кубики льда, бросаемые в стакан; фабрика сигарет приказала прикрыть в рекламе предупреждение об опасности курения картиной водопада; в другой рекламе на вид чисто случайно размещенные предметы создавали формы обнаженной и чувственной женщины.

Следует задаться вопросом, видимы ли эти образы всегда, или же только при внимательном рассмотрении подозрительной рекламы. С тех пор, как я услышал о такого рода рекламах, воздействующих на подсознание, я вижу слово «секс» в каждом стакане напитка со льдом. Таким образом, я оказался запрограммированным этим мемом-категорией! Если даже предположить, что эти образы реальны, как объяснить их происхождение? Или действительно, существуют гении зла, которые манипулируют чувствами и завладевают умами? А может быть, об этом следует беспокоиться не больше, чем о детях, которые видят уточку или кузнечика в проплывающих по небу облаках?

Я не знаю ответа на эти вопросы. Однако нам следует оставить эту проблему, если мы хотим действительно понять смысл эволюции культуры. В противном случае мы легко попадемся в ловушку, в которой сидят приверженцы теории заговора в истории вместе с теми, кто их высмеивает. Ловушка заключается в убеждении, что все, что сложно, должно было быть кем-то спланировано.

 

Сложные вопросы и явления это естественный результат действия эволюционных сил. Для их возникновения не нужен ничей замысел.

 

Эффективна ли реклама, бомбардирующая подсознание? Безусловно! Некоторые элементы рекламы не осознаются зрителями, однако притягивают их внимание. Чем больше твоих чувствительных точек затронет реклама, тем сильнее она тебя заинтересует, а то, что притягивает, взгляд, может притягивать и деньги. Этот принцип действует и в обратном направлении: стены в некоторых барах быстрого обслуживания выкрашены в оранжевый цвет. Это сделано намеренно, чтобы ты неосознанно чувствовал дискомфорт. Чем меньше времени ты затратишь на еду, тем быстрее выйдешь и освободишь место следующим клиентам.

Не следует переоценивать значение неосознанных факторов в рекламе. Если ты замечаешь изменения, происходящие в ней с течением времени, то знаешь, что в игру вступает нечто большее, чем просто подсознание.

В настоящее время телевидение откровенно внушает человеку мемы, раздражающие самые болезненные места, надрывающиеся днем и ночью: Опасность! Еда! Секс! Авторитет! Эти мемы привлекают внимание независимо от того, считаются ли они реальными, или нет. Ты наверное видел рекламу, в которой актер в белом халате дает понять, что он не врач, а через минуту предлагает пользоваться определенными обезболивающими средствами...

Эволюция распространяется не только на рекламу. Обычные телепрограммы тоже борются за место в Твоем сознании, используя средства, не имеющие ничего общего с подсознанием. До недавнего времени в Штатах не показывали обнаженную женскую грудь по государственному каналу телевидения. Сейчас ситуация изменилась. Сериал «Солнечный патруль», в котором было много голых тел и мало действия, побил все рекорды популярности. Женская грудь безупречно привлекает мужское внимание. В так быстро развивающемся масс-медиа, как телевидение, ее будет все больше. В рекламах, предназначенных для мужской части аудитории, экспонируются те и другие части женского тела таким образом, что это никак не назовешь «воздействием на подсознание».

Создатели реклам знают, как щекотать чувствительные места, таким образом они способны привить самые разнообразные мемы. Стоит опасаться не влияния на подсознание, а новых зрелых форм вирусов, выискиваемых производителями реклам. Результаты их деятельности трудно предвидеть. Можно ожидать самого худшего.

ЭВОЛЮЦИЯ РЕКЛАМЫ

Представь себе 1960-й год. Телевизионная реклама еще только ползает. Рекламные агентства восточного и западного побережья Соединенных Штатов пробуют различные стратегии, имеющие целью рекомендовать продуtext-indent: 35px;Чудачества английской орфографии сохранились благодаря распространенному убеждению, что существует хорошее и плохое написание. В настоящее время обоснованию этого мема служат словари, компьютерные редакторы текста и детские орфографические игры. Мем воспользуйся словарем распространился только в XVIII и XIX веках. Раньше люди писали, как хотели. Существование орфографических норм/emкцию спонсора. Реализуются разные методы, но только некоторые из них достигают успеха. Хорошие идеи без стеснения копируются конкурентами: в этой области нет недозволенных приемов. Простая реклама типа «Мой Азорик очень любит...» шансов на успех почти не имеет.

Одни рекламные кампании попадают на благодатную почву, другие — нет. Дни этих последних сочтены. Мало кто из продюсеров будет продолжать рекламную кампанию, не привлекающую внимание клиентов и их деньги. Удачные рекламы копируются, вводя модификации запланированные или же случайные (копирующий мог не понять, на чем основывался успех оригинала). Так /tdрождаются новые поколения реклам, все лучше выполняющие свою функцию. Можно сказать, что реклама эволюционирует в направлении обратном, чем эволюция камуфляжа — уподобления некоторых животных окружающей среде. Реклама напоминает скорее цветок, привлекающий насекомых — он все более выделяется из окружения и обращает на себя внимание.

Дальнейшая эволюция рекламы произошла без участия высокопоставленных заговорщиков, пытающихся найти самый эффективный способ влияния на решение человека. Через несколько лет большинство агентств начало применять мемы, раздражающие больные места: опасность, еду и секс. Производители реклам воздействовали на эти точки все более искусно и тtext-indent: 35px;онко, а вскоре научились использовать мемы, возбуждающие другие чувствительные места: помощь детям, влияние авторитета, необычные события, чувство общности (принадлежности) и так далее. Возникновение современной рекламы не требовало от шефов агентств осознания влияния определенных мемов на поведение людей. Негативный отбор был достаточным поводом эволюции.

Конечно, в агентствах заметили, на чем основан успех реклам. По части манипулирования людьми с рекламой может сравниться только политика. Я не знаю, повлияло ли на результат кампании осознание шефами этого момента, но уверен в одном: это наверняка позволило закамуфлировать собственные методы. Даже если допустить, что роль сознания производителей была невелика, наша теория эволюции мемов рекламы по-прежнему останется безупречной. Можно спорить, специально ли создатели рекламы Camel использовали образ симпатичного верблюдика, чтобы привлечь детей к курению. Хотя исследования указывают на существенность влияния таких реклам, это не означает, что это влияние было преднамеренным.

Некоторые люди легко впадают в искушение поиска виновных в «упадке культуры». Указать на виноватых не значит устранить факт, что эволюция культуры предпочитает все более сильные мемы. Как ты уже знаешь, происходит это естественным образом.

 

Чтобы противостоять вирусам разума, отвечающим за упадок культуры, вначале надо осознать, какие мемы нас программируют, а затем сознательно присвоить новые, благодаря которым мы достигнем цели.

 

MEM — ТО, ЧТО НУЖНО

Примером влияния эволюции мемов на рекламу является также отход от рекламы товара. Когда я был маленьким, я заметил, что Кока-Кола изменила свой рекламный девиз. Вначале он звучал: «Пей Кока-Колу», потом «Радуйся Кока-Коле», а в конце «Кока-Кола — то, что нужно». Где-то по ходу осознали, что нет необходимости рекомендовать сам товар. Достаточно, если реклама создавала соответствующее настроение и содержала привлекательные элементы, которые приводили бы клиентов в хорошее настроение, создавая в умах соответствующие мемы-ассоциации.

В последней рекламной кампании Пепси без сахара появляются разные известные личности и девушки с экрана, которые смеются, развлекаются и мурлычут «аха...» в течение полминуты. Что общего это имеет с особенностями товара?! Место домохозяек, убеждающих в прочности спортивной обуви заняли в рекламах световые эффекты, отрывки стихов и рэповская музыка. А относительно музыки, не использовала ли когда-нибудь реклама твою любимую мелодию в качестве троянского коня? Помнишь «Вы любите ча-ча-ча»? Это была прекрасная песенка, ассоциирующаяся теперь, к сожалению, исключительно с клеем для кафеля.

Реклама навязывает чувства. С помощью техники троянского коня они обнажают чувствительные точки, возбуждают интерес и в подходящий момент выпускают из мешка целую свору мемов. Что интересно, многие рекламы, вызывающие интенсивные чувства, становятся часто настоящими произведениями искусства.

Продвинемся немного дальше в этом мелком святотатстве. У меня есть знакомые, которые почти не смотрят телевизор. Я заметил, что когда мы вместе смотрим какую-нибудь программу, их внимание привлекает прежде всего реклама. Может сложиться впечатление, что рекламные агентства вернулись к старым методам, когда реклама продукта состояла исключительно из его названия. Современные рекламы это, в большинстве, мини-спектакли, видеоклипы или сюрреалистические эксперименты, не имеющие ничего общего с рекламируемыми товарами, кроме упоминания марки, или же показываемым в течение нескольких секунд фирменным знаком. Это мир в себе.

Пиво — товар, наиболее часто рекламируемый таким образом. В рекламе действует правило: «вместо конфетки продавай шелест обертки». В самом деле, только «шелест обертки» может спасти продукт ферментации, от которого люди икают, толстеют и глупеют. Я с детских лет помню следующую рекламу, основанную на методе «продажи конфетки».

Schaefer—пиво приятное,

выпей больше, если хочешь!

С ним ты переживешь прекрасные мгновения,

когда выпьешь три бокала!

Прекрасная реклама, подчеркивающая достоинства продукта, не правда ли? Вдобавок к словам подобрана легко запоминающаяся мелодия. Такая реклама должна понравиться любителям пива, ведь так? К сожалению, не понравилась.

С тех пор как пивоварня Anheuser-Busch назвала свой обыкновенный Budtext-indent: 35px; text-align: justify;weiser «Королем Пива», производители уже не стараются убедить покупателя в настоящей или искусственной ценности своих изделий а стараются связать их с подходящим образом или окружить специфической аурой.

 

Авторы реклам хотят, чтобы их продукты привлекали внимание и ассоциировались у нас с наслаждением.

 

Эффективны те рекламы, которые сильнее раздражают чувствительные точки. Не надо быть специалистом по средствам массовой информации, чтобы заметить, какую роль играет секс в рекламах пива. Поскольку все же конкуренция очень остра, а ставка игры высока, создатели рекламы пива вынуждены были рано или поздно открыть новые ниши для маркетинга и новые чувствительные струны, на которых можно было бы играть. В одной рекламе, произведенной все той же пивоварней, Budweiser и Bud Zight становятся соперниками в фиктивном «Кубке Budweiser». Анимационный фильм, где баночки и бутылки, представляющие оба сорта, становятся участниками футбольного матча, демонстрируется ежегодно во время телевизионной трансляции кубковых игр. Реклама, кажется, воспользовалась фактом, что людей, смотрящих спортивные соревнования, интересует соперничество, что увеличивает вероятность обращения внимания на еще один, пусть и фиктивный поединок.

В рекламах пива Stroh используется любовь к животным. Реклама пива Rainier, продаваемого в окрестностях Сиэтла, вызывала приятные ассоциации у местной общественности. Когда кампания была прекращена новыми владельцами фабрики, жители чуть было не подняли бунт. Фирма Henry Weinhard в рекламе своего пива, напоминая о 100-летии своей деятельности на Северо-Западе, обращалась к мему традиции. Слоган Anheusera-Buscha «Мы гордимся, что ты выбрал нас» был попыткой использования чувства принадлежности (сопричастности) и идентификации. Рекламы, расхваливающие достоинства самого продукта, такие как новое определение пива Miller Zite как «Легкое и вкусное», можно пересчитать по пальцам. Большинство производителей продают не пиво, а пену.

Какое значение это имеет для нас? Так вот, просмотр коммерческого телевидения — это метод, вынуждающий поддаться власти мощных мемов, которые изменяют образ мыслей и поведения. Плохо ли это? Я не имею понятия. Я только знаю, что невозможно переоценить влияние телевидения на культуру. Если бы было иначе, производители не выделяли бы ежегодно миллиарды долларов на формирование потребительских привычек. В этом смысле нравы программируются не только рекламой, но и обычными телеспектаклями.

ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ ПРОГРАММЫ

Эволюция программ коммерческих телеканалов идет по пути объединения мемов, раздражающих чувствительные точки, с мемами, которые желают распространять некоторые люди. Оба эти признака имеет talk-show, или телеболтовня. (Подробнее об этом в кн. Douglas Rushkoff «Media virus» «Вирус масс-медиа» изд. Ballantine, 1994. Автор называет вирусами произведения, которые я называю троянскими конями — таблетки, которые легко проглотить, но с горьким содержимым).

Хоть на первый взгляд, это и не заметно, но большинство звезд или экспертов появляются в таких программах единственно с тем, чтобы пропагандировать себя или свои идеи — распространять мемы. Чтобы показать, какую пользу приносит приглашение на talk-show, я воспользуюсь примером. Книга, которая должна появиться в списке бестселлеров New York Times, обязана достигнуть уровня продаваемости 5000 экземпляров в неделю. Только одно выступление в программе «Oprah!» — самых популярных программ «телеболтовни» Америки, позволяет продать около 100000 экземпляров! Если бы ты захотел стать таким читаемым автором, то должен написать книгу, о которой «Oprah!» хотел бы поговорить в эфире — а ты мог бы вовсе не иметь такого желания. (Как будто в подтверждение моих слов один из рецензентов написал в этом месте на полях печатного варианта: «Пожалуй, будь осторожней — ведь ты не хочешь задираться с «Oprah!»? Конечно, не хочу!)

Не подлежит сомнению, что кино и телевидение в значительной степени влияют на издательский рынок. Соответственно, пропагандируются не столько стоящие произведения, сколько книги, представляющие рыночную ценность — такие, которые раздражают чувствительные точки. Произведения самых читаемых авторов все более напоминают сценарии фильмов. И не удивительно — визуальная адаптация книги приносит более ощутимую прибыль в сравнении с печатной версией.

Пессимисты уже давно сетуют, что в жизни и культуре, а в особенности — в телевидении, вещи стоящие тонут в наплыве дешевого ширпотреба. Почему так происходит? Это очевидно — ширпотреб быстрее распространяется.

 

Если ты хочешь, чтобы средства массовой информации пропагандировали настоящее искусство, ты должен сделать его лучшим репликатором.

 

Как это сделать? Есть только два способа: или же произведение приспосабливается в некоторых моментах к окружению, или же окружение изменится под его влиянием. Если ты воспользуешься первым методом и создашь произведение столь же значимое, как, например, эротические фотографии Robert Mapplethorp или некоторые видеоклипы из MTV то имеешь шансы ударить по чьим-то чувствительным струнам.

Другая возможность — это непосредственное вмешательство в процесс отбора транслируемых программ; что в ближайшем будущем вероятнее всего исключено, по крайней мере в Соединенных Штатах, где высоко ценятся принципы свободной конкуренции. Сравнивая программы телевидения государственных и коммерческих каналов, можно понять, что селективная среда детерминирует победителей в борьбе за выживание.

Одним из спорных методов приспособления искусства к требованиям среды является «раскрашивание» старых черно-белых фильмов. Поскольку цветные фильмы больше привлекают зрителей — во всяком с/pлучае именно такой мем укоренился в умах люд/pей, такие «переделки» встречают упреки традиционалистов, исключающих какое-либо вмешательство в форму оригинала без согласия создателя. Приверженцы старых порядков рассказывают, что режиссеры сознательно воспользовались такими средствами для передачи определенного художественного образа. Они предупреждают, что вскоре кому-то может прийти идея «раскрасить» и первый фильм братьев Люмьер.

Больше всего я возмущаюсь, когда вижу, что телепродюссер, желая заинтриговать з1рителей, нарушает целостность произведения и перед самым перерывом на рекламу показывает наиболее интересные отрывки будущего действия. Да-да! Они показывают мне какой-то вырванный из контекста эпизод, потому что хотят, чтобы я, боясь пропустить интересную сцену, посмотрел и рекламу! Это меня бесит!

Вся проблема в том, что телевидение, целью которого изначально было — развлекать людей, превратилось со временем в неуничтожимого вируса культуры. Собственно нет шансов, что оно станет передавать то, что не затрагивает чувствительные струны. Это относится в равной степени к программам развлекательным, как и к новостям.

 

«Так называемая жизнь» снята с эфира!

Pasadena. Kalifornia, 11 января 1995 года. 10 миллионов зрителей — это слишком мало, чтобы спасти детище станции ABC, цикл «Так называемая жизнь». В первом рейтинге популярности сезона, в котором оценивалось 116 радиопередач, программа заняла 16-ое место сконца. Как сказал Ted Harbert, заведующий отделом развлекательных программ корпорации ABC, последняя часть выйдет в эфир 26 ян/strongваря. Заведующий назвал критически оцененнуюtext-align: justify;p style= программу «искусством». Он добавил, что десять миллионов зрителей — «это много, но по-прежнему слишком мало для такой программы». Заметив, что был бы восхищен, вернув шоу в эфир, добавил: «Мы сделаем все, чтобы обратить внимание зрителей на эту програмp style=му в последних янp style= варских выпусках.

Harbert не ответил на вопрос, будет ли возобновлен цикл осенью, если получит соответствующую поддержку фонов и телевизионных критиков. Он сказал лишь, что примет решение в мае, руководствуясь выводами исследований зрительского мнения.

Никакой группе фонов не удастся повлиять на то, что мы транслируем, добавил он.

Критически воспринятая телепрограмма будет плохим репликатором, пока не выполнит условий выхода в эфир, одно из которых — соответствующее количество зрителей.

НОВОСТИ

Когда создатели американской конституции формировали принцип свободы высказываний, то надеялись, что в борьбе разных концепций на своего рода «свободном рынке идей» победит Истина. К сожалению, как оказалось — они были неправы. Победители в этой борьбе — это вирусы ума, которые распространяют свои себялюбивые мемы.

 

Близость к истине не влияет на выживание мемов.

 

Поскольку люди склонны во всем искать смысл, то за выбор мемов отвечает их смысловое содержание. Однако, как мы знаем, здравый рассудок не всегда точно различает правдивость и фальшь. Какие законы управляют нашей судьбой? Основы астрологии — широко известны, что по правде говоря, не означает, что принимаемы. Как бы то ни было, связь между датой рождения и одним из знаков Зодиака нетрудно проследить. Мемы астрологии значительно лучше распространяются, чем теории, вроде квантовой физики, которая не пытается связывать отдельные из J элементарных частиц с датами рождения.

Легко понять, почему эта проблема не дает спокойно спать поборникам правды, ученикам Бенджамина Франклина — журналистам. Представителей этой почтенной профессии постоянно обвиняют в сторонничестве и перевирании информации. Трудно верно и объективно представить действительность и при этом заинтересовать читателей (зрителей) — разбудить их чувствительные точки и вызвать у них интерес к обсуждаемым вопросам.

Некоторые журналисты признают, что их произведения не свободны от предубеждений. «Приверженцы идейности», например, Rush Zimbaugh, ведущий собственного ток-шоу, все свое эфирное время посвящает пропаганде определенных взглядов. То же самое делают в своих постоянных печатных рубриках Molly Ivins и P. J. O'Rourke. Эти люди вначале собирают доводы, подтверждающие их тезисы, а потом придают им привлекательный вид, который заденет чувствительные струны людей, вербуя новых сторонников и расширяя круг слушателей. Конечно, чем больше чувствительных точек они раздражают, тем более привлекают внимание. Сейчас, когда я пишу эти строки, самый популярный мем в радиоболтовне — это кризис, в газетах же и журналах — помощь детям.

Работы постоянных сотрудников газет помещаются под специальной рубрикой «Мнение», подчеркивая тем самым разницу между их сторонничеством и объективизмом остальных материалов. И только здесь начинаются проблемы. Даже если мы признаем, что большинство журналистов — это хорошие порядочные люди, то ошибочным будет само предположение, что можно быть объективным. Мало того: чем больше репортеров и их читателей будут лелеять убежденность в объективности передаваемой информации; тем больше у нас поводов для опасений, особенно если принять во внимание следующее утверждение:

 

Средства информации, которые ежедневно распространяют бесчисленное количество новостей со всего света, — это прекрасная добыча для психических вирусов.

 

В журналистике хорошим тоном считается одинаковое трактование противоположных взглядов. Справедливое распределение колонок текста или эфирного времени призвано предотвратить однобокое освещение вопросов. Трудность в том, что репортер, который описывает какую-то проблему, должен ее хорошо понять, а ему сложно понять точку зрения, которая значительно отличается от его собственной. Если вдобавок мы представим себе, как мало времени имеют репортеры на обработку собранного материала, нетрудно будет понять, что — без вмешательства ничьей злой воли — взгляды, противоположные взглядам журналиста, не будут должным образом отражены.

Ну что ж, можно было бы сделать вывод, что дела сами уравновесятся. В конце концов у нас в стране столько репортеров, а каждый из них имеет собственные взгляды. К сожалению, это не решает проблемы. Журналисты зачастую не имеют понятия о собственных навыках, которые приобрели, обучаясь профессии: в их среде полным полно психических вирусов, сеющих определенные мемы. Присмотримся, как это действует.

Слово «объективный» предполагает, что можно отделить событие от контекста собственной жизни. На сколько соответствует реальности это предположение? Журналисты должны прежде всего решить, какие события подходят для печати: уже в самом решении должна проявиться односторонность.

Во-первых, репортер, желающий сохранить профессию, предубежден о status quo. Почему? Это очевидно. Зачем человеку покупать газету, из которой он неизменно узнавал бы о том, что «все в порядке и нет поводов для беспокойства»? Мем «все в порядке» не имеет соответственной пробивной силы, поскольку не раздражает ни одной из важнейших чувствительных точек. Мемы такого типа не привлекли бы ничьего внимания. Упомянутая газета быстро прекратила бы существование, а бедный репортер умер бы с голоду. Вот о чем действительно стоило бы написать!

Во времена президентства Рейгана и Буша часто было слышно о «либеральных предубеждения». С приходом более либерального Клинтона эти слухи уступили место «консервативным гонениям». Которая сплетня была правдивой? Никакая.

 

Тенденциозные высказывания в средствах информации не имеют ничего общего с политикой. Спорные точки зрения призваны ударить по чувствительным точкам и обусловить, что люди будут покупать газеты, смотреть программы и обеспечат им (средствам информации) выживание.

 

Во времена Рейгана одним из немногих голосов в поддержку сохранения status quo была гениально продуманная программа Crossfire в телевизионной сети Cable News Network (CNN). В программе представлялись мнения людей с противоположными взглядами с допущением открытого конфликта. Таким образом мемы кризиса и угрозы били по нашим чувствительным местам, ослабляя наши защитные механизмы и внедряя консервативные или либеральные идеи.

То, что тогда называлось «либеральной предубежденностью», не имело ничего общего с либерализмом — это было предубеждение о сохранении status quo, которое можно обосновать только одним способом: сохранение существующего положения — скучно! То, что есть, не раздражает ничьих чувствительных точек. Эволюция обусловила, что средства информации преобразились в мощного, неуничтожимого вируса культуры. Дошло до того, что термин «консервативный», означающий Первоначально «противный изменениям», стал эквивалентом самых превратных концепций! Склонение к сохранению существующего положения — не хороший мем.

ТЕОРИИ ЗАГОВОРА

Склонность доискиваться значения в лишенных смысла явлениях — это причина существования вируса культуры, каким является теория заговора. Некоторые люди чуют заговор везде — от убийства Джона Ф. Кеннеди до мнимой интриги Американского Общества Врачей, которое, якобы желая поддержать спрос на услуги своих членов, противится увеличению порций продаваемых без рецепта витаминных препаратов.

Являются ли эти предубеждения всеобщими, или же представляют единичные случаи, как, например, афера Watergate, которую не смогли удержать в тайне только потому, что слишком много людей было замешано в этом деле?

Zarry King, ведущий моего любимого talk-show, неизменнpо разбивает конспиративные образы своих гостей одним вопросом: «Как такое возможно, что столько людей держало это в секрете столько времени?» «Этого просто нельзя объяснить» — заключает он.

Утверждение, что хорошие мемы нельзя долго удержать в секрете, это только одна сторона медали.

 

Когда мы видим распространение мемов, связанных с системами убеждений, то можем прийти к выводу, что в игру вступает заговор, в то время, как реально мнимые интриганы не имеют ни о чем понятия.

 

Пытаются ли фермеры, действуя в сговоре с федеральной властью, всучить нам жирные вредные молочные продукты и мясо? Да нет же, фермеры просто хотят содержать свои хозяйства. Достаточно того, что их представители поддерживают политиков с определенными взглядами, чтобы по телевидению начала демонстрироваться реклама и образовательные программы, расхваливающие достоинства яиц и свинины, «которая тоже является белым мясом».

Для фермеров и их политических союзников дело не представляет никакой тайны: они стараются заработать на жизнь. Люди же, не принадлежащие к этим кругам, считают, что уговоры есть мясо и яйца опасны и даже морально порицаемы.

А что же Американское Общество Врачей? Встречаются ли они тайно ежегодно, чтобы сговориться, как навредить людям, чтобы прибавить себе клиентов? Да с чего вы взяли? Просто врачам привили мем, согласно которому их высокая квалификация — достаточное условие для принятия всех решений, касающихся здравоохранения. Из этого убеждения вытекли рекомендации организации по вопросам продаваемых без рецепта витаминов.

Только не думай, что нет такой интриги, которая со временем не выплыла бы наружу. Честно говоря, заговор должен быть очень интересным, чтобы быть раскрытым, прежде всего потому, что информация о его обнаружении не распространится, если в ней не будет хороших мемов.

Пару лет назад были выявлены махинации трех главнейших производителей пластиковых столовых приборов и тарелок, которые установили между собой цены на товары. Эта история была описана в маленькой статье, помещенной в Seattle Times. Что такое? Ты не слышал об этом? Этот заговор не стал публичной тайной только потому, что мало кто хотел о нем слышать — у истории были плохие мемы.

Быть замеченным это не так уж мало. Каждый год фирмы платят миллиарды долларов рекламным агентствам и public relations, так как хотят, чтобы о них услышали. Почему же один мелкий донос должен сразу означать какую-то интригу? Многие люди работали целыми месяцами, чтобы выявить самые эффектные подробности скандала Watergate — аферы на высочайшем уровне страны, интересующем всех американцев.

Даже эта работа стоила бы многого если бы сам Никсон не записал на магнитофонной ленте своих незаконных указаний. Зачем он это сделал? Как вспоминали фермеры, он не смог выйти из круга собственных взглядов. Он был убежден, что поступает правильно: он хотел быть уверен в каждой подробности предвыборной кампании, в результате которой должен был быть повторно избран президентом. Он считал это не заговором, а просто важной организационной встречей.

К осуждаемым поступкам — будь то политические провокации или принесение людей в жертву — приводят системы убеждений.

 

Нелегко оставить привитые тебе мемы и посмотреть на себя так, как видят нас другие.

 

Людям, отвечающим за аферу Watergate, помогло американское общественное мнение, поддерживаемое журналом Washington Post.

Это неправда, что все, что мы видим и слышим, автоматически привлекает наше внимание. Как раз наоборот — неосознанно мы отвергаем то, что не соответствует нашим взглядам, включая интриги. Конечно, если кто-то является приверженцем теории заговора, то видит его повсюду. Все зависит от контекста, от точки зрения.

Я вот раздумываю, когда появится теория, что ведущие радиопередач сговорились, высмеять все теории заговоров. Не удивительно ли, что большинство из них, ни минуты не колеблясь, отпускают шуточки над каждым, кто выдвигает новую теорию по делу Трехсторонней Комиссии или убийства президента Кеннеди? Вот именно...

Меня это не удивляет.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УКУСИЛ СОБАКУ

Есть такая старая журналистская поговорка: если собака искусает человека — то нет никакой сенсации, но если человек укусит собаку — вот это новость! Все знают, что собаки кусают людей. Описание очередного случая никого не интересует. Однако, когда происходит что-то необычное или парадоксальное, все хотят об этом узнать. Итак, мы подошли к следующей склонности журналистов — предпочтение явлений необычных и неожиданных. Ничего нет более естественного: люди любят слушать о таких вещах. Масс-медиа имеют силу освещения подобных событий, что приводит к тому, что представляемая ими картина искажает действительность. Из телевидения мы очень мало узнаем о приземленных, обыденных явлениях. То, что мы видим — преступления, катастрофы и сверхчеловеческие достижения спортсменов — это мир, оторванный от повседневной реальности.

Проблема в том, что искаженный образ мира усложняет жизнь.

В 1992 году в Соединенных Штатах 37776 человек погибли от огнестрельного оружия, а 40982 человека потеряли жизнь в автокатастрофах. (Источник: «Advance Report of Final Mortiality Statistiks, 1992» в Monthly Vital Statistics Report, Tom 43, № 6, дополнение от 22 марта 1995, изд. исправленное. Министерство Здоровья Соединенных Штатов (Государственная Служба Здоровья, Центр Борьбы и Профилактики Болезней, а также Народный Центр Медицинской Статистики). Достаточно бросить взгляд на газету, чтобы заметить, что вопросам огнестрельного оружия отводится намного больше места, чем опасности, связанной с автомобильным транспортом — несмотря не то, что почти половина трагических исходов от пули — это самоубийства. Я не хочу этим сказать, что незачем так много говорить о пистолетах и револьверах — в конце концов это относительно новая и все более растущая проблема, в то время как к угрозе транспорта мы уже успели привыкнуть — а лишь то, что мы неадекватно оцениваем угрожающую опасность.

Нетрудно подсчитать, что вероятность того, что среднестатистический житель Соединенных Штатов погибнет в автокатастрофе, составляло в названном году 1:6224, тогда как для смертей с применением огнестрельного оружия (с исключением самоубийств) было почти в два с лишним раза меньше 1:13005. Если ты не принадлежишь к группе риска, то есть, не являешься преступником или полицейским, то вероятность еще более снижается. А чего люди больше боятся: пистолетов или автомобилей?

Большинство людей опасаются огнестрельного оружия. Одна из причин этого явления кроется между прочим и в искажении средствами массовой информации пропорций угрозы. Искривленная картина приводит к тому, что общественное мнение требует от политиков решительных мер; а в ответ получает лишь то, что политики соревнуются в предложениях не сtext-indent: 35px;text-indent: 35px;лишком удачных решений.

Попробуем осмыслить, что же это собственно означает, когда вероятность чьей-то смерти составляет 1:6500 или 1:13000. Допустим, ты — один из 650 жителей островка в Южной части Тихого океана. Ты зарабатываешь на жизнь рыбной ловлей в лазурных водах, окружающих Твою прекрасную страну. Ням, ням, пышные рыбки! К сожалению, раз в десять лет заблудившаяся акула проплывает рядом с островом и съедает рыбака — и именно так выглядит вероятность смерти в автокатастрофе в 1992 году.

Один раз в двадцать лет двое жителей Твоего острова вступают в спор по поводу рыбы или женщины и один из них прошивает другого копьем. Приблизительно так формируется вероятность внезапной смерти с применением оружия, составляющая в 1992 году в Соединенных Штатах 1:13000:

Это, конечно, печальные события, о которых говорят на острове в течение нескольких дней, но не они являются жизненной проблемой для большинства жителей. Они случаются, уходят в прошлое, жизнь продолжается.

А теперь представь себе, что существует 392000 таких островов, как Твой, связанных телевизионной сетью ОИК (Островной Информационный Канал). Вместе на всех островах живет около 254 миллионов человек, или примерно столько, сколько жителей в современных Соединенных Штатах. И вот каждый вечер ОИК передает, что в этот день акулами было съедено 107 человек и 54 человека погибли от удара копья. Появление телевидения неожиданно изменило картину мира: жизнь перестала быть идиллией, нарушаемой раз в несколько лет редкой трагедией — она наполняется страхом, убийствами и насилием, превращаясь в кошмар.

Интересно, да? Стоило только ввести телевидение, чтобы изменить представление людей в собственном мире, в котором ведь не прибавилось ни акул, ни убийц. Что случилось?

Это все — вина телевизионных новостей, нового, совершенного центра распространения мемов, раздражающих чувствительный пункт опасности.

 

Наша чувствительность к мемам, связанным с опасностью, сформировалась во времена, когда никому еще и не снилось телевидение: чем быстрее мы реагировали на угрозу, тем большие шансы приобретали для выживания и размножения.

 

Привычка смотреть телевизор, которая только нагоняет страх от притаившейся за каждым углом опасности, ничему не служит и не облегчает жизни. Просмотр телевизора — это дурная привычка на грани зависимости, с которой очень трудно порвать, поскольку опасности, которые мы видим, действительно возбуждают чувствительные точки и привлекают внимание. Чтобы оставить наркотик, нужна недюжинная сила духа.

Вернемся на наши некогда счастливые острова. И вот люди пришли к выводу, что власти должны что-то сделать с новой всеобщей «угрозой». Как следствие, политики начали рассуждать о необходимости введения пятидневного срока ожидания перед покупкой копья, а предприниматели разом принялись спонсировать программы, рассказывающие о достоинствах средств для отпугивания акул. Однако хуже всего было то, что люди перестали радоваться жизни, как раньше. Их охватил ужас, вызванный не чем иным, как телевизионными новостями.

Должно ли так было случиться? Что произошло бы, если бы производители первых информационных каналов приняли решение передавать позитивные, поддерживающие вести вместо неудачной и страшной информации?

Во-первых, чтобы удержаться на плаву, средства информации вынуждены распространять то, что возбуждает интерес, то есть, раздражает чувствительные точки. Так сложилось, что мы чувствительны к таким мемам, как опасность, кризис, власть, территория и так далее. Ничего с этим не поделаешь.

 

Средства ин. p style=0p style=формации имеют только один спос/pоб выживания: они должны обращаться к вопросам, к которым мы чувствительны.

 

П редположим, на островах возникла конкурентная телевизионная сеть ТВС (Телевидение Вечного Счастья), показывающая закаты, довольных людей и пальмы, колышущиеся на ветру. Через некоторое время руководство проводит анкету и узнает, что одни программы пользуются большим зрительским спросом, чем другие. Поскольку шефы ТВС по-прежнему открещиваются от темы опасности, то ищут другие возможности, как заинтересовать зрителя. Они находят их, предположим, в сфере питания и секса. Не надо будет долго ждать, чтобы новая программа ТВС «Готовь с нами, островитянами» достиг такой же популярности, как конкурентный цикл под названием: «Что пищит в пасти акулы». Другой идеей ТВС мог бы быть конкурс красоты; новоиспеченная Мисс Архипелага наверняка отобьет у мужчин, посмотревших эту передачу, желание приближаться к собственным женам.

Если ТВС удалось отнять часть зрителей у станции ОИК, почему бы не могла появиться третья телевизионная сеть, передающая программы на тему питания, секса, а также — опасности. Через некоторое время самые высокие позиции в рейтингах популярности стали бы занимать сериалы и фирмы типа «Война вулканических амазонок», которые опять сосредоточили бы внимание на себе, лишая людей спокойствия духа и искажая мир.

Ты, наверное, знаешь людей, которые попросту заболевают, если не посмотрят вечерних новостей или других интересных программ. Телевидение это наркотик, к которому пристращаешься, весьма немногое получая взамен.

Ты сделаешь лучше, если выключишь приемник.

НАШИ ЛЮБИМЦЫ

Технология — не единственная движущая сила вирусов культуры. По сути, этого типа вирусы не приводят исключительно к плохим результатам. Что ты думаешь о домашних животных?

 

Наши любимцы — собачки, котики, игуаны и тому подобное — вместе с целыми отраслями хозяйства, которые за счет них существуют, есть не что иное, как вирус культуры.

 

Что такое? Животные имеют какое-то отношение к вирусам? Я вовсе не шучу. Люди считают, что держат собак и котов ради развлечения, компании или для заполнения пустоты, в то время как с точки зрения животных их хозяева — это лишь рабы. Подумай об этом.

Мы знаем, что вирус ума это объект, который своим существованием склоняет людей к воспроизводству его копий. Любовь к животным обладает всеми признаками вируса ума:

— Животные проникают сквозь защитные барьеры мозга, привлекая внимание. Они развили в себе черту, которая этому способствовала: мы считаем их «миленькими» или «обаятельными».

— Любимцы прививают нам потребность заботиться о них, используя человеческую склонность беспокоиться о молодых, незрелых существах. Бизнес, являющийся частью этого вируса ума, пытается склонить человека тратить деньги на ветеринаров и дорогое питание для животных.

— Животные размножаются, создавая свои точные копии, чему способствуют не только их ДНК, но и наша забота. Более того, мем традиция облегчает точное копирование некоторых видов. Это осуществляется вследствие деятельности кинологических союзов, обществ любителей животных, а также организации выставок и конкурсов, в которых награждают людей за сохранение чистоты породы животных.

— Ну и, конечно же, наши любимцы размножаются совершенно естественным образом. Они делают это так успешно, что некоторые увидели в этом проблему и начали кампанию в поддержку предотвращения нежелательных беременностей — стерилизации животных. Конечно, чем меньше молодых рождается случайно, тем выше ценность породистых щенков, предлагаемых производителями.

Собачки и котики в ходе эволюции обретали все больше достоинств. Как это? Те, которые не были миленькими, а значит не смогли обратить на себя внимание, заставить заботиться о них — вымерли! Те, кто остался в живых, размножались, а их потомство снова подвергалось отбору. Наконец мы дошли до настоящего положения — мы заражены вирусом зверьков.

Я шучу, говоря об инфекции: людям нечего бояться оказаться зависимыми от животных. Однако у некоторых насекомых зависимость пошла немного дальше. Так вот, некий вид муравьев научился командовать другими насекомыми. Муравьи, вероятно, выработали способность передавать мушкам химические сигналы, вынуждающие их к послушанию. Мушки стали для муравьев тем, чем для человека являются коровы: муравьи выгоняют их, ведут на пастбища и доят!

Наши любимцы, правда, не одурманивают нас секретными химическими соединениями, но вызывают симпатию, что в конечном итоге — одно и то же. Поэтому, когда в следующий раз ты посмотришь на своего домашнего любимца, задумайся, как выглядит жизнь с его точки зрения. Весьма комфортно не правда ли?

ПОПРОШАЙНИЧЕСТВО

Жители больших городов редко подают милостыню попрошайкам, чувствуя, что, если честно, то не им нужна помощь. Попрошайнический «бизнес» также подвержен эволюции мемов, как и многие другие институты. Кажется, что неумелые попрошайки — те, которым ты наверняка действительно хотел бы помочь — оказались вытеснены теми, которые знают, как подойти к делу. Нищие каждую минуту находят новые уловки, территории для деятельности, а это — интересная тема для изучающих эволюцию мемов.

Говоря о «хороших» нищих, я имею в виду успешность их действий, вытекающую из использования соответствующих мемов. Из факта, что было ведено постановление, запрещающее навязчивое приставание к прохожим, можно догадаться, что мем-стратегия будь агрессивен приносил результаты, я заметил, что эффективны также следующие мемы-стратегии нищих: имей при себе ребенка или собаку, подходи к автомобилям, стоящим на красный свет на больших перекрестках, носи табличку «Выполню любую работу за еду». Один нищий рассказывал как-то по радио о методах сбора подаяния. Особенно он рекомендовал два последних из вышеописанных способов. Он заметил при этом, что никогда не должен был работать за еду. Ему просто давали деньги водители и особенно женщины средних лет.

«Профессионалы», пользующиеся такими успешными мемами, не оставляют любителям ни одного шанса: на них никто не обращает внимания и не подает милостыни. Нищенство превратилось из неприятного, но вынужденного способа зарабатывания денег в неуничтожимого, все более эффективного вируса культуры, который распространяется не только на улицах, но и в средствах массовой информации.

 

Люди, которые наловчились в использовании этого вируса, неплохо устроились в жизни, отрезая от источника доходов тех, кто действительно нуждается в помощи.

 

Под влиянием сил меметической эволюции нищенство перестало служить изначальной цели и начало использоваться ловкими проходимцами. Это относится также к подаяниям, осуществляемым государством: налоговым льготам и пособиям.

ИНСТИТУТЫ ВЛАСТИ

Власть портит человека, в этом нет сомнений. Государственные службы разрастаются и поглощают все больше денег. Политики действуют в интересах определенных институтов или кругов — хорошо, если легальных. Крупная промышленность нанимает недалеких менеджеров, выплачивая им колоссальные суммы и обеспечивая дополнительные выгоды. Люди уже привыкли к тому, что происходит, хотят они этого или нет, они вынуждены принимать аморальные поступки верхов. Изредка кто-то оказывается пойманным на месте преступления, может даже попасть за | решетку на несколько месяцев, но это случается только в исключительных случаях, не правда ли? Рыба гниет с головы.

Когда-то я считал, что только пессимисты могут распространять такие взгляды. Теперь я понимаю, что то, что происходит с властью - это только лишь результат эволюции мемов. Мы знаем, что психические вирусы охотно используют структуры, в которых обыкновенно выполняются чьи-то поручения. Если признать, что власть основана на эффективном убеждении других в необходимости исполнения приказов, нетрудно понять, почему любой институт, концентрирующий власть, эволюционирует в направлении, заданном отбором.

КоррупциЕсть такая старая журналистская поговорка: если собака искусает человека — то нет никакой сенсации, но если человек укусит собаку — вот это новость! Все знают, что собаки кусают людей. Описание очередного случая никого не интересует. Однако, когда происходит что-то необычное или парадоксальное, все хотят об этом узнать. Итак, мы подошли к следующей склонности журналистов — предпочтение явлений необычных и неожиданных. Ничего нет более естественного: люди любят слушать о таких вещах. Масс-медиа имеют силу освещения подобных событий, что приводит к тому, что представляемая ими картина искажает действительность. Из телевидения мы очень мало узнаем о приземленных, обыденных явлениях. То, что мы видим — преступления, катастрофы и сверхчеловеческие достижения спортсменов — это мир, оторванный от повседневной реальности.я начинается с момента возникновени0p style=я управления, агентства по управлению или большого предприятия. Добрые намерения работников со временем отодвигаются в сторону появляющимися группами мемов, которые не столько стремятся к власти, сколько просто успешно распространяются.

Сила меметической эволюции невероятно велика. Посмотрим на непреложную основу закона: американскую конституцию. Подписанный в 1789 году документ был создан умными людьми, которые четко осознавали опасность коррупции в главной, центральной власти. Поэтому в первоначальной версии конституции содержится много постановлений, призванных предотвратить централизацию власти.

После одобрения конституции понемногу стали обнаруживаться обоснованные поводы для внесения поправок, переносящих часть полномочий граждан на федеральную власть. Тебе известно, что согласно оригинальной версии конституции федеральная власть не имела права взимать налоги непосредственно с граждан? Финансовые управления не имели бы смысла существовать! Создатели конституции хорошо знали, что централизация финансов ведет к сосредоточению власти в одном месте и росту коррупции. Меметика гласит, что таким образом власть все более отвращается со временем от возвышенных целей, ради которых она бы/emла создана, стремясь всеми способами сохраниться и укрепиться.

p style=

Идеи ответственности личности, а также штатных полномочий так сильно деактуализировались в Соединенных Штатах, что люди все чаще задумываются о том, каково же значение Десятой Поправки к Конституции. В этой поправке говорится, что права, не принадлежащие федеральной власти, предоставляются гражданам штатов. Эта поправка до сих пор действует! Тем временем эволюция мемов привела к тому, что федеральные власти, не колеблясь, определяют действующие во всей стране нормы максимально допустимой скорости движения автомобилей, контролируют доступ к медицинской помощи и решают, за какие наркотики будут отправляться в тюрьму, а какие будут финансироваться из денег налогоплательщиков.

ЧЕРНЫЙ РЫНОК

Как только принимается закон, запрещающий какой-либо из видов хозяйственной деятельности, моментально создаются условия для возникновения вируса культуры, называемого черным рынком. Тогда появляется субкультура, в которой распространяют0ся мемы-стратегииПроблема в том, что искаженный образ мира усложняет жизнь., типа: продажа наркотиков окупается. Эти мемы черного рынка бьют прежде всего по типично мужским чувствительным точкам, которые м/pp style=ы описывали в главе шестой: жажда власти и способность использовать подвернувшийся случай. Нет ничего удивительного, что запрещенный торговлей занимаются главным образом мужчины.

Так называемая «борьба с наркоманией», аналогично былому запрету на торговлю импортным спиртным, дала огромную власть людям, которые силой закона стали преступниками — торговцам наркотиками.

Чем труднее купить наркотики, тем выше цены на них. Чем более суровые наказания предусматриваются за торговлю одуряющими веществами, тем наглее действует наркомафия, которая ради защиты своего рынка не останавливается ни перед чем. Ведь торговец — это уже преступник, которому терять нечего: большая прибыль малой ценой. Чем v интенсивнее наступают преступникам на пятки, тем меньшими становятся объемы поставок наркотиков, и как следствие — тем быстрее отдельные дилеры могут дорваться до власти и денег: тем сильнее раздражаются их слабые места — шанса и власти.

Как мы узнали во времена сухого закона, действия власти с одной стороны приводят к хорошим результатам, например — уменьшению употребления одурманивающих веществ, а с другой — способствуют расцвету преступности, связанной с черным рынком, не говоря уже об ограничении свободы отдельных людей с помощью навязываемой сверху этики.

Почему же тогда государство начинает «войну с наркоманией», заведомо зная, что это приведет к возникновению черного рынка и росту преступности? Главная причина — в одном недостатке демократической системы, особенно явно проявляющемся во времена, когда судьбы государственных чиновников высшего ранга зависят от того, как они подадут себя по телевидению.

 

Чтобы выиграть выборы, политики вынуждены рекламировать себя, используя самые сильные из доступных мемов.

 

В последнее время особенно часто используются мемы кризиса (поднимающие проблемы наркотиков, дефицита бюджета, здравоохранения или же недостатков образования). К сожалению, так складывается, что умение применять соответственные мемы в предвыборных телевыступлениях далеко не гарантирует, что предлагаемые решения будут действительно успешными.

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Создатели Конституции Соединенных Штатов имели четкие представления об этих проблемах. Именно поэтому они не установили полной демократии, а только республику: граждане демократическим путем избирают своих представителей, а те — как следует полагать — умные и правые люди принимают обоснованные, наилучшие для страны решения.

И что сталось с этими принципами? В результате эволюции мемов право на участие в выборах, а вместе с ним и власть, перешли в руки людей. В 1913 году, как обычно, из высочайших побуждений, была отменена очередная статья Конституции, гласящая, что законодательные органы штатов избирают сенаторов. С тех пор эти полномочия принадлежат гражданам. Таким образом были уничтожены установленные создателями конституции характерные черты, отличающие обе палаты парламента: Палата Представителей как выразитель голоса народа, а Сенат — голоса штатов.

Так называемые «прокуренные залы», в которых на партийных собраниях выбирали лучших или худших кандидатов, постепенно исчезали в штатах один за другим, уступая место прямым выборам. Отныне кандидаты в парламент должны были научиться втискивать то, что хотят сказать, в рамки короткого выступления, в котором они сосредотачивались на раздражении чувствительных мест. В последнее время слышны голоса, призывающие ликвидировать Избирательную Комиссию — институт, обеспечивающий штатам влияние на выбор президента, последней преграды на пути к прямым выборам.

Я не утверждаю, что централизация власти сама по себе плоха — поскольку она действительно плоха для людей, которые хотят сохранить контроль над собственной жизнью — я хочу лишь показать очередной пример спонтанной эволюции системы, в которой то, что сильно, становится еще более сильным. Чем могущественнее институт, тем эффективнее он может распространять свои мемы. Чем интенсивнее он их пропагандирует, тем большую приобретает власть.

 

В Соединенных Штатах самой большой властью обладает большинство электората. Вследствие этого мы медленно движемся в направлении так называемой тирании большинства — навязывания меньшинству чужой воли.

 

Декларация Прав Человека должна была служить преградой для такого рода тирании. В то же время десять первых поправок к конституции по-прежнему действуют. Более того: их реализация и интерпретация постепенно сводится к отнятию власти у отдельных людей и передаче ее большинству.

Для проведения подобного рода изменений всегда находится хорошее обоснование. Например, право каждого человека решать, кого нанять или кому сдать квартиру, было оскорблено законами, имеющими целью ликвидировать последствия расизма и сексизма. Хотя вначале лучшее трактование женщин и национальных меньшинств было позитивно воспринято большинством избирателей, все же в более широком масштабе отдача очередного аспекта жизни под контроль государства не выглядит так привлекательно.

Одна из самых ценных привилегий, благодаря которым американцы чувствуют, что живут в свободной стране, — это право на начало судебного процесса до передачи собственности государству. Современная политика власти, направленная против лиц, подозреваемых в торговле наркотиками, заключается в приобретении в собственность автомобилей, лодок и строений, используемых для проведения преступной деятельности еще до процесса и доказательства виновности. Вопрос: является ли это поведение собственным или же это очередной пример случайной реакции власти на мем кризиса?

Статья I, пункт 3.

Сенат Соединенных Штатов будет включать по два сенатора от каждого штата, избранных местным Законодательным Советом. Сенат избирается раз в шесть лет, каждый сенатор имеет один голос.

XVII Поправка (1913)

Сенат Соединенных Штатов будет включать по два сенатора от каждого штата, избранных жителями этих штатов. Срок полномочий сената — 6 лет, каждый сенатор имеет один голос.

Статья I, пункт 9.

Запрещается накладывать поголовный и никакой другой прямой налог, за исключением налога в размере, пропорциональном количеству населения, а также других налогов, названных Законом.

XVI Поправка (1913)

Конгресс имеет право накладывать и собирать налоги на прибыль от любого источника, независимо от принципа пропорциональности и от количества населения отдельных штатов.

Первоначальный вид тех статей Конституции Соединенных Штатов, которые препятствовали разрастанию властных структур, постепенно менялся. Федеральные власти приобретали все больше полномочий за счет штатов и Законодательных Советов.

ПРИЧИНЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТУПИКА

Высокие государственные чиновники очень редко осознанно превышают свои полномочия. Если же такое случается, то раскрыть это и соответствующим образом наказать не представляет большой трудности. Сложнее справиться с все более распространенным явлением: постепенным заражением политической культуры мемами, отклоняющими начинания властей от первоначальных замыслов.

Хороший пример — Конгресс Соединенных Штатов, который изначально должен был быть местом, где умные люди принимают обдуманные решения в государственных вопросах, касающихся, например, величины налогов, объема государственного бюджета, структуры бюджетных расходов, а также законодательных инициатив.

 

Этот орган власти с момента своего возникновения стал объектом атаки для психических вирусов.

 

Мемы, которыми создатели законов заражаются и под влиянием которых изменяю собственную иерархию ценностей, имеют воистину политическую силу. Сила политиков заключается не только в действиях, но и в словах, посредством которых они насевают определенные идеи.

Первоначально члены парламента черпали вдохновение в литературе, выступления других политиков, и наверняка также в обычных дружеских беседах. Легче всего они усваивали те взгляды, которые им казались убедительными, то есть содержали мемы типа: кризис, помощь детям, наличие смысла или же другие, эффективно воздействующие на данного человека. Через некоторое время каждый законодатель оказался в осаде у нескольких конкурирующих между собой мемов.

Одним из способов воздействия на посла или сенатора является повторение, то есть периодическое затрагивание того же вопроса. Сегодня членов парламента осаждают самые разнообразные лобби: люди, единственная задача которых — передавать законодателям определенные мемы — иными словами заставлять их усваивать, то есть программировать! Конгрессмены привлекают сотрудников, в обязанности которых входит сортировка и отбор поступающей информации. Эта ситуация вынуждает лоббистов искать новые пути в обход препятствий. Получается своеобразная парламентарная гонка вооружений.

Можно было бы обойти молчанием эту ненужную борьбу, если бы не тот факт, что задача членов парламента состоит не столько в выборе самого лучшего из подаваемых предложений, сколько забота о благе государства! Большинство послов и сенаторов засыпаны просьбами и пожеланиями, выполнение которых прямо или косвенно служит чьим-то интересам. В этих условиях законодатели не в состоянии вырваться из круга «решения вопросов» и заняться тем, что действительно важно.

У ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ БЫВАЮТ ПЛОХИЕ МЕМЫ

Если принять во внимание не только давление, оказываемое на парламентариев, но и всю политическую культуру, то мы придем к выводу, что для того, чтобы быть избранным, политик должен выступить в чьих-то интересах. Это не имеет ничего общего с моралью: просто таково влияние сил меметической эволюции.

Предположим, какой-то политик, стремясь укрыться от атаки мемов, решает действовать исключительно в интересах государства. Однако пока он не переведет высокие цели на язык мемов, которые привлекательны для избирателей, у него не будет никаких шансов в борьбе с противником, который, не раздумывая о благе государства, ударит по самым чувствительным местам  большинства избирателей.

Через некоторое время единственными действующими политиками оказались бы те, кто распространяет мемы, раздражающие чувствительные точки электората. Отпала бы всякая необходимость в каком-либо замысле, поскольку такова направленность меметической эволюции.

 

На победу политика в выборах в качестве единственно важного влияет фактор: хорошие мемы, то есть привлекательность в глазах избирателей.

 

В демократической стране власть должна состоять из политиков, которые будут способны говорить то, что людям хочется слышать. Поскольку политики показываются прежде всего по телевидению, то их образ все более отделяется от реального. В настоящее время только неуклюжий и недалекий кандидат в президенты отважился бы выступить по телевидению, не воспользовавшись предварительно рекомендациями «тренера» — консультанта, который посоветует ему, как подать себя с лучшей стороны, чтобы успешно двигаться к цели.

РАЗРАСТАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР

Хотя Томас Джефферсон предупреждал, что лучше всего руководит тот, кто меньше всего руководит, демократия развивается в сторону увеличения полномочий власти. Направление этой эволюции определяют мемы, возбуждающие интерес избирателей.

Люди вообще обращают внимание на мем вознаграждения — они голосуют за политиков, поднимающих вопросы, в решении которых они лично заинтересованы. Я со студенческих лет помню, что нас уговаривали голосовать за кандидатов, обещавших увеличить бюджетные расходы на просвещение и кредиты студентам. Конгрессмены, которые привозят «избирательскую колбасу» в свои округа, получают дополнительную поддержку, но в то же время участвуют в увеличении бюджетных расходов и дальнейшей централизации власти.

Чтобы занять место полномочного парламентария, новый кандидат должен передать избирателям более привлекательные мемы. Зачастую результатом реализации предвыборных обещаний становится дальнейшее разрастание государственных структур и увеличение расходов на их содержание. Вследствие этого центральная власть распухает на глазах, поглощает колоссальные суммы и становятся все менее дееспособными, а мемы, используемые в избирательных кампаниях, становятся все менее изысканными и более мощными.

Однако трудно предвидеть, в каком направлении будет развиваться меметическая эволюция. В выборах 1994 года республиканцы, пользуясь мемами послания, а также угрозы, получили большинство в Палате Представителей и Сенате, выиграв у демократов, которые использовали мемы «мы на верном пути». Респ/pубликанцы кричали: «У нас кризис! Только мы сможем с этим справиться!» Чтобы провести свою политическую программу, они воспользовались тем же троянским конем, которого раньше применили демократы для создания модного в те времена определения: «кризис в службе здравоохранения», о котором сегодня забыли.

 

Чем точнее кандидаты смогут ударить по чувствительным струнам избирателей, тем более их дальнейшая политика отличается от предвыборных планов.

 

Как выглядела бы политика, если бы большинство избирателей познакомилось с принципами меметики? Произошли бы ли какие-нибудь серьезные изменения? Я думаю, что предвыборные кампании выглядели бы иначе, а может быть, даже повысилась и моральность политиков.

 

Раздел 10

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ РЕЛИГИИ

Когда я смотрю на Тебя, то не могу

понять почему Ты позволил, чтобы

все вышло из-под Твоего контроля.

У Тебя получилось бы, если бы Ты

все хорошо спланировал.

— Иуда.

Gim Rice, либретто в мюзикле

«Jesus Christ Superstar».

 

Когда-то сказали, что вера в Бога для христиан это обязательное условие: если Он существует, то неверующие будут сурово наказаны; если же не существует, что мешает в Него верить? Сложно придраться к этому убеждению, содержащему мем «дешевой страховки». И все же, будучи неисправимым реалистом, отважусь выдвинуть гипотезу, что религиозные убеждения — это не столько дар Божий, сколько результат действия одного из самых могущественных психических вирусов.

В этой главе я займусь религиозными догмами. Я пытаюсь выяснить, откуда взялись и чему должны были служить Истины, в которые верят набожные люди, а также каким образом они сохранились и распространились. Отношения людей к священным текстам различно: одни не верят ни одному слову, другие считают их интересной метафорой, третьи считают, что имеют дело со Словом Божьим. Хотя распространением таких текстов управляют всегда одни и те же меметические законы, люди, убежденные в истинности религиозной доктрины, ведут себя иначе, нежели те, кто рассматривает сакральные тексты как источник мифов и притч.

Один из главных мемов-стратегий в парадигме меметики гласит, что можно осознанно запрограммировать жизнь с помощью самостоятельно выбранных мемов. Противоположная стратегия — вера в религиозные догмы без принятия осознанного решения. Упрямое настаивание на истинности каких-либо мемов, религиозных или нет, также не отвечает парадигме меметики, которая считает, что мемы — это скорее полуправды, применимые в данном контексте.

 

Религиозные мемы, существующие в современном мире, это — те, которые прошли меметическую эволюцию. Так же, как и в случае других мемов, ты сам лучше всего оценишь, соответствует ли их принятие Твоим жизненным планам или же усложняет их реализацию.

 

ЗАЧАТКИ РЕЛИГИИ

Откуда взялись мемы религии? Вот возможный сценарий. Мы — в доист орических временах, когда умения в решении проблем оказались более полезными в борьбе за выживание. Люди, которым удалось выжить, оказались перед следующими проблемами:

— Как спрятаться от тигров?

— Где еда?

— Как найти подходящего партнера (партнершу)?

Сам понимаешь: естественные повседневные заботы пещерного человека.

Умение разрешать проблемы хорошо служило выживанию. Вскоре после его приобретения наши предки решили применить этот навык для нахождения ответа на вопросы более важные, которыми издавна страдают философы:

— Откуда мы произошли?

— Какова наша цель?

— Как мы должны поступать?

Ну что же, эти вопросы намного сложнее, чем связанные с опасностью, едой и сексом. Нет ничего удивительного, что нашим пещерным приятелям сложно было найти логическую идею. Когнитивный диссонанс, обусловленный самим существованием этих вопросов, привел к созданию некоторых мемов, которые кое-что объясняли. Из домыслов возникли мифология, философия и религия.

Как это произошло? Как обычно: по принципу выживания наиболее приспособленных мемов. Не вдаваясь в подробности действительной истории религии, вернемся к нашим пещерным людям. Скажем, известные нам из телевидения супруги Флинстоун и Раббл размышляют о проблеме происхождения людей. Через некоторое время Вильма приходит к выводу, что мы были созданы Богом, однако он оставляет это открытие при себе. Барни, бедный глупец, целые годы ломает голову, но не может найти ответа. Бетти предлагает открытие, что мы возникли путем эволюции из одноклеточных организмов. Естественно, гипотезу Бетти отвергают.

Фреду приходит в голову идея: нас создал Бог, который наказал нам распространять эту истину под страхом адовых мук. Шаба даба лу!

Фред создал мемы, которые прекрасно принялись. Сознательно ли он это сделал? Маловероятно. После него тот же вопрос решали миллионы людей. Ряд убеждений, составляющих ответ Фреда, постепенно совершенствовался, вбирая в себя все более эффективные мемы, которые распространялись все дальше и все быстрее. В конечном итоге данная система убеждений охватила все общество и стала религией.

Возникшая таким образом религия — есть вирус культуры (т.е. такой, который эволюционировал спонтанно, без участия осознанного намерения). Развитие религии не происходило ни по пути истины, ни по пути блага людей, ее исповедующих. Оно шло в сторону более эффективных мемов. Вот самый важный тезис всей книги:

 

Целью эволюции мемов вовсе не является благо личности.

 

Ничто не подтверждает верности или жизненной полезности религиозных убеждений (я пока опускаю представляющие меньшинство, выдуманные людьми религии — открытия). В одном лишь мы можем быть уверены: религиозные верования закрепляют сами себя.

Историки религии считают, что мем ада возник во времена, когда римляне преследовали евреев. Этот мем тогда еще не был связан с наказом провозглашать веру, а служил лишь объяснением, почему Бог приказал избранному народу терпеть такие тяжелые страдания. У римлян дела в то время шли хорошо, однако они должны были за это заплатить наказанием. Ад — это одна из меньших догм моисеевой веры, который прижился в христианстве вместе с мемом-стратегией обращения (в веру), обязывающим распространять христианскую веру для того, чтобы спасти тех, кто до сих пор был неверующим.

Хотя я считаю, что большинство современных религий возникли стихийно, все же не утверждаю, что обошлось без попыток сознательного распространения мемов, которые были призваны улучшить качество жизни. Кажется, что многие духовные лидеры, от Будды до Иисуса, имели такие намерения. Если бы не практическое знание меметики, их религии скоро были бы забыты или превратились бы в неуничтожимые инструменты, больше заинтересованные в собственном сохранении, чем в благе людей. Этот другой вариант часто повторялся в истории религии, когда вопреки намерениям основателей, к некоторым мемам приклеивали ярлык Истины.

АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА

Когда я был подростком, меня мучил типичный для возраста созревания вопрос. Если существует столько религий, а многие из них исключают правдивость других, как же можно узнать, которая верна? Эта проблема казалась мне очень сложной: исповедующие большинство религий относились к другим с толерантностью, снисхождением или пренебрежением, однако всегда считали себя лучшими — теми, кто знает истину. Были и такие, кто допускали возможность ошибки: может быть, именно они и были правы? Кому я должен был верить?

Часто бывает, что люди теряют время на разрешение чего-то, что считают проблемой, вместо того, чтобы заняться делами действительно важными. Потребность разрешения проблем настолько сильна, что люди теряют полжизни на деятельность, которая приводит в никуда, даже не пытаясь определить иерархию своих жизненных ценностей и целей. Они хотят узнать, как сколотить состояние, как изменить поведение супруга, как справиться со страхом. Иллюзорными проблемами, которые ежедневно встают перед нами, нас кормят целые полчища авторов, создателей телевизионных talk-show и организаторов курсов или клубов.

Самая большая ловушка, в которую попадают любители разрешения всяческих проблем, и особенно люди умные и образованные, это поиски Абсолютной Истины.

 

Жажда понять окружающий мир имела смысл во времена, когда мир в своей простоте состоял преимущественно из объектов материальных: потенциальных добыч и опасностей. Общества оке, в которых мы живем сейчас, состоят главным образом из мемов. Мы пытаемся понять вещи, которые не имеют смысла.

 

Людям кажется, что все имеет какой-то смысл, поскольку мозг еще не успел Приспособиться к новым культурным и психологическим пейзажам. Как следствие — они растрачивают много времени, денег и энергии на осознание и разрешения проблем без значения.

Сложно найти проблему менее значимую, чем вопрос о том, какая из религий говорит правду. В этом вопросе можно выделить составляющие, типа:' «Существует ли Бог? Как он выглядит? Существуют ли рай и ад? Был ли Иисус Христос Сыном Божьим? Чего Бог ждет от меня?» Каждый из этих вопросов можно разделить на более мелкие, еще более бессмысленные: «Бог — это мужчина или женщина? Бог — белый, черный, желтый или краснокожий? А где он живет? Сколько стоит марка на письмо к Нему? А если он на каникулах, отправляют ли ему электронную почту на новый адрес? Сколько ангелов поместится на головке булавки?»

Если мы станем отвечать на такого рода вопросы, то трудно будет понять, что такое и откуда взялась религия. В меметической модели все «естественные» религии, принадлежащие к группе культурных вирусов, это только собрания мемов. Религии — это возникшие в доисторические времена, время от времени совершенствуемые, системы понятий, отражающие мир, в котором большинство времени мы проводили в попытках избежать опасности, а также в поисках еды и секса. Этот мир уже давно не существует, несмотря на это мы по-прежнему пытаемся, на основании описывающих его мемов, понять современную этику, культуру и общество. Пока мы имеем дело с «естественной» религией, а не вирусом-открытием, группы мемов, составляющие религию, развиваются самостоятельно, постоянно совершенствуя свою деятельность.

Вот именно! И ничего больше! Нет такой религии, которая обладала бы монополией на истину, поскольку каждая из них — есть лишь слепок мемов. Посмотрим, какими же мемами должна обладать религия, желающая сохраниться.

МЕМЫ РЕЛИГИИ

Предположив, что мемы религии возникли путем эволюции, а не были даны от Бога, следовало бы ожидать, что в самых распространенных религиях будут присутствовать все известные нам мемы. Посмотрим, как это выглядит. Начнем со структурных мемов, хорошая приспособленность которых следует из законов меметики:

Традиция. Этот мем-стратегия прекрасно размножается, прививая людям убеждение в необходимости закрепления целой группы сопутствующих ему мемов. Как никакие другие институты культуры, религии богаты традициями. Их орудием являются святые места, костел, монастыри или забота о верности сакральных текстов. Постоянство традиции не имеет ничего общего с тем, правильна ли религия или «хороша» — происходит точно наоборот! Одна из причин существования религии — это укоренившиеся традиции — без них религии имеют мало шансов сохраниться.

Борьба с ересью. Ересью мы называем любое убеждение, которое оспаривает религиозную доктрину. Борьба с ересью, второе лицо традиции, напоминает войну белых кровяных телец с инфекцией: новые, заразные мемы идентифицируются и уничтожаются. С ересью связана целая плеяда мемов-ассоциаций, касающихся наказаний для еретиков, то есть для тех, которые соглашаются верить новым мемам (позволяют им внедриться) или распространяют их.

Обращение. Этот мем-стратегия реплицируется, так как содержит в себе наказ: «передай меня другим людям!». Самое интересное, что не все религии наказывают своим приверженцам использовать экспансивные методы обращения вроде вручения листовок на улице. Однако наверное в любой большой религии обращаются по меньшей мере дети верующих. Этот метод хорошо действует в группе с мемом имей как можно больше детей, популяризуемым католиками, мормонами и системой социальной помощи.

Явление обращения это нечто большее, чем искреннее желание и хороший повод для провозглашения веры: «Иисус (сайентология, Amway, американский стиль жизни и т.д.) изменил мой быт до неузнаваемости. Я хочу, чтобы все могли радоваться так же, как я». Институты, призывающие к обращению, прививающие людям эту потребность, имеют большую пробивную силу, независимо от реального влияния религии на человеческую жизнь. Когда обращение становится частью доктрины, религии получают огромные шансы сохраниться, в отличие от вероисповеданий, которые дают людям большую радость, а не вынуждают их свидетельствовать о вере.

Осмысленность. Идеи, которые имеют смысл, без труда размножаются. Такова природа человеческого разptext-align: justify;ума — ты помнишь игру в глухой телефон? Религии, которые объясняют сложные проблемы доступным образом, пользуются большей популярностью, чем те, которые требуют размышления, например, дзен. Конечно же, простые ответы не обязательно должны быть настоящими. Образы Сайта-Клауса и пасхального зайчика скорее всего вымышлены, однако признайся — они действуют на воображение.

Повторение. Религии переполнены ритуалами — от воскресной мессы до молитвы перед едой. Чем чаще мы выполняем какое-либо действие или сталкиваемся с идеями или убеждениями, тем реже подвергаем их сомнению. Постепенно мы усваиваем и принимаем их. В самых распространенных религиях используется принцип, рекомендуемый специалистами по рекламе: повторение — двигатель торговли.

Религиям, содержащим большие дозы вышеназванных мемов, обеспечен успех. Несмотря на это эволюция религиозных мемов не остановилась на этот уровне.

Рассмотрим теперь мемы, воздействующие на чувствительные' места, используя врожденные склонности:

Безопасность. Многие религии основаны на страхе перед Божьим гневом, адовым огнем, страхе быть отвергнутым обществом. Система убеждений, которая создает искусственную угрозу, одновременно указывая пути их избегания, имеет большую силу воздействия. Что касается религиозной анафемы, то опасность вполне реальна. Например, амиши, живущие в малых, связанных между собой обществах, боятся, что их земляки могут «отвернуться» от них на всю жизнь; поведение, соответствующее принципам религии, является спасением от опасности.

Кризис. Многие религиозные культы компенсируют себе недостаток смысла за счет мема кризиса. Наверное предводители сект Джим Джонс и Давид Кориш непрестанно предостерегали об угрозах, таких как гнев Божий или враги секты — только себе приписывая умение справиться с опасностью.

Еда. Да, да — еда! Трапезы и посты привлекают внимание верующих, ударяя по очень чувствительному месту. Когда-то я чуть не стал исповедовать веру Bahai, так понравилась мне перспектива банкетов через каждые девятнадцать дней. Пасхальные завтраки, трапезы после захода солнца во время Рамадана — все соблюдения они делают религию привлекательной. Обязанность /pсоблюдения поста вызывает когнитивный диссонанс в умах и усиливает мемы, воtable border=/p имя которых верующие готовы к жертвам.

Секс. Религии, которые не упоминали бы о сексе — редкость. Получение разрешения на сожительство часто связано с принятием целой системы убеждений. Религии пользуются с этой целью разными институтами, о т мp style=оногамных католических союзов, через официальную проституцию в святынях древнего Рима, до культа свободной любви, проповедуемого сектой Раджниша. Когда анклав Раджниша в Орегоне начали посещать организованные экскурсии захлебывающихся слюной от вожделения мужчин, Бхагван Шри Раджниш установил для вновь прибывших десятидневный срок ожидания секса. Достаточно было лишь немного изменить какой-то мем, чтобы морковка отдалилась из-под носа ожидающих.

Проблема. На этот мем особенно легко попадаются люди умные и образованные. Для многих из них сильным магнитом является мнимое существование тайного знания, которое можно обрести, если посвятить жизнь разрешению определенных проблем. Эта идея лежит в основе некоторых религий Востока, например, дзена и таоизма, несмотря на то, что их последователи часто утверждают обратное. (И вот именно это и таинственно!) В других религиях, например, в христианстве, сакральные тексты вместе с комментариями настолько объемны, что их невозможно прочесть на протяжении одной жизни. Несмотря на это, для многих христиан изучение Священного Писания — это образ жизни. Эти люди штудируют Библию, рассчитывая на то, что как только они что-то действительно поймут, то на них снизойдет озарение.

Доминирование. Перспектива восхождения по ступеням иерархии и получения новых званий воздействует на людей, чувствительных к мему власти. Поскольку эволюционным определителем власти был доступ к женщинам, то эта чувствительная точка присуща главным образом мужчинам. Идея уровней или степени посвящённости была принята даже квазирелигиозными организациями, такими как харцерство или массонство. Интересно, что католическая церковь, которая может похвастаться одной из кратчайших иерархических лестниц — только пять ступеней отделяет людей светских от папы — позволяет карабкаться вверх исключительно мужчинам, сохраняющим целибат. Вероятнее всего целибат — это элемент, увеличивающий желание взобраться выше.

Принадлежность. Большинство людей ощущает потребность принадлежности к группе. Для многих одиноких людей этот мем оказывается достаточным условием для вступления в ряды исповедующих любую религию при условии, что собрания проходят достаточно часто. Мне знакомы несколько униатов, которые признаются, что собственно не верят в Бога — просто им нравится ходить в церковь и встречаться с братьями по вере.

НАУКА И РЕЛИГИЯ

Хотя позиция меметики в вопросах происхождения верований ясна, это не дает нам права принижать значение религии, а к такому поспешному и скользкому выводу приходят люди, которые открывают, что мемы являются движущей силой религиозных догм. Однако кажется, что меметика может способствовать новому сближению науки и религии после длящегося веками периода разделения.

Наука начала отдаляться от религии с момента своего возникновения; противостояние длится уже несколько столетий. С каждым новым открытием и теорией наука все более оспаривает религиозные описания и толкования реальности. Многие точные умы не могут понять, как можно верить в что-то без сомнения или в то, что не надо верить, чтобы выяснить действие сил, управляющих миром.

Если говорить об отношении к религии, большинство известных мне умных людей принадлежат к одному из двух лагерей. По одну сторону стоят агностики или атеисты, которые не верят в «нерукотворные истории», т.е. во всякие сверхъестественные силы, непорочное зачатие, расступления стен и другие чудеса. С другой стороны находятся люди верующие, которые либо пытаются обосновать истинность таких теорий, либо считают их чем-то вроде олицетворения или мифа.

Таким образом, мы оказываемся в тупике. Многие набожные люди знают цену своей веры — они видят и чувствуют в жизни ее ощутимые доводы. Неверующие часто уверены в своей правоте: они знают мир достаточно хорошо, чтобы знать, что религии — всего лишь сказки — почему они должны в них верить? Таким образом обе группы стоят по противоположным краям пропасти, выкрикивая обвинения либо отворачиваются друг от друга спиной, только изредка наводя мосты.

ВО ИМЯ БОЛЬШЕЙ СЛАВЫ БОЖЬЕЙ

Люди религиозные, будучи спрошенными о своих целях, не раз ответят, что хотят посвятить жизнь вечной Божьей славе. Что бы это не означало, очевидно, что они вообще имеют какую-то цель, что в случае неверующих — вовсе не такой частый пример.

И что из этого? Типичная реакция рационалистов, энтузиастов науки, выглядит следующим образом: «Мне жаль этих несчастных святош! Они носятся по кругу, суетятся, посвящая свою жизнь «восхвалению» какого-то там бога!». В свою очередь люди религиозные со снисхождением поглядывают на безбожных эмпириков, которым не дано было испытать экстаз, который дает присутствие Господа.

Есть один человек, который путешествует по миру и читает лекции о фальшивости теории эволюции. Основанные на религиозных догмах «доводы», которые он представляет, вводят людей в заблуждение. Я однажды видел телепрограмму с его участием. Открытие пробелов в объяснениях лектора доставило мне злорадное удовлетворение. Вот примеры:

«Взгляните, какое красочное оперение у птиц! Этого нельзя объяснить научно! Это просто красиво! Только Бог мог это свершить!»

«Обратите внимание на сложнейшее строение глаза! Невозможно, чтобы глаз возник путем эволюции — это произведение Бога!»

«Наука не способна объяснить гибель динозавров! Я вижу в этом Божий перст — динозавры предположительно утонули во время потопа!»

(Наверное, не поместились в ковчег Ноя).

Если логические недостатки этих аргументов не кажутся тебе очевидными, а ты любишь жестокие нападки на креационистов, прочитай книгу Ричарда Докинза «Слепой часовщик».

Приверженцы науки обыкновенно считают, что в религии слишком большой акцент делается на вопрос веры, то есть убежденности без доказательств или даже вопреки им. На примере инквизиции и крестовых походов они стремятся показать, насколько деструктивна может быть вера людей непросвещенных. Меня всегда удивлял такой подход, поскольку ученым лучше всего должно быть известно, что ни одну теорию нельзя подтвердить с помощью примеров. Можно умножать примеры позитивного влияния веры на поступки человека, а также негативные последствия поступков людей неверующих — в том числе ученых! Так и просится на ум бывший Советский Союз, государство официально атеистическое, а также гонка вооружений. Я не утверждаю, что все ученые, работающие на военную промышленность — это безбожники; я лишь подчеркиваю, что не вера является движущей силой их начинаний.

Обратимся теперь к произведениям веры, которыми являются почти все достижения архитектуры, искусства и музыки. Культура была бы беднее без Сикстинской Капеллы, «Тайной вечери» или хорала Баха «Иисус, моя радость». Америка, строилась в протестантском эпосе труда, а причиной революции, которая привела к возникновению Соединенных Штатов, было признание данных от Бога законов. Большинство организаций, помогающих людям нуждающимся, это религиозные организации, действующие намного эффективнее аналогичных государственных институтов. Ну что ж, даже самые завзятые эмпирики вынуждены признать, что вера приносит результаты.

 

Вера в Бога — есть источник веры в смысл жизни, позволяющей совершать поступки без нее неосуществимые..

 

Убеждения (мемы) программируют деятельность разума так же, как программируется компьютер для выполнения определенных задач. Если ты вобьешь себе в голову, что жизнь безнадежна и случайна, то вероятно таков и будет твой удел. Если же ты запрограммируешь себя так, чтобы верить в существование цели жизни, то будешь стремиться ее достигнуть.

Мем-стратегия «жизнь имеет смысл» — есть самореализующееся предсказание, подтверждающее пользу религии. Ну что же, если ты имеешь что-то против усвоения пары-тройки сказочек, благодаря которым ты мог бы получать большее удовлетворение от жизни, я не буду тебе мешать. Кто знает, не ошибаешься ли ты, полагая, что Твой образ мира, безупречен. Никто не застрахован от иллюзий, и редко кто не обманывает сам себя. Может быть, главное в жизни — найти подходящие для себя заблуждения, которые вели бы нас в желаемом направлении.

 

Раздел 11

ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ СОЗДАНИЯ ВИРУСОВ

Тот, кто первый огородил кусок

земли, сказал: «Это мое» — и

нашел людей, достаточно наивных,

чтобы ему поверить, и был

настоящим основателем общества.

Жан Жак Руссо

 

Истории известны многие люди, которые манипулировали другими ради секса, денег или власти. Их времена еще не прошли. Возникшая недавно наука — меметика, дает им в руки мощное орудие манипулирования: вирусы-открытия, которые, будучи выпущенными на свободу, быстро размножаются и используют людей в собственных целях. В отличие от вирусов культуры, целью которых было только самозакрепление, эти макиавелические создания реализуют планы своих конструкторов.

Здесь появляется сомнение: если предположить, что только я разбираюсь в таких вирусах, может быть, лучше было бы обо всем молчать. Зачем вооружать подозрительных индивидуумов? Нет ли риска, что я войду в историю, как новый Макиавелли? Меня уже предостерегали несколько человек о возможных негативных последствиях распространения новой враждебной психотехнологии.

Дело в том, что вирусы-открытия уже существуют. Рассказывая всем и каждому о принципах их деятельности, я пытаюсь дать всем людям одинаковые шансы. Я чувствую долг открыть миру секреты функционирования вирусов-изобретений — так же, как я не мог бы удержаться от предупреждения невинной девушки, что ее ухажер — обыкновенный бабник. Я стремлюсь облегчить людям защиту от мемов, которые пытаются им привить вирусы-изобретения.

Сила психических вирусов в том, что они прививают мемы, которые программируют поведение. Именно поэтому их следует опасаться. Если бы мы заражались какими-то глупыми мемами, вроде: «Луна сделана из заплесневелого сыра», это не мешало бы нам в жизни. Если бы даже анализ проб лунного грунта показал, что мы ошибались, то ничего бы не случилось. «О, не интересно ли это?» — спросили бы мы сами себя с удивлением.

Однако мемы управляют нашим поведением. Проблемы начинаются тогда, когда вирусы заражают нас мемами, под влиянием которых мы начинаем отклоняться от того, что действительно важно. Книга «Психические вирусы» появилась в самое время, чтобы предостеречь людей об опасности.

В этой главе я рассматриваю, как будет выглядеть жизнь в грядущей эре вирусов-изобретений, описываю их конструкцию и представляю те из них, которые уже поселились в нашем мире.

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ БУДУЩЕГО

Уже совсем скоро культура будет состоять почти исключительно из вирусов-изобретений. Причина проста: знать значит мочь. Рано или поздно мы научимся конструировать вирусы по заказу, завоевывая с их помощью мир идей, так же как некогда завоевывали другие континенты. В первой фазе завоевания вирусы-изобретения должны будут сразиться с вирусами культуры за место в умах. Старые вирусы культуры быстро потерпят поражение, поскольку не смогут приспособиться к постоянным изменениям так же быстро, как точно спроектированные вирусы-изобретения. Былые способы мышления, правда, не будут вытеснены полностью, но люди, зараженные старыми вирусами культуры, окажутся реликтами прошлого, живущими в анклавах на задворках общества.

После победы вирусы-открытия начнут конкурировать между собой. Победа в этой борьбе будет зависеть от введения новых изощренных технологий. Перед выходом на свободу новые вирусы будут проверяться компьютерными программами, симулирующими реальные меметические процессы.

С какими вирусами-изобретениями мы столкнемся в будущем? Все зависит от замысла и умений их создателей — то есть от мемов, которыми они будут заражены! Я ожидаю, что большинством конструкторов новых вирусов будет двигать желание получить прибыль или власть. Возможно, найдутся также изобретатели, целью которых станет благо человечества.

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ, ПРИНОСЯЩИЕ ПРИБЫЛЬ

Вирусы, созданные с мыслью о прибыли, многие из которых действуют легально, происходят из так называемой системы Понзи (Ponzi)1. Чарльз Понзи был итальянским эмигрантом, который в 1919 году основал в Бостоне институт под названием «Товарищество по Обороту Ценных Бумаг (Securities Exchange Company). Понзи обещал воp style=зврат начальной инвестиции на протяжении девяноста дней с пятидесятипроцентной прибылью: ты инвестируешь десять долларов, через три месяца имеешь пятнадцать.

Своих клиентов Понзи убеждал, что покупает в Европе международные почтовые купоны, а колебания курсов валют дают ему возможность их продажи с прибылью в Америке. Люди начали что-то подозревать, когдаp style= в одной газете объявили, что за воtext-indent: 35px; text-align: justify;семь месяцев, за которые в фирму Понзи было инвестировано 15 миллионов долларов, ценность проданных почтовых купонов составляла чуть менее трехсот шестидесяти долларов — и это по всему миру!

Система Понзи была проста: пока его фирма p style= привлекала новых инвесторов, до тех пор имелись деньги на выплаты для старых. Когда газета разворошила все дело, люди перестали платить деньги. Тогда оказалось, что Понзи имеет семь миллионов долларов долга и только 4 миллиона актива. Последние инвесторы оказались не у дел.

Вирус ума, задействованный в системе Понзи, не имел ничего общего с придуманной им системой. Настоящий вирус распространял мем-стратегию «инвестируй с Понзи». В Системе Понзи переплелись такие мощнейшие мемы, как подвернувшийся шанс, материальная выгода, объединяясь в мем быстрого обогащения. Нет ничего удивительного, что он заинтересовал очень многих и быстро распространился в обществе Массачусетса и соседних штатов.

Это было явное мошенничество: Понзи врал, говоря людям, во что вложит их деньги. (Интересную интерпретацию системы Ponzi и некоторых других вирусоподобных явлений представляет Joseph Bulgatz в книге «Ponzi Schemes, Invader from Mars. More Exstraordinary Popular Delusions and the Madness of Crowds (Системы Понзи, нашествия марсиан и другие интересные фантазии, а также групповые заблуждения), изд. Harmony Books, 1992).

Мемы родственной структуры, называемой пирамидой, более честны — система действует без необходимости обмана инвесторов. В типичной пирамиде создается схема в виде треугольника; на вершине вписывается одна фамилия, под ним две другие, под каждой из этих двух — две следующие, что дает четыре фамилии в третьем ряду сверху и удвоенное их количество, то есть восемь, на четвертом, последнем уровне пирамиды.

Игрок, фамилия которого находится на самом верху, организовывает «пирамидальный прием» для новых участников. Восемь мест в основании пирамиды — пустуют; наш хозяин надеется их заполнить. Поэтому он предлагает потенциальным игрокам купить участие в игре за, скажем, тысячу долларов. Из этой квоты пятьсот получает главный организатор, а остальные 500 предназначены для человека, находящегося непосредственно над новым игроком. Этим способом можно быстро вернуть вложенные деньги, вербуя только двух новых участников. Когда основание пирамиды заполнится, человек, находящийся на вершине и получивший свою тысячу, будучи еще на третьем уровне сверху, выходит из игры, имея чистой прибыли 4000 долларов. Тогда пирамида разделяется на две части, а игроки, находившиеся до сих пор во втором ряду, становятся хозяевами, имеющими шансы набрать по 4 тысячи. Неплохой бизнес!

Схема пирамиды основывается на раздражении тех же чувствительных пунктов, что и система Понзи, но дополнительно использует мем обращения. Так как зараженные им люди заинтересованы во втягивании в игру новых участников, обещанное вознаграждение не обязано быть таким же большим, как у Понзи. Инициатор игры не обязан приобретать инвесторов: за него это делает армия желающих, которые обдуманно заражают людей новым вирусом-изобретением.

Поскольку механизм распространения этих вирусов отличается в двух случаях, то обе схемы быстро перестают действовать. А так как спрос на новых участников растет с геометрической скоростью, через короткое время начинает не хватать желающих поиграть. Инициатору игры надо найти четырнадцать игроков, чтобы заработать свои четыре тысячи. После десятого распада пирамиды новым хозяевам надо было бы втянуть в игру 14336 человек, которые должны были бы вложить вместе 14336000 долларов, чтобы каждый человек на верху мог получить свои четыре тысячи долларов.

Когда ты прочел название «Психические вирусы, приносящие прибыль», не подумал ли ты сразу об Amway? Эта организация получает самый большой успех во все более многочисленной группе доходных вирусов, объединенной общим названием многоуровневый маркетинг (multi-level marketing — MLM). Это действует по другому принципу, нежели пирамида, и является деятельностью легальной. Вместо того, чтобы продавать участие, которое уполномочивает исключительно на продажу дальнейших участий, MLM создает иерархически выстроенную сесть дистрибьютеров реального товара. Дистрибьютеры, стоящие выше в иерархии, получают определенный процент от завербованных ими дистрибьютеров низшего уровня.

Чтобы система MLM могла работать слаженно и честно, его участники должны быть вознаграждаемы как за набор новых членов, так и за продажу товара. В этой системе наибольшую пользу получает стойкое, владеющее искусством продажи меньшинство, под крыльями которого появляются большие и ловко действующие организации. Финансовый успех этих людей зависит от усилий многих людей, которые вступают в организации, вкладывают немного энергии и приходят к выводу, что они к этому не пригодны.

В таком предприятии шансы равны, а выигрыш достается самым приспособленным. Если можно так выразиться, в некотором смысле MLM стоит морально выше, чем традиционные, достаточно жесткие в плане организации фирмы. В типичных предприятиях структура власти изменяется медленно: те, кто вверху, остаются там годами, обогащаясь за счет работников низшего уровня, имеющих относительно малые шансы на повышение.

Многоуровневый маркетинг имеет великое будущее. Воздействие на клиента с помощью средств массовой информации все более усложняется, становится более дорогостоящим и крикливым, что увеличивает привлекательность дешевых непосредственных способов продажи.

 

Вирус, призванный приносить прибыль, должен склонять зараженных людей обращать или вербовать новых участников.

 

Телекоммуникационная кампания МСІ ввела в обращение очень эффективный вирус, называемый «Друзья и семья МСІ». Подписчики новой программы получали большие скидки на разговоры с друзьями и семьей, если вербовали их для участия. Прекрасный шаг! Скромной рекламной кампании оказалось достаточно, чтобы зародыши вируса упали на благодатную почву и начали развиваться самостоятельно.

Программа «Друзья и семья МСІ» недавно попала в переплет ввиду замедленной реакции, доминирующей на рынке AT & Т. Телекоммуникационный гигант потратил наверное десятки миллионов долларов на интенсивную рекламную кампанию, описывающей негативный образ MCI, и предлагающий способ действия AT & Т, которая не ставит установленные скидки в зависимость от рекрутации новых абонентов.

Наверняка кампания MCI готовит новый шаг в ответ на атаку AT & Т, но если бы она знала принципы меметики, то наверняка бы решила поддерживать установленный курс, а может быть, даже дополнить программу «Друзья и семья MCI» новыми, более эффективными мемами. Несложно заметить, что AT & Т должна рекламировать себя до бесконечности, чтобы уравновесить действие самоускоряющегося вируса MCI. Лучшее отношение к клиентам ненадолго поможет, если AT & Т не поведет себя как конкурент и не научится использовать геометрическое возрастание, самой мощной силы во Вселенной.

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ ВЛАСТИ

Я однажды слышал, что культ — это религия, которая не набрала еще соответственного количества сторонников. Я не согласен с этим определением. Что я имею в виду? Может быть, тебя ошарашит, если я скажу, что, по-моему, культ не имеет с религией ничего общего. Чтобы признать, что какое-то явление носит черты культа, необходимы всего лишь два элемента:

— Люди посвящают себя выполнению какой-то миссии или реализации высшей цели, независимо от того, что это не является следствием их сознательного решения.

— Попытка уйти влечет за собой серьезные последствия.

Эти два мема-посвящения и последствия ухода — оказываются достаточными, чтобы превратить людей в рабов культа. Если прибавить к этому мем обращения, возникает мощный психический вирус, вирус власти, который без чьего-либо участия распространяется в обществе.

Таким образом, культы — есть вирусы власти. Какая власть имеется в виду? Так вот вирусы получают деньги, девушек и/или руки для работы на своих создателей — лидеров культа.

 

Проект, которому члены культа посвящают жизненную энергию, укрепляется.

 

Слова культ или секта обычно запрещены для организаций, о которых говорят, что они деморализующие и вредны. Вирусы власти однако действуют идентичным образом независимо от того, плохи ли цели организации, хороши ли или же морально нейтральны.

Целью культов вообще является выполнение какой-либо миссии, святого послания. Членов религиозных сект убеждают, что миссия — это верховная цель их жизни, которой они должны посвятить все. Усвоение этого мема равнозначно попаданию в рабство культа.

Может быть, ты убежден, что главная цель Твоей жизни состоит в выполнении миссии или служении высшей цели? Если да, то попробуй испытать свою преданность, ответив на 3 вопроса:

— Если бы тебя спросили: «Чему бы ты хотел посвятить жизнь?», назвал ли бы ты свою миссию?

— Есть ли у тебя какие-нибудь доводы за то, что участие в этом движении — это самый лучший способ реализации послания?

— Дает ли тебе ежедневное участие в делах движения чувство самореализации?

Если хотя бы на один вопрос ты ответил отрицательно, то зачем ты вообще этим занимаешься? Если вопросы вызвали у Тебя озабоченность, можно сказать, что с Тобой все еще не так уж плохо. Если же ты без раздумий ответил «да» на все три вопроса, значит, ты несомненно запрограммирован и должен по крайней мере на некоторое время забросить это дело и вдохнуть свежего воздуха.

Разрастающиеся корпорации — также вирусы власти. Чтобы увеличить свою силу, эти институты начинают применять психотехнологии создания вирусов. У нас — свободный рынок, поэтому нас не должно удивлять, что конкурирующие между собой фирмы ищут самые успешные мемы, которые помогли бы им исправить баланс прибылей. Эволюция мемов, как мы знаем, способна обойтись без никакой злорадной интенции.

 

Стратегия, которая использует соответствующие мемы, приносит фирме успех и копируется другими фирмами.

 

Большие корпорации зачастую требуют, чтобы их работники подписали так называемое свидетельство миссии — простую и безобидную по содержанию декларацию соблюдения важных для данной фирмы ценностей, типа: «забота о качестве» или «точное обслуживание клиента».

Чему служит свидетельство миссии? Оно направлено на то, чтобы все служащие стремились к общей цели, чтобы их действия взаимно суммировались. Без этой координации целей люди склонны двигаться в противоположных направлениях — тогда часто оказывается, что их усилия взаимно нейтрализуются вместо того, чтобы аккумулироваться и создавать какую-то ценность.

. Концепция единообразия человеческих устремлений принесла прекрасные результаты, что привело к размножению институтов, занимающихся исключительно организацией такого рода курсов. Однако возникает вопрос, когда такие курсы перестают быть курсами и становятся усвоением, программированием, промыванием мозгов. Если ты с головой ушел в субкультуру, секс или предприятие, то тебе трудно определить, является ли послание группы для Тебя действительно целью жизни. Что это собственно говоря значит для Тебя. Это хороший вопрос, на который ты должен осознанно себе ответить.

Психотехнологическая меметическая стратегия, используемая корпорациями — это так называемые золотые наручники. Фирмы пытаются связать с собой людей на долгие годы, обещая им финансовое вознаграждение, которым обычно является возможность дешево выкупить акции предприятия.

Золотые наручники это разновидность мема последствий ухода, того самого, с помощью которого секты задерживают своих членов.

Методом привязывания людей к организации являются также обряды посвящения, призванные вызывать когнитивный диссонанс в уме участника. «Вливание» может иметь двоякие последствия: либо кандидат уйдет, не сумев вынести унижения, либо останется, вооруженный мемом принадлежности к организации.

После инициации кандидаты становятся лояльными членами института, осознающими свою принадлежность. Связь с организацией не была бы так сильна, если бы не надо было проходить испытания, чтобы к ней добраться.

Хотя фирмы редко применяют ритуалы инициации в буквальном смысле этого слова, во многих профессиях можно встретить понятие «вливания». Новый сотрудник выполняет тяжелые и неприятные обязанности до тех пор, пока ему не разрешат заниматься чем-нибудь другим. Это хорошее промывание мозгов, благодаря которому люди начинают ценить свою работу более, чем она того заслуживает.

Инициация (посвящение) кандидатов в члены молодежных банд требует совершения какого-либо серьезного преступления. Это имеет целью две вещи: во-первых, вызвать когнитивный диссонанс, то есть вступительная промывка мозгов, во-вторых, подтверждение, что вновь прибывший станет, как и другие члены банды, разыскиваться правоохранительными органами.

Когда-то я часто смотрел телевизор. Теперь у меня нет такой привычки, но я помню, что мне нравился сериал Family Ties, в котором Алекс, молодой человек с определенно консервативными взглядами, влюбляется в активистку либерального движения. Чтобы сблизиться- с ней, он начинает ходить на собрания ее организации и даже готовит выступление, в котором отрекается от всего, что до сих пор считал истинным.

К счастью, Алекс вовремя открыл правду своей возлюбленной. Я только задумался, как много из нас становятся политиками по той же причине.

 

Убеждения table border=— не что иное, как тропинки, по которым ходит скот. Чем чаще мы по ни p style=м ходим, тем более они нам подходят.

 

ПредполРассмотрим теперь мемы, воздействующие на чувствительные' места, используя врожденные склонности:ожим, ты много лет думаешь и ведешь себя как либерал. Вдруг бах! И ты либерал. Намного сложнее подходить к каждому вопросу без предубеждений и на самом деле над ними раздумывать, чем подстраивать их под существующую систему убеждений.

И здесь снова приходит на помощь высказывание Ральфа Уальдо Эмерсона: «Глупая последовательность — пугало для малых умов». Люди часто удивляются, когда замечают непоследовательность в моих взглядах. Это здорово! Это означает, что я держусь подальше от тропинок быдла!

Я задумался, что сделали бы люди пошиба Эдварда Кеннеди или Роберта Доула, если бы получили пожизненное место в Сенате и не обязаны были бы вставать на сторону левых или правых. Это вовсе не надуманная ситуация. Многие члены Верховного Суда шокировали общественное мнение своими приговорами, вынесенными после получения ими пожизненного правления: они были далеко не так консервативны или либеральны, как предполагали президенты, которые выдвигали их кандидатуры. С того времени, как судьи смогли отбросить стесняющие их идеологии, исчезли препятствия к тому, чтобы они начали мыслить самостоятельно.

 

Достаточно склонить людей принять какую-либо систему убеждений, одновременно делая невозможным избавление от нее, чтобы навязать определенное направление их деятельности и воспользоваться их энергией. Если же еще привить им мем провозглашать повсюду эти свои убеждения, то возникает вирус власти, который будет самостоятельно распространяться, используя людей для определенных целей.

 

Единообразие намерений вовсе не обязательно плохая штука. Прежде, чем подвергнуться таким махинациям, следует убедиться, соответствует ли общая цель Твоей собственной цели: сознательно ли ты принимаешь ее, действительно ли она — то, зa что ты ее принимаешь, а также принесет ли Тебе удовлетворение ее реализация. Фирма Майкрософт, в которой я долгое время работал, имела с самого начала четкую цель, определенную одним из ее создателей, гениальным визионером Биллом Гейтсом: компьютер на каждом столе и в каждом компьютере — программа Майкрософт. Все сотрудники фирмы признали также и другие ценности: профессионализм, нетерпимость к посредственtext-align: justify;ности, высочайшее качество, ну и конечно же стремление к ведущей позиции в мире. Я бы не хотел быть на месте их конкурентов.

Долгие годы мне хорошо работалось в Майкрософт поскольку ценности фирмы соответствовали моим собственным убеждениям. Мне нравилась роль агента по специальным поручениям, который входит в действие и спасает ситуацию. Когда фирма достигла небывалого успеха, у меня было чувство, что раз все складывается так хорошо, моя помощь будет не нужна. Утрата чувства цели привела к тому, что я потерял интерес к дальнейшей работе в фирме и принял решение изменить профессию: я стал писателем и учителем. Однако перед уходом я раздумывал, не перейти ли во вновь открывающийся отдел обслуживания клиентов, где у меня вновь был бы шанс создавать от основания нечто важное.

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ НАПРОКАТ

Если ты действительно жаждешь создать культ или создать другой психический вирус, то знаешь уже все, что нужно. Ты просто должен выдумать парочку красивых мемов, которые привлекут людей и запрограммируют их по Твоему вкусу, включая сюда также и обращение других. Однако будь осторожен. Реально власть принадлежит не Тебе, а вирусу! Ты наверное помнишь, что сталось с Джимом Джонсом и Давидом Корешем?

Интересно, что создав хорошую оболочку вируса, в нее можно впихнуть любое содержание, если оно не будет сильно противоречить главному предназначению вируса: увеличению самого себя. Вот несколько примеров из жизни.

— Организации, проводящие политические кампании. Большинство действуют по тому же рецепту: снимают помещение под офис, звонят людям и просят их о бесплатном участии в кампании, а также о вербовке сторонников. Таким образом постоянно растет число участников, готовых отстаивать любую политическую программу.

— Фирмы, действующие по принципу многоуровневого маркетинга. Вид продаваемого товара не имеет в этом бизнесе большого значения. Конечно же, надо что-то продавать, чтобы не нарушать закон, однако движущей силой фирмы является не столько торговля, сколько привитие сотрудникам необходимости вербовать новых людей.

— Приглашение принять участие в курсах. Организуются несколькодневные, интенсивные курсы, которые обеспечивают участникам хорошее самочувствие. Использование на этих занятиях методов усвоения, когнитивного диссонанса и троянского коня служит навязыванию участникам двух потребностей: вербовать новых курсантов, а также записаться на более дорогостоящий курс второго уровня. Я не хочу сказать, что все курсы организовываются лжецами. Со всей уверенностью могу сказать, что по крайней мере один из курсов, использующий такую вирусную оболочку, в котором я принимал участие, меня многому научил. К сожалению, несколько занятий были явным произведением культа. Если хочешь послушать моего совета, прежде чем принять участие в такого рода занятиях, узнай мнение человека, которому ты доверяешь, кто живет так, как ты хотел бы жить, и не имеет ничего общего с организацией, предлагающей такой курс на протяжении по крайней мере трех лет.

Все оболочки психических вирусов имеют общую черту: непосредственная или косвенная вербовка участников, которые вербуют следующих и так без конца. Если ты создашь хорошую оболочку, можешь загрузить в нее выбранное содержание и ждать, пока вирус размножится. Молись только, чтобы какая-нибудь мутация не привела к тому, что Твой вирус обратится против Тебя.

ВИРУСЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Я надеюсь, наступят времена, когда в борьбе вездесущих психических вирусов победят вирусы улучшения качества жизни. Как ты мог бы этому поспособствовать? Двумя способами. Во-первых, обращай, обращай и еще раз обращай! Когда Тебе встретятся подходящие мемы, начни их осознанно распространять. Без преувеличения можно сказать, что молчание губительно для мемов. Во-вторых, постарайся объединить мемы, улучшающие качество жизни со всеми известными Тебе мемами, раздражающими чувствительные точки. Покажи людям, что, поступая так и так, они помогут своим детям! Уясни им, что они стоят перед лицом кризиса! Дай им есть! Предложи секс! Ну что же, может, лучше выбери что-нибудь другое... Так или иначе, благое бездействие — это преступление в мире вирусов разума — помни, что ты конкурируешь с целой шайкой самовоспроизводящихся мемов, цель которых — загнать всех обратно в пещеры.

Ты считаешь, что я коварен, если призываю обращать и раздражать чувствительные точки? А может быть ты считаешь меня двуличным человеком, который рекомендует манипулировать людьми, защищаясь от манипулирования? Надеюсь, ты так не думаешь. Я не хочу уговаривать Тебя лгать, а только хочу, чтобы ты осознал силу своих мемов и понял, какой результат могла бы дать их пропаганда. Каждый из нас, хочет он этого или нет, принимает участие в распространении психических вирусов. Я хотел бы, чтобы Ты выбрал для себя подходящий вирус, который хотел бы осознанно распространять.

Бестселлер Джима Редфилда Celestine Prophecy («Небесное предсказание») — это успешный психический вирус. Это фиктивный отчет об открытии автором древней рукописи, содержащей предсказание о прекрасном будущем рода человеческого. Я не знаю, осознанно ли Редфилд сделал это или нет, и даже того, понял ли он, что произошло: в свою книгу он вложил психический вирус — и очень эффективный! Расскажу подробнее, как действует этот вирус.

Одно из поучений, содержащихся в небесном манускрипте гласит, что ничто не случайно. Все так называемые стечения обстоятельств — по сути своей являются шансами на развитие. Таким образом, если Тебе встретится человек, имеющий с Тобой нечто общее, то Твой долг — поговорить с ним и вынести урок, какой один из вас может дать другому. Люди, которые прочли «Небесное предсказание» перенимают этот мем и начинают искать случая поучиться. Я думаю, мне не надо добавлять, что разговор с незнакомцем часто является удобным случаем, чтобы порекомендовать книгу — завербовать новых участников. Фокус покус! Готов новый вирус разума.

В определенном смысле, Редфилд во многом прав. Я воспользуюсь его советом, чтобы дать Тебе самое ценное указание:

 

Используй любую возможность для распространения мемов, которые ты хотел бы передать людям.

 

Не все мемы, описанные в книге Редфилда, пришлись мне по вкусу. Когда кто-нибудь начинает говорить о «Небесном предсказании», я пользуюсь случаем и рассказываю о меметике. «О, это очень интересно», говорю я. «А ты слышал, что в этой книге скрыт психический вирус?» — и начинаю интересную дискуссию на тему психических вирусов.

Один из известных мне, искусственно созданных вирусов — то есть вирусов-изобретений — служит улучшению качества жизни, — так называемый План Борьбы с Голодом (The Hunger Project). Эта организация — дочерняя из созданных Вернером Эрхардом институтов, служащих самореализации человека «EST», а также «The Forum» (которые также являются вирусами-изобретениями, передающими мем обращения) — не скрывает, что ее единственная цель — пропаганда своих собственных мемов. План Борьбы с Голодом основывается на том, что его участники информируются о существовании проблемы мирового голода и их просят подключиться к делу его преодоления до 2000 года. Объединение не покупает продуктов, не высылает денег бедным, не выращивает риса — а только проводит лекции, на которых они приобретают новых сторонников плана и собирает вклады на вербовку следующих участников.

На первый взгляд, такая деятельность кажется бессмысленной, но недооценив влияние рассевания мемов, мы сделали ошибку. Миллионы людей, которые провозгласили, что сделают что-нибудь для ликвидации мирового голода, это великая сила — может быть они сами начнут действовать. Наверняка сам факт произнесения декларации способствует тому, что это становится более вероятным.

Так или иначе, этот вирус уже показал свою успешность с момента возникновения проекта до Плана Борьбы с Голодом желание участвовать выразили миллионы людей.

Победа над голодом стоит того, чтобы ее решить. Однако у меня в голове возникло нечто более амбициозное. Что ты скажешь о создании вируса, который очищал бы разум от других вирусов и вдохновлял бы людей к ведению полной, приносящей удовлетворение жизни? Как его пропагандировать? Откуда уверенность, что он не превратится во что-нибудь вредное? В следующем разделе я описываю подробности такой дезинфекции.

 

Раздел 12

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ

Если бы он только мог

сделать из своего гения морально

приемлемую пользу...

Maxwell Smart

 

Любая научная революция несет в себе серьезные философские вопросы. Относится это и к революции меметической. Трудно вообще говорить об очищении от вирусов умов и окружения, если мы не рассмотрим важные моральные проблемы.

Проблема первая: название раздела гласит, что мы можем избавиться от мемов, которыми мы заразились. Если же предположить, что разум есть своеобразный компьютер, который состоит из генетически обусловленного оборудования и меметической «программы», то станет ясно, что все мемы убрать невозможно! Мы должны для себя оставить некоторые из них, только какие выбрать? Таким образом мы подошли к извечному философскому вопросу: «Как мы должны поступать?», который, будучи перенесенным в новые условия, звучит: «Как нам следует себя запрограммировать?»

Другая проблема часто преследует психологов и терапевтов, использующих методы НЛП. Какими мемами ты хочешь запрограммировать других людей? «Какие мемы я должен пропагандировать?» Если ты поймешь, какое огромное влияние могут оказать распространенные Тобой мемы, то осознаешь, какая огромная ответственность на Тебе лежит.

ВСЕ РАЗРЕШИТСЯ САМО СОБОЙ

Многие люди не имеют желания заниматься этими проблемами. «Это так неестественно», — говорят они. «Чему быть, того не миновать» — подсказывает им предчувствие. Я был бы осторожен, давать ли волю такому предчувствию — ты наверное помнишь, чему служат «предчувствия»?

 

«Предчувствия» — это доисторические средства, увеличивающие шансы воспроизводства (репликации) ДНК.

 

Можно, конечно, вообще не думать об этих проблемах. Это тоже какой-то выход из ситуации. Если ты так поступишь, то оставишь дальнейшие судьбы эволюции в руках себялюбивых мемов, которые будут развиваться, чтобы поддерживать себялюбивые гены. Нет причин, по которым эволюция мемов должна была бы происходить в полезном для человека направлении. Армия вирусов разума, которые приковывают к информационным терминалам и принуждают к лихорадочному размножению информации, может набрать силу, если мы что-нибудь не сделаем в этом вопросе.

Возможно, ты считаешь, что я преувеличиваю, пророчествуя, что мы станем рабами компьютеров? Но присмотрись к людям, работающим в любом учреждении: восемь часов ежедневно они вглядываются в мониторы, выполняя инструкции, появляющиеся на экране, портя свое зрение, перегружая ладони и суставы. Чем они собственно занимаются? Вводят, размножают, сравнивают и анализируют информацию. Мемы. После работы они рассказывают друг другу свежие новости, скорее всего связанные с опасностью, едой и сексом. Опять мемы.

Нет выхода — без нашего вмешательства мемы не сделают ничего для выживания людей, не говоря уже о счастье. Мемы эволюционируют гораздо быстрее, чем гены. Мы должны либо изменить ход этой эволюции, либо подчиниться ее течению. Если мы хотим — ради блага человечества, жизни на земле или чего-то еще — управлять эволюцией мемов, то должны хватать быка за рога. Пока мы будем медлить с ответом на вышеупомянутые вопросы, до тех пор инфекция будет распространяться.

Если мы сами не выберем программирующие нас мемы и не решим, какие мемы /pдолжны распространять в обществе, то должны будем смириться с мыслью, что не найдем счастья и не исправим мир.

Да, некоторые медлят с ответом, а большинство людей вообще не задают себе таких вопросов! Как сказал Thoreau, люди живут в немом отчаянии. Почему? Действительно, какой в этом смысл? В любом кабаке ты найдешь философа, который скажет Тебе, что живут только раз и жизнь нужно рвать, как свежие вишни! Почему же мы так не поступаем? Потому что люди чувствуют, что оtr style=бязаны реализовать программы, навязанные им психическими вирусами! Пока они не освободятся, им трудно понять, что можно жить иначе, что нет прег/strongрад тому, чтобы самостоятельно подумать о своей жизненной цели и выбрать собственный путь.

Излечение этой инфекции, болезни, мучающей нас и всех других, будет требовать усилий. Если мы будем вечно сидеть на диване, уставившись в телевизор, то ситуация разовьется по пути, который может нам не понравиться. В таком случае будущее представится нам далеко не в розовом цвете. Скажем, Тебе и мне удастся вылечиться. Если мы не дадим лекарство другим, то люди по-прежнему будут вести пустую жизнь, не осознавая, что живут под диктовку психических вирусов. Поэтому мы должны действовать быстро.

Подумай, как бы Ты ответил на эти философские вопросы. Попробуй освободиться от нежелательных мемов, используя предложения, данные в дальнейшей части раздела. Если это Тебе подходит, то ты мог бы стать глашатаем нового метода воспитания детей. Давай вместе попробуем научить p style=их, как уберечься от заражения. Представь себе, сколько ты мог бы сделать, если бы смог воспользоваться жизненным шансом!

В дальнейшей части раздела я объясню первый вопрос: «Какие мемы включить в свою программу?» Затем представлю несколько методик, благодаря которым ты сможешь распознать элементы своей актуальной программы и освободиться от привитых вирусами мемов. В конце я хотел бы раскрыть второй вопрос: какие мемы мы могли бы пропагандировать, и в особенности, которые из них стоило бы передать следующим поколениям?

В ПОГОНЕ ЗА ИСТИНОЙ

Итак, у тебя есть шанс изменить свою программу. Какие мемы ты хотел бы усвоить? В то время, как большинство людей предпочитают не отвечать на этот вопрос, многие утверждают, что «хотят узнать правду». На первый взгляд, нет ничего плохого в желании запрограммировать себя настоящими мемами. Однако помни о словах Альфреда Уайтхеда: «все истины — в сущности лишь полуистины».

Мем-стратегия «усвоить истину» вызывает некоторые сомнения. Во-первых, нельзя узнать все обо всем. Наш мозг не в состоянии вместить всю информацию, составляющую истинный образ мира. Единственное, что можно сделать, это создать модель упрощенную, объясняющую большинство явлений. Перефразируя слова Уайтхеда, мы можем сказать, что вера в истинность этих моделей тешит только дьявола!

Во-вторых, в открытии истины нельзя зайти слишком далеко — это отнимает слишком много времени или же привносит слишком много путаницы. Хороший пример — экспериментальное изменение правил, которое ввел несколько лет назад американская Национальная Футбольная Лига (NFL). Когда деятели пришли к выводу, что даже самые лучшие судьи делают ошибки, то решили ввести еще одного судью, который смотрел бы матч по телевидению В случае спорного решения, этот судья мог остановить игру, посмотреть повтор в записи и в случае необходимости изменить решение арбитра. Благодаря соответствующим техническим сооружениям, позволяющим просмотреть спорное событие в замедленном темпе и с разных камер, «телевизионный судья» теоретически мог вынести самое объективное решение — это он знал всю правду!

Несмотря на это в 1995 году деятели NFL проголосовали за окончание эксперимента. Они убедились, что игра не стоит свеч: нет смысла прерывать развлечение зрителей только затем, чтобы точнее изучить все дело. Когда они поняли, что должны выбирать между истиной и развлечением, то выбрали второе.

Люди, запрограммированные мемом «стремления к истине», часто теряют время на анализ прошедших событий: они выясняют, кто был прав, раздумывают о причинах и так далее. Они напоминают судей, которые прерывают игру, только чтобы посмотреть запись — в поисках «истины» они растрачивают всю жизнь и все удовольствия, которые она с собой несет.

В-третьих, «истина» всегда основана на каких-либо положениях, то есть — мемах. Пока ты хорошо не узнаешь собственную меметическую программу, до тех пор не поймешь, что постижение истины зависит от определенных исходных мемов. Жизнь научила меня, что чем лучше я знаю свою программу, тем реже встречаю абсолютные истины.

Мы уже познакомились с подходом «чему быть, того не миновать» и «я должен стремиться к истине». Существуют ли еще какие-то другие метастратегии создания собственных программ?

НА СЛУЖБЕ У ДНК

А может мы должны посвятить жизнь своему ДНК? Хотя pмне лично такое решение никогда не подходило, ничто не мешает Тебе усвоить мем «служить собственным генам». Если ты — женщина, постарайся иметь как можно больше детей, то есть столько, сколько сможешь родить. Если ты — мужчина, оплодотворяй, оплодотворяй и еще раз оплодотворяй! Выбрось презервативы! Обзванивай банки спермы и предлагай стать донором! Много путешествуй и создай несколько семей в разных городах! Конечно если ты службу ДНК воспринимаешь серьезно.

Но почему ты должен останавливаться на своем личном ДНК? Не мог ли бы ты оказать услугу всему ДНК человечества, или, предположим, всех зверей, насекомых, бактерий или даже... вирусов?

Если твоя цель такова, то не рассчитывай, что все утрясется само собой. Ты должен думать — а возможно, с этим ты будешь чувствовать себя не наилучшим образом. Ты должен будешь также помнить о своей цели и запрограммироваться на ее достижение. Ну что ж, если уж говорить о цели жизни, то мне кажется, что служение ДНК — это не самая лучшая идея.

ЦЕЛЬ ЖИЗНИ

Среди известных мне людей лучше всего живут те, кто имеет какую-то жизненную цель. Благодаря этому можно совершить множество вещей. Ты должен знать также, что существует много культов, фирм и других психических вирусов, которые жаждут подсунуть свои цели другим! Особенно я советовал бы Тебе решиться на так называемую «высокую цель», обеспечивающую жизнь, полную радости и удовольствия.

Психологи Абрахам Маслоу и Виктор Франкл заметили, что люди, которые не хотят или не могут заниматься собственными делами или угрожающей опасностью, имеют потребности иного рода, называемые «стремлением к высшей цели», «призванием» или «самореализацией». Откуда берутся эти потребности? По этому вопросу мнения различны: одни считают, что призвание — есть дар Божий, другие — что все высшие потребности «попросту существуют» в наших мозгах — их существование — это побочный эффект деятельности ДНК, очередной метод его репликации. Так счастливо складывается, что две точки зрения могут служить базой для дальнейших рассуждений на тему связи высших потребностей с мемами.

Трудно перечислить все высшие потребности — их больше, чем второстепенных «чувствительных пунктов», описанных в главе 5. Что касается меня, то мне приносит большую радость помощь другим в поисках жизненных целей — с этой мыслью я писал первую книгу Getting Pasl OK. («Больше, чем согласие») и вел курс «Your Life's Work» («Дело Твоей жизни»). Высшие влечения, склоняющие людей как можно лучше использовать жизнь, составляют то, что некоторые называют духовностью.

 

Когда люди придут к выводу, что жизнь — это не только повседневные хлопоты, то они начинают ощущать потребность стремиться к своей жизненной цели.

 

Вирусы ума усложняют реализацию жизненных планов. Мы даже не осознаем, что в наших головах полно непрошенных гостей. Когда мы их найдем и выдворим, то сможем наконец по-настоящему воспользоваться собственной жизнью.

ДЗЕН И ИСКУССТВО ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ

Мастера дзен наверняка никогда не слышали слова мем. Не смотря на это суть их взглядов состоит в осознании программирующих мемов. Трудно переоценить достоинства методики, благодаря которой мы можем осознанно освободиться из-под гнета психических программ.

Этой цели служит практика дзена: медитация и разрешение задач-загадок, называемых коанами. Адепты учатся видеть вещи такими, какие они есть, а также отделять искусственные мемы-категории, то есть идеи и понятия. Каждый, кто практиковал дзен, может подтвердить, что этого собственно нельзя объяснить — это надо пережить. Дзен позволяет испытать ощущение чудесной ясности и спокойствия ума. Воистину, прекрасный метод избавления от психических вирусов — насколько ты, конечно, имеешь желание посвятить этому двадцать лет (как говорят мастера дзен, если тебе не терпится, то даже тридцать).

Несмотря ни на что, дзен не дает ответа на вопрос, как лучше всего использовать жизнь. Кроме того, он позволяет избавиться от вирусов только единицам, а не обществу — а именно в нем нам выпало жить. Нет ничего удивительного, что большинство историй о монахах дзен имеют похожий конец: их герои решают до конца своих дней сидеть в одиночестве на вершине горы или под мостом. Когда очистится разум, легко прийти к выводу, что остальные люди бегают бесцельно, как кот за клубком.

Если ты раздумываешь, могла ли бы принести тебе пользу практика дзен или осознание всей глубины собственной мысли, попробуй выполнить простой тест. Способен ли ты без труда прервать внутренний разговор с самим собой и просто быть? Отложи книгу и постарайся минуту не думать ни о чем. Да, сделай это сейчас.

Ну и как? Если тебе было трудно это сделать — ты вел безмолвный диалог или появляющиеся мысли не позволяли увидеть окружающий мир — то вероятно, неплохо было бы, если бы ты научился искусству замечать мысль. Когда тебе станет скучно и захочется включить телевизор, попробуй метод, который лично мне оказывает ценные услуги — форму медитации, не имеющей в себе ничего мистического. Просто сядь удобнее и очисти мозг от всех мыслей. Если они начнут приходить, не реагируй на них, а только заметь их присутствие и позволь им уйти. Если сможешь, посвяти этому упражнению пять минут. Понаблюдай за своим самочувствием.

Когда ты научишься прерывать внутренний диалог, то сделаешь первый шаг к освобождению от тирании вирусов разума. Это не значит, что ты сразу распознаешь, какие из используемых программ служат Твоим планам, а какие были привиты психическим вирусам. Так или иначе, ты сможешь сознательно их выключать. Кроме того, когда ты утихомиришь разум, то дашь возможность блеснуть интуиции, благодаря которой можешь избавиться от сложившихся привычек и прийти туда, куда не смел идти.

Искусство дзена — это не только наука прерывания внутреннего диалога. Ученик пытается смотреть на жизнь с разных точек зрения, представленных ему мастером в форме коанов.

 

Рассматривая жизнь с разных точек зрения, ученик в конце концов понимает, насколько нереальны его убеждения, касающиеся природы действительности.

 

Энтузиасты дзен считают, что он позволяет отменить все существующие убеждения и посмотреть на мир совсем по-другому. Я не могу похвастаться, что провел 20 лет в монастыре дзен, но должен признаться, что я больше всего научился во взрослой жизни, когда я смотрел на вещи с разных сторон и искал ошибки в упрямо проповедуемых убеждениях. Когда я их наконец отбрасывал, знакомые вырастали как из-под земли и поздравляли меня, радуясь, что я что-то в себе изменил. «Почему вы не сказали мне об этом раньше?» — спрашивал я. «Мы пытались, но это ничего не давало», — отвечали они хором.

Смягчению убеждений могут служить даже ссоры. Вместо того, чтобы дать понять, что ты прав, или же покинуть поле битвы, попробуй посмотреть на вещи с точки зрения оппонента. Когда собеседник скажет: «Именно это я и имел ввиду!» — окажется, что ты овладел этим трудным искусством. Может быть и так, что «противник» вовсе не имел намерения с тобой спорить, а только хотел, чтобы ты хорошо его понял.

После обучения новой точке зрения, постарайся несколько раз именно так посмотреть на проблемы ближайших дней. Посмотри, как ты будешь с этим себя чувствовать. Даже если ты не примешь какого-то убеждения, то по крайней мере поймешь, откуда берутся разные реакции людей на определенные вещи. Это умение пригодится Тебе, независимо от того, что ты хочешь сделать со своей жизнью.

 

Программа, которой мы заразились, до такой степени переполняет умы, что мы не сможем найти время и высечь достаточно энергии, чтобы реализовать свои жизненные стремления.

 

По сути, большинство людей не знает, что они хотят от жизни. Отслеживание собственных мыслей и смягчение убеждений — в любом случае самая лучшая из известных мне дорог к пониманию того, где заканчивается собственное «я» и начинается чужая программа. Этой дорогой стоит пойти!

ПИРАМИДА ОБРАЗОВАНИЯ

Вирусы ума используют методы, называемые эвристическими действиями, с помощью которых мы учимся. Отступая от эвристики, касающейся только выживания и размножения, ты можешь успешно противостоять психическим вирусам.

В жизни мы проходим разные эвристические этапы, устанавливая их один на другой — таким образом создается своего рода пирамида. Переход с одного уровня на другой — это не столько познавание новых принципов, сколько усвоение нового стиля обучения, то есть, попросту иной взгляд на мир.

 

Мы отбрасываем старые убеждения словно бабочки, покидающие свои коконы.

 

Убеждения, из которых мы вырастаем, необязательно плохи. Совершенное овладение каким-нибудь методом деятельности имеет неоспоримую ценность. Например, дети вначале учатся целым числам и совершенствуют владение этим разделом арифметики, а только потом переходят к дробям и действительным числам. Такой порядок вещей не означает, что дети должны забыть о целых числах.

Вырастая из убеждений, мы их скорее переступаем, чем отвергаем. Мы не забываем о том, что было, но начинаем замечать, что игра идет на большую ставку. Как ты сам увидишь, вступление на третий уровень образования позволяет вести независимую, целеустремленную, радостную и полную значения жизнь — вещь, которой невозможно достичь на первом и втором уровне.

Первый уровень образовательной пирамиды — это врожденная генетическая программа. Все навыки этого уровня ты унаследовал от предков — и ты не должен прилагать специальных усилий, чтобы воспользоваться их благосклонностью.

На этом этапе принимают участие четыре основных влечения, общие у людей и животных, позволяющие выжить и размножиться. Голод, гнев, страх и желания притягивают или отталкивают, давая возможность жизни без необходимости дальнейшего обучения. Все тра /pдиционное обучение, от детского сада до высшей школы, это попытки выйти за первы й уровень.

Часть людей задерживается на первом этапе, никогда не переходя на второй уровень. Отсутствие дисциплины, моральных принципов и умения предвидеть приводят к тому, что эти люди ведут хаотическую жизнь, не способны найти постоянную работу и установить настоящий контакт с другим человеком. Хотя иногда они радуются жизни больше, чем люди второго уровня, наверняка им чего-то не хватает.

Так же как первый уровень пирамиды составляли четыре влечения, основой второго уровня являются три фундаментальных умения: чтение, письмо, арифметика. На этой фазе мы ходим в школу, получаем различные практические навыки и изучаем разнообразные отрасли знаний. На этом уровне мы знакомимся не только с основами знаний, но также с вещами более сложными, такими, как информатика, политика, психология и религия.

Большинство людей задерживаются на этом уровне. Получение знаний и убеждений, необходимых, чтобы удержаться здесь, требует столько усилий и времени, что задача прохождения на высший уровень кажется не столько невозможной, сколько не стоящей таких усилий. Кроме того, люди, которые осознают, насколько приятне е жить на втором уровне по сравнению с первым, удовлетворены своей системой убежден0ий и не склонны от нее избавляться.

 

Люди, которые слишком долго остаются на втором уровне, чувствуют себя выгоревшими, имеют впечатление, что ходят по кругу или же что жизнь потеряла смысл.

 

Они становятся апатичными и едкими. Многие «живут в немом отчаянии», как сказал Thoreau. Некоторые пытаются найти какой-нибудь спасательный круг: становятся набожными или же свято верят, что жизнь не имеет смысла. Те и другие надеются, что вера в «абсолютную истину» позволит им выйти из тупика. Они возвращаются к методикам, которые когда-то приносили успехи, приобретают новые умения, учатся заочно или меняют веру. Пока все же они не перестанут верить, что только их убеждения единственно верны, они останутся на этой стадии.

Возможно, ты раздумываешь, на каком же уровне находишься ты сам. Как я уже говорил, большинство людей находятся на втором. Ведь Тебе никто не сообщит, что необхо/pдимо перейти на третий уровень. Весьма возможно, что ты вообще не веришь в его существование, а если p style=даже так, то наверняка считаешь, что ты уже его достиг. Если ты пребываешь в немом отчаянии, то по-прежнему остаешься во второй фазе. Еtext-align: justify;сли ты часто скучаешь, не имеешь ни к чему желания, низкого мнения о себе, чувствуешь себя обиженным, виноватым, дезориентированным, слабым или считаешь, что жизнtext-align: justify;ь не имеет смысла, то также стоишь на втором уровне пирамиды. Если ты просто поступаешь так, как обычно, и не задумываешься о своей жизненной цели, то пребываешь на втором или первом уровне.

А теперь кое-что о третьей фазе развития. Если ты застрял на второй стадии, то наверняка захочешь сравнить то, что я скажу, с тем, что ты уже знаешь и сделать на основе этого какой-то вывод. Эта стратегия обучения, типичного для второго этапа, не выдерживает экзамена на третий уровень. Попробуй Смириться с мыслью, что возможно существует что-то, что совершенно отличается от известных тебе вещей.

На третьей стадии мы пытаемся научиться тому, что жизнь можно формировать, ваять, используя два орудия: личную программу и жизненную цель. Мы открываем, что жизнь может быть чем-то иным, чем беспорядочная беготня по лабиринтам знаний, убеждений, планов и препятствий для преодоления. Медленно мы выбираемся из лабиринта на свободу — мы становимся людьми свободными от общественного давления, вины, а также от психических вирусов. (Знаешь, что собственно самое плохое в гонках крыс? Даже если ты выиграешь, то все равно останешься крысой).

Люди, вступающие на третий уровень пирамиды, выбирают для себя цель, которой они подчиняют все остальное. Разногласие между избранной целью и старыми мемами со временем приводит к созданию новых мемов, способствующих жизненным планам. Таким образом они все более успешно движутся к цели. Если ты хочешь пойти по этому пути, выбери себе цель, которая будет стоить Твоих усилий, будет вдохновлять Тебя в работе, обеспечит чувство смысла жизни и прежде всего удовлетворение — так, чтобы ты мог радоваться жизни и хорошо выполнять профессиональные дела.

ПРОПОВЕДУЙ СВОИ МЕМЫ

Если Твоя цель будет иметь что-нибудь общее с влиянием на жизнь других людей, то ты должен обдумать второй вопрос, указанный в начале раздела: какие мемы ты хочешь распространять? Как и с первым вопросом, здесь тоже существует много ответов.

Люди часто руководствуются принципом: «Живи и не мешай жить другим». У меня свои убеждения, у тебя — свои, все в порядке. Это мировоззрение, производная стратегии — «чему быть, того не миновать», оставляет эволюцию на растерзание себялюбивым репликаторам, которых не интересуют человеческие судьбы. Это очень выгодная точка зрения, можно сказать: совершенно необходимая позиция толерантных людей, живущих в свободной стране. Однако ты должен признать, что есть разница между навязыванием убеждений тоталитарной властью и распространением людьми мемов, которые они считают важными. Если мы хотим сделать что-то для других, то должны превозмочь нежелание их обращать. В противном случае в борьбе за место в умах победят вирусы, которые не столь щепетильны.

Предположив, что ты действительно мог бы изменить жизнь людей к лучшему, сознательно распространяя определенные мемы, какие мемы ты бы выбрал? Я оставляю решение за Тобой. Зная меня, как автора книг «Психические вирусы» и «Getting Past OK», ты должен понять, что мне нравятся люди, которые радуются жизни и имеют ясное и конкретное представление о мире. В каком мире ты хотел бы жить? Вперед, за работу, реализуй свои желания!

Если не смотря ни на что, ты считаешь, что нельзя вмешиваться в убеждения взрослых людей, то есть, распространять мемы, то ты наверняка согласишься со мной, что стоит воздействовать на детей, изменяя их убеждения — формировать. Что нового может сказать меметика о детском образовании? Поможет ли учение о мемах уберечь детей от опасности инфицирования психическими вирусами или удалить вирусы, которыми они уже заразились?

КАК ПОМОЧЬ ДЕТЯМ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ?

Образование можно рассматривать как процесс передачи из поколения в поколение фактов и идей, то есть, копирование мемов. В этом смысле система образования в значительной степени подвержена воздействию психических вирусов — более, чем другие социальные институты.

Мемы традиции чувствуют себя в школах очень хорошо. Когда Ты осознаешь это, удивит ли Тебя факт, что мы по-прежнему используем систему оценок, созданную Платоном более двух тысяч лет назад? Что ты скажешь на то, что хотя давно прошли времена, когда студенты обязаны были возвращаться в родные края и помогать в сборе урожая, им по-прежнему предоставляются летом три свободных месяца? А вот мой любимый парадокс: хотя уже несколько десятков лет известно, что чтение лекций — наверное, самый неэффективный метод обучения, большинство занятий по-прежнему строятся по этому принципу.

Разве в копировании фактов и концепций состоит главная цель образования? Ведь мы знаем, что если мы не приложим сознательного усилия, то нам выпадет доля рабов мемов, живущих для того, чтобы закреплять и распространять мемы, имеющие наибольшую пробивную силу.

 

Может ли образование заниматься чем-то иным, нежели вбивать мемы в детские головы?

 

 «ИМ ЕЩЕ НЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ОНИ ДОЛЖНЫ ДУМАТЬ»

Когда я ходил в среднюю школу, моя учительница по русскому языку рассказывала о системе образования в стране, которая называлась Союз Советских Социалистических Республик, где она была на практике. Образование основывалось там на выполнении упражнений и заучивании на память. На уроке учитель воспроизводил соответствующий текст, а ученики повторяли за ним. Когда моя учительница вспоминала об американских методах работы с учениками, заключающихся в обсуждении их собственных размышлений, связанных с обсуждаемой темой, то она очень удивила этим свою русскую коллегу. «Как они могут обсуждать собственные рассуждения?» — спросила русская. «Ведь им еще не сказали, что они должны думать!»

Ее удивление показывает, какой большой прогресс совершился в области образования на протяжении последнего столетия: ведь главное — не то, чтобы ученики запоминали факты, но чтобы они научились думать. «Новая математика», введенная в школах в 60-х годах, должна была развивать способность к абстрактному мышлению о математике, в отличие от предшествующей системы, которая делала акцент на овладение в памяти всеми превращениями и образцами. Создателей нового метода образования тешила идея, что если ученики овладеют способностью мыслить только в этой области, научатся пользоваться жизнью — это должно было быть поколение юных Эйнштейнов.

Мне кажется, что план удался, по крайней мере что касается учеников, которые имели желание учиться. Сегодня образованные молодые люди способны абстрактно мыслить на любую тему — начиная с политики и заканчивая воздействием собственных вирусов — способствуя расцвету программ «talk show» и всей сферы здравоохранения. Изменение системы образования — устранение мема «что думать» о том, как — отодвигание мема «что думать» в пользу «как думать», вместе с событиями, типа аферы Watergate и войны во Вьетнаме, подрывающими доверие к авторитетам, породило поколение людей сомневающихся. Они обдумывают, почему дела обстоят так, а не иначе, что главное в жизни, что в ней можно изменить — они недовольны.

НОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Первые восемнадцать лет учебы можно использовать намного лучше. Почему мы отказываемся от этого шанса? Чему нам следует учить детей и кто должен это решать?

Неприятный ответ на вопрос, почему есть так, как есть, можно найти на страницах этой книги. Общество, культура, а также власть выглядят так, а не иначе, поскольку это — продукты эволюции мемов, а не организации, созданные для блага человека. Однако допустим, что мы в состоянии изменить систему образования детей. Как она должна была бы выглядеть?

Представь себе, что Твоя задача — создать совершенно новое, развитое общество, в котором каждый ребенок имел бы шанс на прекрасную, наполненную жизнь. У тебя есть кадры — знаменитые учителя и группка деток, поступающих в первый класс. От Тебя зависит, как поступать с этими детьми в течение ближайших двенадцати лет. С чего бы ты начал?

Проблема актуальной системы образования заключается в том, что мы слишком редко задаем себе такие вопросы. Если даже такое случается, то новаторские предложения быстро пресекаются поведенческими факторами и отступают перед человеческим страхом перемен. Однако до людей начинаетtext-indent: 35px; text-align: justify; доходить, что что-то не так. Мы часто слышим в последнее время о достоинстве ученика и эффективном обучении, что подtext-indent: 35px; text-align: justify;/emтверждает существование тех, кто по крайней мере задумывается над всем этим.

Люди отдают детей в частные школы, если только могут себе это позволить; все чаще родители сами учат детей; результаты школьных экзаменов с каждым годом все хуже — эти сигналы показывают, что система образования переживает серьезный кризис. Как с ним справиться? Если мы даже найдем решение, как убедить «верхи» в том, что необходимо ввести их в жизнь.

ЧТО ЖЕ САМОЕ ГЛАВНОЕ?

Поспеши, включи тормоза! Ты только что родился. У тебя ни больше, ни меньше — всего одна жизнь. Ты должен научиться всему, что необходимо для жизни, а потом жить. Готов? Старт!

Чему ты будешь учиться? Языкам? Изучать столицы мира? Математику? Историю музыки? Ты можешь выбрать все, кроме того, что уже знаешь, благодаря генам, с которыми ты пришел в мир. К сожалению, ты не можешь продлить контракт. Если ты веришь в такие вещи, то можешь поискать какого-нибудь медиума или ясновидящего, который передаст Тебе часть Твоих предыдущих воплощений, тем не менее тебе придется потратить немного драгоценного времени и энергии, так же как и на другие формы обучения.

На рынке имеется около 1,4 миллиона названий книг, не упоминая уже архивных библиотечных экземпляров. Около 100000 новых позиций появляется каждый год. Тебе не хватит времени, чтобы прочесть их все. Какие из них ты выберешь?

У Тебя — пять миллиардов соседей — жителей Твоей планеты. С кем ты будешь разговаривать, за кем наблюдать, у кого учиться? На какие уроки ты будешь ходить, а с каких будешь сбегать,Вирусы ума усложняют реализацию жизненных планов. Мы даже не осознаем, что в наших головах полно непрошенных гостей. Когда мы их найдем и выдворим, то сможем наконец по-настоящему воспользоваться собственной жизнью./h2 чтобы просиживать в кафе, напиваться на вечеринках и учиться «настоящей» жизни? С кем ты свяжешься эмоционально? Ты должен знать, что брак это самый лучший (и вообще самый дорогостоящий) курс самосовершенствования. Времени у тебя хватит узнать только нескольких человек. Быстро, выбирай!

Трофеи генетической эволюции и последние достижения медицины и технологии позволяют Тебе выжить в материальном, физическом смысле. В мире разума, в делах общества и культуры, проблемы выглядят совершенно по-другому. Ты должен всему учиться с нуля. Если ты не возьмешься за учебу, то, конечно, выживешь, но, возможно, никогда не узнаешь, что пропустил, к чему ты мог прийти, как могла бы выглядеть Твоя жизнь. Выхода нет надо браться за дело.

Много говорят о недостатках американской системы образования. Критики часто подчеркивают, что японские дети проводят в школе гораздо больше времени. Их модель образования, как утверждают ее сторонники, готовит лучших и более плодотворных работников. Мой вопрос: для того ли мы учим детей, чтобы они работали лучше и производительнее?

Я считаю, что нет. Образов Если ты раздумываешь, могла ли бы принести тебе пользу практика дзен или осознание всей глубины собственной мысли, попробуй выполнить простой тест. Способен ли ты без труда прервать внутренний разговор с самим собой и просто ание должно иметь целью расцвет общества, превращение его членов в людей свободных, счастливых и удовлетворенных. Боюсь, не все со мной согласятся.

Если ты раздумываешь, в чем заключается смысл жизни, то без труда найдешь людей или организации, которые дадут тебе ответ. Проблема в том, что, принимая чьи-то взгляды по такому важному вопросу, ты служишь чьим-то интересам или же становишься очередной жертвой какого-нибудь религиозного объединения. Тем временем существующая тенденция придания более светского характера школьным программам создает духовную пустоту в умах выпускников, которые через несколько лет начнут поиски смысла жизни.

Должна ли школа учить духовным ценностям? Я думаю, нет — и по многим причинам. Во-первых, власть есть источник коррупции. Люди или группировки, которые получают право выбора прививаемых ценн width=остей, вскоре оказались бы заражены уже существующими коварными или злыми психическими вирусами, не говоря уже о новых, возникших специально по этому случаю. Принцип отделения государства от церкви позволяет избежать этой опасности.

Возможно, разрешением кризиса образования было бы отделение школы от государства. Кто знает, не пришло ли время признать ошибку и отринуть идеи государственных школ? Такое впечатление, что существующая система образования — институт, управляемый централизованно, власть в котором сосредоточена в руках немногочисленной группы людей или организаций — просто слишком чувствительна к инфекции психических вирусов.

Теоретически следовало бы ликвидировать государственные школы и создать свободный рынок образования.

КТО ДОЛЖЕН РЕШАТЬ?

Действительно, кто? Кто должен решать, какие программы должны усвоить дети перед вступлением во взрослую жизнь? В настоящее время в этом вопросе мы отдались на волю случая. По существу, школы имеют настолько малую силу воздействия, что дети программируются, прежде всего, телевидением. С некоторых пор в школах прекратили попытки сознательного формирования жизни учеников. Перегруженные учителя жалуются, что являются единственными людьми, которые пытаются что-то сделать, но не справляются. В результате дети, которые не находят опоры в семье, оказываются захлестнутыми волной субкультур, рассеивающих привлекательные для молодых людей, мощные мемы молодежных группировок.

Говоря, что передача детям соответствующих ценностей — это задача родителей, мы ничего не делаем для детей, у которых собственно нет семей. Развитие интересов детей и объяснение им, что у них впереди великое будущее — вот задача школы.

ОЧЕРЕДНОЕ ВЕЛИКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ

Следующая фаза реформы образовательной системы должна по размаху равняться предыдущей, в которой мы прошли от заучивания на память до науки мышления. В этот раз мы должны научить наших детей самостоятельно решать, что для них в жизни самое главное, облегчить им переход на третий уровень пирамиды образования.

Пусть они сами откроют, что их увлекает, что мотивирует, благодаря чему они чувствуют себя ценными, ради чего стоит жить. Пусть поймут, что цель жизни состоит скорее в том, чтобы воспользоваться ответами на эти вопросы, чем служить бесцельным, самоускоряющимся механизмам культуры. Это нечто большее, чем привить им «уважение к авторитетам» или навязать, чтобы они «сбрасывали ярмо доминирующих і парадигм». Наша задача — научить детей как быть осознанными. Осознание, осознание и еще раз осознание!

Ты немного боишься, правда? Только таким путем мы вырвемся из рабства мемов и передадим руль эволюции нашего вида в руки людей, абсолютно убежденных, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и стремление к счастью. В настоящий момент дети учатся только тому, как получать хорошие оценки и получать похвалы. Стремясь исключительно к признанию, они вступают в члены Клуба Вирусов. Если мы не научим их отыскивать собственные ценности и реализовывать намерения, то они станут автоматами, кнопки которых — чувствительные места — будут раздражаться различными психическими вирусами.

Сформулировать конкретную программу обучения, благодаря которой можно было бы научить всех детей, как быть независимым и счастливым, — это очень трудная задача. Еще труднее было бы убедить школы и учителей ее принять и применять. Это кажется совершенно невозможным — но есть ли у нас другой выход? Написав эти слова, я сделал первый небольшой шаг к реализации этого намерения. Остальное зависит от Тебя. И не откладывай работу, ты имеешь дело с реальным кризисом.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ 

 

 

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УКУСИЛ СОБАКУ

КРИЗИС PAЗУMА

 

СМЕНА ПАРАДИГМЫ

 

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ

 

МОЙ ПЛАН

 

РОЖДЕНИЕ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

 

МЕМЫ

 

МЕМЫ И МЕМЕТИКА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕМА

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

КОГНИТИВНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

РАБОЧЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

МЕТАМЕМЫ

 

«ХОРОШИЕ МЕМЫ» И ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ

 

РАЗУМ И ПОВЕДЕНИЕ

 

ИНСТИНКТЫ И ПРОГРАММЫ

 

МЕМЫ-КАТЕГОРИИ

 

МЕМЫ-СТРАТЕГИИ

 

МЕМЫ-АССОЦИАЦИИ

 

ВЛИЯНИЕ ПРОГРАММ.

 

ДАВЛЕНИЕ СРЕДЫ

 

ТВОЯ СОБСТВЕННАЯ ПРОГРАММНАЯ БАЗА

 

ЛОВУШКА ПРАВДЫ

 

ВИРУСЫ

 

ВИРУС — ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

 

ПРОСТО ВЫПОЛНЯЮ ПРИКАЗЫ

 

ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ УСПЕХ ВИРУСА

 

РАЗУМ

 

ЭВОЛЮЦИЯ

 

ЭВОЛЮЦИЯ И ЭНТРОПИЯ

 

КОПИРОВАНИЕ

 

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ

 

СЕБЯЛЮБИВЫЙ ГЕН

 

ИНАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ

 

К ЧЕМУ ВЕДЕТ ЭВОЛЮЦИЯ

 

ЭВОЛЮЦИЯ ЭТО НЕ ТЕХНИКА

 

ЭВОЛЮЦИЯ ВИДОВ

 

КОНЕЦ ЭПОХИ

 

ЭВОЛЮЦИЯ МЕМОВ

 

СЕБЯЛЮБИВЫЙ ГЕН РАЗУМА

 

ТАКИЕ ЖЕ СЕБЯЛЮБИВЫЕ МЕМЫ

 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ МЕМА

 

ЗАЧЕМ НУЖЕН МОЗГ?.

 

ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩЕНИЯ

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ МЕМОВ

 

ЧТО РАЗДРАЖАЕТ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ТОЧКИ

 

СОЗНАНИЕ

 

ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ТОЧКИ ВТОРОГО ПОРЯДКА

 

ЛУЧШЕ ПРИСПОСОБЛЕННЫЕ МЕМЫ

 

СТАРЫЙ МОЗГ В НОВОМ СВЕТЕ

 

С ДАЛЬНИМ ПРИЦЕЛОМ.

 

СЕКС — ФУНДАМЕНТ ЭВОЛЮЦИИ

 

БОРЬБА ЗА СЕКС

 

КАК В ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА БЫЛО С СЕКСОМ?

 

ИСТОЧНИКИ СЕКСИЗМА

 

ВРЕМЯ ДЛЯ АВТОРА

 

ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЭВОЛЮЦИИ СЕКСА

 

ЦИВИЛИЗУЮЩАЯ РОЛЬ ЖЕНЩИН

 

ХИТРОСТИ

 

ОЧЕРЕДНОЙ ПЕРЕРЫВ ДЛЯ АВТОРА — ЭВОЛЮЦИОННЫЕ "МОТИВЫ"

 

ЭВОЛЮЦИЯ ОБМАНА

 

НАЙТИ НИШУ

 

НРАВЫ И ЛИЦЕМЕРИЕ

 

С РАЗНЫХ ПЛАНЕТ

 

СЕКСУАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ПУНКТЫ

 

БУДУЩЕЕ СЕКСА

 

ВЫЖИВАНИЕ И СТРАХ

 

ЭВОЛЮЦИЯ СТРАХА

 

ПОЧЕМУ ЭТО ПЕРЕСТАЛО ДЕЙСТВОВАТЬ?

 

СТРАХ И УЗЫ КРОВИ

 

ПСИХОЛОГИЯ АЗАРТА

 

ЛЕГЕНДЫ УЛИЦЫ

 

ПРЕДРАССУДКИ

 

ПОБЕДИТЬ СТРАХ

 

КАК ПРОГРАММИРУЕТСЯ ПСИХИКА

 

ИНФИЦИРОВАНИЕ

 

УСВОЕНИЕ

 

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

 

ТРОЯНСКИЕ КОНИ

 

ПРОДАЖА И ПРОГРАММИРОВАНИЕ

 

ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ

 

БОЛЬШОЙ ФИНАЛ — ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС

 

ПРИЯТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ЯЗЫК ТЕЛА

 

НЕ ДАЙ СЕБЯ НАДУТЬ

 

ВИРУСЫ РАЗУМА

 

ВНЕДРЕНИЕ

 

ВЕРНОЕ КОПИРОВАНИЕ

 

РАСПРОСТРАНЕНИЕ

 

ВИРУСЫ КУЛЬТУРЫ

 

ТЕЛЕВИДЕНИЕ И РЕКЛАМА

 

ЭВОЛЮЦИЯ РЕКЛАМЫ

 

MEM — ТО, ЧТО НУЖНО

 

ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ ПРОГРАММЫ

 

НОВОСТИ

 

ТЕОРИИ ЗАГОВОРА

 

 

НАШИ ЛЮБИМЦЫ

 

ПОПРОШАЙНИЧЕСТВО

ИНСТИТУТЫ ВЛАСТИ

 

ЧЕРНЫЙ РЫНОК

 

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА

 

ПРИЧИНЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТУПИКА

 

У ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ БЫВАЮТ ПЛОХИЕ МЕМЫ

 

РАЗРАСТАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР

 

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ РЕЛИГИИ

 

ЗАЧАТКИ РЕЛИГИИ

 

АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА

 

Мtext-indent: 35px; ЕМЫ РЕЛИГИИ

 

НАУКА И РЕЛИГИЯ

 

ВО ИМЯ БОЛЬШЕЙ СЛАВЫ БОЖЬЕЙ

 

ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ СОЗДАНИЯ ВИРУСОВ

 

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ БУДУЩЕГО

 

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ, ПРИНОСЯЩИЕ ПРИБЫЛЬ

 

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ ВЛАСТИ

 

ПСИХИЧЕСКИЕ ВИРУСЫ НАПРОКАТ

ВИРУСЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

 

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ

 

ВСЕ РАЗРЕ614ШИТСЯ САМО СОБОЙ

 

В ПОГОНЕ ЗА ИСТИНОЙ

 

НА СЛУЖБЕ У ДНК

 

ЦЕЛЬ ЖИЗНИ

 

ДЗЕН И ИСКУССТВО ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ

 

ПИРАМИДА ОБРАЗОВАНИЯ

 

ПРОПОВЕДУЙ СВОИ МЕМЫ

 

КАК ПОМОЧЬ ДЕТЯМ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПСИХИЧЕСКИХ ВИРУСОВ?

 

«ИМ ЕЩЕ НЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ОНИ ДОЛЖНЫ ДУМАТЬ):

 

НОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

 

ЧТО ЖЕ САМОЕ ГЛАВНОЕ?

 

КТО ДОЛЖЕН РЕШАТЬ?

 

ОЧЕРЕДНОЕ ВЕЛИКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

 

 

ЛР№ 064685 от 01.08.96

Подписано в печать 21.12.2001. Формат 60x881/16.

Печать офсетная.

Бумага газетная. Печ. л. 12,0.

Доп. тираж 2000 экз. Заказ 8890.

Информационно-внедренческий центр "Маркетинг"

129347, Москва, Ярославское ш., д. 142, к. 89

 

Отпечатано с готовых диапозитивов

в Производственно-издательском комбинате ВИНИТИ,

140010, г. Люберцы, Московской обл., Октябрьский пр-т, 403.

Тел. 554-21-86

 

 

 

 

top/td66

614

 

Скачать:
Ричард Броуди «Психические вирусы»(DJVU) (DOC)

Bosonozhki Tufli Krossovki Kedy Baletki Sandalii Mokasiny Botilony Sapogi Botinki Slancy Sabo Dutiki Lunohody